Военная проза

«Читайте книги о войне»

ИСТРИНСКАЯ центральная районная библиотека имени А.П.Чехова поздравляет всех жителей Истринского района с 65-летием Великой Победы!

Дорогие ветераны Великой Отечественной войны и труженики тыла!

Эта Победа бесценна, и тем строже наша обязанность хранить и беречь наследие Великой Победы!
Пусть каждый из нас помнит о том великом дне.
Пусть небо всегда будет мирным, а каждый новый день будет добрым.
Желаем всем крепкого здоровья, уверенности, успехов и благополучия!
Низкий поклон вам за ваш бессмертный подвиг!

Читайте книги о войне!
Приглашаем в библиотеку и предлагаем

Литературный обзор жизни и творчества писателей-фронтовиков

А всего иного пуще
Не прожить наверняка —
Без чего? Без правды сущей,
Правды, прямо в душу бьющей,
Да была б она погуще,
Как бы ни была горька.
(А.Т. Твардовский «Василий Теркин»)

В одном выступлении А.Т. Твардовский заметил, что действительность – даже героическая действительность, — чтобы сохраниться в памяти народной, нуждается в подтверждении и закреплении искусством, без этого «она как бы еще не совсем полна и не может с полной силой воздействовать на сознание людей». И в качестве примера привел сначала «Войну и мир» Л.Н. Толстого, а в качестве второго примера он назвал нашу литературу о Великой Отечественной войне, без всяких оговорок поставив ее рядом с толстовской эпопеей. Кажется, в нашей истории – да и не только в нашей – не было еще случая, когда литература таким широким фронтом на протяжении столь долгого времени – больше чем полвека – без заметных перерывов и пауз занималась столь углубленно, столь заинтересованно одной исторической эпохой, одним историческим событием. Время в этом случае словно бы не властно над прошлым. Конечно, дело здесь, прежде всего, в масштабах пережитой народом трагедии, в масштабах совершенного им подвига. Нет семьи, которую бы не опалила война, до сих пор видны оставшиеся после нее ужасные зияния – двадцать семь миллионов погибших означают, что каждый десятый житель страны сложил в те годы голову. Вот та скорбная почва, которая питала военную литературу. Эти повести и рассказы создавались (за очень редкими исключениями) писателями, о которых Твардовский сказал, что они на фронте «выше лейтенантов не поднимались и дальше командиров полка не ходили» и «видели пот и кровь войны на своей гимнастерке». Они рассказывают о пережитом, которое все еще жжет их.

Только пережив такое, можно было без прикрас рассказать о том, что было на душе у молодого офицера, умиравшего на поле боя. Пережитое требовало правдивого рассказа – без румян и пудры. Но трудно приходилось в ту пору тем, кто был переполнен пережитым и увиденным на фронте и хотел правдиво рассказать об этом. Идеологический и литературный климат был для этого малоподходящий. Из произведений писателей фронтового поколения читатели наконец узнали о тяжелом, кровавом опыте «окопников». Их проза не всегда была строго автобиографичная, но насквозь пропитана воспоминаниями о фронтовой юности. Правда, которую она несла, была встречена официозной, «охранительной» критикой в штыки, хотя происходило это уже в хрущевские, «оттепельные», относительно либеральные времена.

Невозможно даже перечислить все произведения, воспевавшие героизм народа в Великой Отечественной войне. Каждое из произведений освещает какую-то одну грань войны, но вместе они образуют поразительного размаха фреску, запечатлевшую обрушившуюся на страну беду и величайшее мужество народа. На могиле Неизвестного солдата в Москве высечены слова: «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен» Книги о войне тоже похожи на памятник погибшим. Они решают одну из проблем воспитания — учат молодое поколение любви к Родине, стойкости в испытаниях, учат высокой нравственности на примере отцов и дедов. Их значение все более возрастает в связи с огромной актуальностью темы войны и мира в наши дни.

НЕКРАСОВ Виктор Платонович (1911 — 1987) — русский писатель, прозаик.

Родился в Киеве в интеллигентной семье: отец — банковский служащий, мать — врач. После окончания школы учился в железнодорожно-строительной профшколе, на архитектурном факультете Киевского строительного института и в студии при Театре русской драмы. До начала войны недолго работал архитектором, потом актером и театральным художником в театрах Киева, Владивостока, Кирова (Вятка), Ростова-на-Дону. К этому времени относятся первые литературные опыты Некрасова, носившие, однако, «домашний» характер. С августа 1941 года в армии, воевал в должности полкового инженера, заместителя командира саперного батальона в Сталинграде, на Украине, в Польше. Дважды был ранен. Как инвалид войны был демобилизован в 1944 году в звании капитана. В 1945-1947 гг. работал журналистом в киевской газете «Советское искусство». В 1946 году в журнале «Знамя» была опубликована повесть Некрасова «В окопах Сталинграда» (журнальное название «Сталинград»). Повесть вызвала в литературных кругах неоднозначное отношение. Руководство Союза писателей отнеслось к повести резко отрицательно, были даже проведены два специальных совещания, нацеливавших печать на ее разгром. От запланированного разгрома повесть спасла Сталинская премия 2-й степени (1947 год), присужденная Некрасову по неожиданному прямому указанию Сталина, так и оставшемуся необъяснимым. В последующие годы повесть переиздана большинством советских издательств общим тиражом в несколько миллионов экземпляров, переведена на 36 языков. Однако «охранная грамота» Сталинской премии на дальнейшее творчество Некрасова не распространялась. То, что он писал потом, как правило, подвергалось уничтожающей критике руководящих идеологических служб. Так было с повестью «В родном городе», и с повестью «Кира Георгиевна». В 1960-е  гг. посетил Италию, США и Францию. Свои впечатления писатель описал в очерках, за которые был обвинен в «низкопоклонстве перед Западом». Из-за либеральных высказываний в 1969 году заслужил партийное взыскание, а в 1972 году, как сказано было в решении, «за то, что позволил себе иметь собственное мнение, не совпадающее с линией партии», писателя исключили сначала из партии, а потом из Союза писателей. В сентябре 1974 года получил разрешение на выезд за границу в Лозанну (Швейцария), его, можно сказать, вытолкнули в эмиграцию. Жил в Париже. В середине 70-х гг. был приглашен писателем Владимиром Максимовым на должность зам. гл. редактора журнала «Континент», сотрудничал вместе с Анатолием Гладилиным в парижском бюро радиостанции «Свобода». Два с лишним десятилетия на родине его книги не издавались, циркуляром Главлита были изъяты из библиотек, его имя было запрещено упоминать в печати, оно вычеркивалось даже из библиографических справок. После 1991 года в России было издано несколько книг его прозы. Две повести Некрасова были экранизированы: «В окопах Сталинграда» — фильм «Солдаты», отмеченный премией Всесоюзного кинофестиваля,  и «В родном городе» — фильм «Город зажигает огни». Некрасов написал несколько сценариев документальных фильмов. В последние годы жил в Париже. Начавшаяся в СССР горбачевская перестройка его очень живо интересовала. Последним произведением писателя стала «Маленькая печальная повесть». Награждён французским орденом Почётного легиона. Умер от рака в Париже, похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Главной книгой Некрасова стало его первое произведение — повесть «В окопах Сталинграда», она оказалась самым высоким его художественным достижением. «В окопах Сталинграда» — первое в нашей литературе произведение не о войне, а изнутри войны, рассказ не наблюдателя, а ее участника, находившегося на переднем крае. Она словно бы возвращала «окопникам» незаживающее их прошлое, перечеркнутое официально признанными и сверхобильно тиражируемыми парадными, фанфарными сочинениями. Писатели фронтового поколения так определили роль повести Некрасова в их творческой судьбе: «Все мы вышли из некрасовских «окопов». А. Т. Твардовский во внутренней рецензии писал: «О существенном содержании книги можно сказать примерно так. Это правдивый рассказ о великой победе, складывавшейся из тысяч маленьких, неприметных приобретений боевого опыта и морально-политического превосходства наших воинов задолго до того, как она, победа, прозвучала на весь мир. И рассказ этот — литературно полноценный, своеобычный, художнически убедительный…». Главный герой повести – лейтенант Керженцев имеет немало автобиографических черт. Повесть по замыслу должна была быть откровенной, лиричной, а по тональности и внутреннему смыслу – фактографичной. Она действительно сочетает в себе достоверность фронтовых записок, близких к дневнику или личному письму, и репортажность, раскованность и строгость, импрессионистичность и дисциплину, вольность и ту жестокую прочерченность линий, что свойственна архитектору, знающему ремесло и науку чертежника. Война предстает у Некрасова во множестве характерных деталей, штрихов, жестов, которые неминуемо исчезли бы из памяти даже самых наблюдательных ее участников, если бы не были своевременно и с таким неподражаемым талантом закреплены на страницах небольшой повести Некрасова. Повествование действительно невелико по своим размерам, но по прочтении остается впечатление, будто прочитана большая, в сотни страниц, книга, что и не удивительно, так как «В окопах Сталинграда» по сути есть эпическое повествование. Близость к мемуарному жанру придают написанной от первого лица повести «В окопах Сталинграда» особого рода интимную достоверность, резко приближают к читателю события и персонажей, делают его сопереживания главному герою полнее, глубже. Книга Некрасова, как заметил А.Т. Твардовский, лишена «внешне сюжетных, фабульных приманок», читателя увлекает напряженный лирический сюжет, органически включающий, однако, то и дело возникающие отступления – воспоминания героя, его размышления, его рефлексии. Некрасов рассказал о том, что видел своими глазами его герой – один из защитников Сталинграда, воссоздал в точных, неповторимых подробностях – психологических, бытовых, батальных – невиданно ожесточенные бои. Эти детали сливаются, прорастают друг в друга, создавая общую панораму фронтовой действительности, — такова поэтика Некрасова. Из всех этих не выпяченных подробностей как бы сама собой складывается не лежащая на поверхности главная идея произведения: битва за Сталинград была выиграна благодаря самоотверженности, патриотическому воодушевлению множества обыкновенных, рядовых защитников города, не отдававших себе отчета в своей доблести, не склонных видеть в себе богатырей, героев. Есть еще одна особенность у этого произведения: если внимательно вчитаться, то можно заметить, что в повести нет генералов, нет политработников, нет «руководящей роли партии», а есть только солдаты и их командиры, есть Сталинградский окоп, мужество, героизм и патриотизм русского народа. Командир и его солдаты — это главные герои, все без исключения. Все они разные, но объединены одной целью — защитить Родину! Повесть «В окопах Сталинграда» — это фронтовой дневник автора, в котором от начала до конца он описывает тяжелые бои, трудности, с которыми сталкивались солдаты во время войны. Солдаты, героически оборонявшие Сталинград, не вымышленные люди, а фронтовые товарищи самого автора. Поэтому все произведение пронизано любовью к ним. Автор с глубочайшим сожалением пишет о гибели родного города, в котором он вырос, который он горячо любил. Виктор Некрасов стремился донести до читателей, что только благодаря патриотизму русского народа была выиграна эта война! Эта мысль цепочкой проходит через всю повесть и является основной идеей этого произведения.

БОНДАРЕВ Юрий Васильевич (р. 1924) — русский писатель, Герой Социалистического Труда, Почётный гражданин города-героя Волгограда.

Родился в городе Орске в крестьянской семье. Первые годы жизни прошли в Оренбуржье, на Южном Урале, в Средней Азии. С конца 1931 года семья Бондарева живет в Москве. Во время Великой Отечественной войны – эвакуация в Казахстан, военное училище, первый бой на Сталинградском фронте, ранение. Выйдя из госпиталя, сержант Бондарев становится командиром противотанкового орудия. По окончании войны он демобилизовался из армии и вернулся в Москву. Он поступил на шоферские курсы, но уже всерьез задумывался о высшем образовании и решил идти в институт. Бондарев оканчивает Литературный институт им. М. Горького в 1951 году. Дебютировал в печати в 1949 году. Первый сборник рассказов «На большой реке» вышел в 1953 году. Автор рассказов (сборник «Поздним вечером»), повестей «Юность командиров», «Батальоны просят огня», «Последние залпы», «Родственники», романов «Горячий снег», «Тишина», «Двое». С начала 70-х гг. в творчестве Юрия Бондарева все сильнее проявляется стремление к поиску как бы второго плана. Исключительность героической ситуации помогает выявить в ней вечное: драматические отношения мужчины и женщины, трагические связи жизни и смерти, бытия и небытия. Именно эти темы становятся основными в тетралогии Бондарева «Берег», «Выбор», «Игра», «Искушение». Широкое признание завоевал Юрий Бондарев и как сценарист. Он участвовал в создании сценария киноэпопеи «Освобождение», был соавтором сценариев по своим романам «Тишина», «Горячий снег», «Берег», «Выбор». Много времени он уделяет и публицистике, долгое время ведет разностороннюю творческую работу, в том числе и в союзе писателей. Настроен негативно к «перестроечным» и «постперестроечным» процессам. В 1994-1996 гг. опубликовал роман «Непротивление», в 2000 году – роман «Бермудский треугольник», в 2004 году – роман «Без милосердия». С 2001 года член редакционной коллегии журнала «Мир образования — образование в мире».

Награды: Орден Ленина (дважды), Орден Октябрьской революции, Орден Трудового Красного Знамени, Орден Отечественной войны 2-й степени, Орден «Знак почета», Медаль «За отвагу» (дважды), Золотая медаль имени А. А. Фадеева, Ленинская премия, Государственная премия РСФСР, Государственная премия СССР, Премия имени Льва Толстого, Международная премия имени М. А. Шолохова в области литературы и искусства, Всероссийская премия «Сталинград», Медаль ЦК КПРФ «90 лет Великой Октябрьской социалистической Революции», отказался от награждения орденом Дружбы народов.

Особенно дорог Бондареву “Горячий снег”, потому что это Сталинград, а герои романа — артиллеристы. Этот роман существенно обогатил наши представления о войне, о людях, которые сражались и победили. Мы знали главным образом, что произошло тогда. Автор романа показал, как это произошло. В романе Бондарев показал общую тенденцию литературы 70-х гг.: правда о войне становилась все более горькой. Панорамность и эпичность романа, параллельные сюжетные линии, взгляд на одни и те же события из солдатского окопа, с наблюдательного пункта лейтенанта, из генеральской ставки – все это необходимо писателю для осмысления военной, конкретно-исторической проблематики. События романа разворачиваются под Сталинградом, южнее блокированной советскими войсками 6-й армии генерала Паулюса, в холодном декабре 1942 года, когда одна из наших армий выдерживала в приволжской степи удар танковых дивизий фельдмаршала Манштейна, который стремился пробить коридор к армии Паулюса и вывести ее из окружения. От успеха или неуспеха этой операции в значительной степени зависел исход битвы на Волге и может даже сроки окончания самой войны. Время действия романа ограничено всего несколькими днями, в течение которых герои Юрия Бондарева самоотверженно обороняют крошечный пятачок земли от немецких танков. «Горячий снег» отличается прямотой, непосредственной связью сюжета с подлинными событиями Великой Отечественной Войны, с одним из ее решающих моментов. В «Горячем снеге» при всей напряженности событий все человеческое в людях, их характеры открываются не отдельно от войны, а взаимосвязано с нею, под ее огнем, когда, кажется, и головы не поднять. Обычно хроника сражений может быть пересказана отдельно от индивидуальности его участников, — бой в «Горячем снеге» нельзя пересказать иначе, чем через судьбу и характеры людей. Существенно и весомо прошлое персонажей романа. У иных оно почти безоблачно, у других так сложно и драматично, что былая драма не остается позади, отодвинутая войной, а сопровождает человека и в сражении юго-западнее Сталинграда. Точно также поступает Юрий Бондарев и с портретами персонажей: внешний облик и характеры его героев показаны в развитии и только к концу романа или со смертью героя автор создает полный его портрет. Перед нами весь человек, понятный, близкий, а между тем нас не оставляет ощущение, что прикоснулись мы только к краешку его духовного мира, — и с его гибелью чувствуешь, что ты не успел еще до конца понять его внутренний мир. Наверное, самое загадочное из мира человеческих отношений в романе – это любовь, возникающая между главным героем романа лейтенантом Кузнецовым и санинструктором батареи Зоей Елагиной. Война, ее жестокость и кровь, ее сроки, опрокидывающие привычные представления о времени, — именно она способствовала столь стремительному развитию этой любви. Это чувство складывалось в те короткие сроки марша и сражения, когда нет времени для размышлений и анализа своих чувств. И начинается все это с тихой, непонятной ревности Кузнецова к отношениям между Зоей и Дроздовским. А вскоре – так мало времени проходит – Кузнецов уже горько оплакивает погибшую Зою, и именно из этих строчек взято название романа, когда Кузнецов вытирал мокрое от слез лицо, «снег на рукаве ватника был горячим от его слез». Образ Зои как-то незаметно наполняет атмосферу книги, ее главные события, ее суровую, жестокую реальность женским началом, лаской и нежностью. Ее доброты, ее терпения и участливости достает на всех, она воистину сестра солдатам. Один из важнейших конфликтов в романе – конфликт между Кузнецовым и Дроздовским. Этому конфликту отдано немало места, он обнажается очень резко, и легко прослеживается от начала до конца. Поначалу напряженность, уходящая еще в предысторию романа; несогласуемость характеров, манер, темпераментов, даже стиля речи. Долгие часы сражения, бессмысленная гибель ездового Сергуненкова, смертельное ранение Зои, в котором отчасти повинен Дроздовский, — все это образует пропасть между двумя молодыми офицерами, нравственную несовместимость их существований. В финале пропасть эта обозначается еще резче: четверо уцелевших артиллеристов освящают в солдатском котелке только что полученные ордена, и глоток, который каждый из них сделает, это, прежде всего, глоток поминальный – в нем горечь и горе утрат. Автор оставляет Дроздовского (который тоже получил орден) в стороне от собравшихся у солдатского честного котелка.

Гибель многих героев романа накануне победы заключает в себе высокую трагедийность и вызывает протест против жестокости войны и развязавших ее сил. В романе подвиг вставшего на войну народа возникает перед нами во всем богатстве и разнообразии характеров.

ВАСИЛЬЕВ Борис Львович (р. 1924) — прозаик, киносценарист, драматург.

Родился в Смоленске, родом из дворян (отец – кадровый офицер, служил в царской, Красной и Советской армиях, мать принадлежала к известной семье Алексеевых-народников). С детства интересовался литературой и историей. Учась в воронежской школе, играл в любительских спектаклях, выпускал вместе со своим другом рукописный журнал. Когда он закончил 9-й класс, началась война. Васильев ушел на фронт добровольцем в составе истребительного комсомольского полка, участвовал в боях под Смоленском, выходил из окружения. Позже был контужен и по выздоровлении в 1943 году направлен учиться в Военную академию бронетанковых и механизированных войск. После окончания инженерного факультета в 1946 году работал испытателем колесных и гусеничных машин на Урале. Демобилизован в 1954 году в звании инженер-капитана. Причина, указанная в рапорте, — желание заниматься литературным трудом. С середины 50х гг. Васильев писал пьесы и сценарии. Опыт войны лег в основу почти всех его произведений, начиная с пьесы «Офицер», поставленной в Центральном академическом театре Советской Армии, и повести «А зори здесь тихие», принесшей ему широкую известность и ставшей своего рода «классическим» произведением в прозе о Великой Отечественной войне. Художественное осмысление войны и судьбы своего поколения, для которой она стала главным событием жизни, Васильев продолжил в повестях «В списках не значился», «Завтра была война», рассказах «Ветеран», «Великолепная шестерка», «Вы чье, старичье?», «Неопалимая купина» и другие. Васильев много работал в кино, создав несколько киносценариев, в том числе и по собственным произведениям. С 1960 гг. он – член Союза кинематографистов СССР. По книгам и сценариям Бориса Васильева снято более 15 фильмов: «Офицеры», «А зори здесь тихие», «Завтра была война» и другие. В 90е и 2000е годы выпускает исторические романы из серий «Романы о Древней Руси» («Вещий Олег», «Князь Святослав», «Юность Мономаха» и др.), «История рода Олексиных» («Картежник и бретер, игрок и дуэлянт», «Утоли моя печали» и др.) Во второй половине 80х гг. он активно участвовал в общественно-политической жизни страны. В 2006 году участвовал в выпуске книги Автограф века.

Награды и премии: Орден «За заслуги перед Отечеством» II степени, Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени, Орден Дружбы народов, Премия Президента Российской Федерации в области литературы и искусства 1999 года, Государственная премия СССР, Премия им. А. Д. Сахарова «За гражданское мужество», Премия Ника, Специальный приз «За честь и достоинство» литературной премии «Большая книга».

В 1969 году вышла в свет повесть «А зори здесь тихие…», которая получила восторженные отклики читателей и критики и до настоящего времени имеет широкую популярность и неоднократные переиздания – сценические, музыкальные и другие интерпретации (среди них – одноименный кинофильм 1972 года режиссера С.И. Ростоцкого, удостоенный многих премий, в том числе и Государственной премии СССР). Мы привыкли к тому, что на войне нет места сентиментальности и нежности, а слово «герой» в нашем понимании — это обязательно боец, солдат, словом, мужчина. У всех на слуху имена: Жуков, Рокоссовский, Панфилов и многие другие, но мало кому известны имена тех девчонок, которые прямо с выпускного бала попали на войну, без которых, быть может, и не было бы победы. Медсестры, молодые девчонки, под свист пуль вытаскивали с поля боя раненых бойцов. Если для мужчины защита отечества — это долг, священная обязанность, то женщины шли на фронт добровольно. Действие повести разворачивается в мае 1942 года. Главный герой, Федот Евграфович Васков, по «собственному желанию» получает в распоряжение женский зенитно-пулеметный батальон: «Шлите непьющих… Непьющих и это… Чтоб, знаете, насчет женского пола…». Поначалу девушки посмеиваются над Васковым, а он не знает, как ему с ними обходиться. Все девушки не похожи друг на друга. Помощница старшины, сержант Рита Осянина, строгая, редко смеющаяся девушка. Муж Риты погиб на второй день войны, сына Альберта она отправила к родителям. Вскоре Рита попала в полковую зенитную школу. Со смертью мужа она научилась ненавидеть немцев «тихо и беспощадно» и была сурова с девушками из своего отделения. Полная противоположность Осяниной — Женька Комелькова, стройная рыжая красавица. На ее глазах год назад немцы расстреляли ее близких. В женскую батарею она попала за роман с женатым командиром. Несмотря на личные трагедии, Комелькова осталась жизнерадостной, озорной, общительной. Боец Лиза Бричкина сразу понравилась Васкову. Она с Брянщины, она – дочь лесника. Пять лет ухаживала за смертельно больной матерью, не смогла из-за этого закончить школу. Заезжий охотник, разбудивший в Лизе первую любовь, обещал помочь ей поступить в техникум. Но началась война и Лиза попала в зенитную часть. Соня Гурвич из Минска. Ее отец был участковым врачом, у них была большая и дружная семья. Сама она проучилась год в Московском университете, знает немецкий. Галя Четвертак выросла в детском доме, потом попала в библиотечный техникум, война застала ее на третьем курсе. Сколько девушек, столько судеб: все разные. Но в одном они все же схожи: все судьбы сломала, изуродовала война. Получив приказ не пропустить немцев к железной дороге, девушки ценой собственных жизней выполнили его. Все пять девушек, отправившихся на задание, погибли: Лиза, отправленная за подмогой, переходя через болото, оступается и тонет; Соня, возвращаясь за оставленным кисетом Васкова, натыкается на двоих немцев, которые убивают ее; Галя, напуганная до ужаса смертью Сони, в самый ответственный момент выдает себя, и немцы убивают ее; пока Васков оттаскивает в безопасное место смертельно раненную Риту, немцы убивают Женю; Рита просит Васкова позаботиться о ее сыне и стреляет себе в висок. Придав поначалу повести достаточно расхожий сюжетный поворот («девицы-вояки» прибыли…), Васильев вскоре резко меняет тональность и вводит повествование в трагические рамки. Повесть глубоко лирична, напоена романтикой, светлыми девичьими воспоминаниями, предчувствиями, тишиной нетронутой природы. Тем самым острее высвечивается ее основной нравственно-философский аспект: несовместимость войны, убийства с природой человеческой, а тем более с естеством женщины, существа, призванного дарить жизнь, а не отнимать ее. В этой повести достаточно четко выявились характерные черты прозы Васильева, обусловленные в немалой мере личными качествами писателя, человека увлекающегося и чувствительного, склонного к сентиментальности, что порой придает его сочинениям мелодраматический оттенок. Но вместе с тем автор наделен спасительным чувством иронии, способностью честно и мужественно смотреть на мир и называть вещи своими именами. Васильев не щадит читателя: концовки его произведений в основном трагичны, ибо он убежден, что искусство не должно выступать в роли утешителя, его функции – обнажать перед людьми жизненные опасности в любых их проявлениях, будить в людях совесть и учить сочувствию и добру.

БЫКОВ Василь (Василий) Владимирович (1924 — 2003) — белорусский писатель, прозаик, публицист, сценарист, общественный деятель, Народный писатель Беларуси, Герой Социалистического Труда

Родился в деревне Бычки Ушачского района Витебской области в бедной крестьянской семье. С детства увлекался рисованием. Окончил 8 классов школы в д. Кубличи, затем учился на скульптурном отделении Витебского художественного училища и в школе ФЗО (до мая 1941 года). В июне 1941 года экстерном сдал экзамены за 10 класс. В 1942 году был призван в действующую армию, попал в инженерный батальон, строивший оборонные укрепления, участвовал в боях на Юго-Западном фронте, затем был направлен в пехотное училище в Саратове. Окончив училище, воевал в должности командира стрелкового взвода, взвода автоматчиков и взвода противотанковой артиллерии на Украине, в Румынии, Венгрии, Австрии до победы. Дважды был ранен, имел заслуженные награды. После демобилизации жил в Гродно. Печатался с 1947 года, работал в мастерских, а также в редакции областной газеты «Гродненская правда». Однако вскоре был снова призван в армию и до конца 1955 года служил в одном из дальних гарнизонов на Курилах, в 1955 году окончательно демобилизовался в звании майора. С 1955 до 1972 гг. вновь работал в «Гродненской правде». С 1959 года член Союза писателей СССР. В 1972 – 1978 гг. секретарь Гродненского отделения Союза писателей БССР. В 1988 году стал одним из учредителей Белорусского народного фронта. Был президентом белорусского ПЕН-центра. В 1990 – 1993 гг. президент Объединения белорусов мира «Бацькаўшчына» (Отечество). С конца 1997 года жил за границей — вначале по приглашению ПЕН-центра Финляндии проживал в окрестностях Хельсинки, затем, получив приглашение ПЕН-центра ФРГ, переехал в Германию, а затем в Чехию. Вернулся на Родину только за месяц до смерти. Умер 22 июня 2003 года.

Известность Василю Быкову принесла повесть «Третья ракета». Также в 60-е годы опубликованы ставшие всемирно известными повести «Альпийская баллада», «Мёртвым не больно»; в 70-е — «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Пойти и не вернуться». После повести «Круглянский мост» почти все, что писал Быков, посвящено партизанской войне в Белоруссии. В «эмиграции» написал несколько военных рассказов и притч, повесть «Волчья яма», посвященную последствиям чернобыльской катастрофы. Большинство своих произведений Василь Быков писал по-белорусски, но, начиная с повести «Дожить до рассвета» Быков сам переводит свои произведения на русский язык. Его литературные труды переведены на многие языки мира. Многие повести Быкова экранизированы: «Альпийская баллада», «Обелиск», «Знак беды» и другие. Наибольшая удача — фильм «Восхождение» по повести «Сотников».

Награды: Ленинская премия, Государственная премия СССР, Государственная премия БССР имени Якуба Коласа (дважды), Орден Ленина, орден Отечественной войны 1 степени, орден Дружбы, орден Трудового Красного Знамени, орден Красной Звезды.

Сюжеты повестей Василя Быкова представляют собой обычно какой-нибудь небольшой военный эпизод. Нравственная проблема же служит ключом, открывающим дверь в произведение. Так построены «Круглянский мост», «Обелиск», «Сотников», «Волчья стая» и некоторые другие произведения писателя. Особенно интересуют Быкова такие ситуации, в которых человек должен руководствоваться не прямым приказом, а своим нравственным компасом. Герои Василя Быкова всегда стоят перед выбором.

Сюжет повести «Сотников» прост: два партизана Сотников и Рыбак отправляются в деревню на задание — добыть овцу для пропитания отряда. До этого герои почти не знали друг друга, хотя успели повоевать и даже выручили друг друга в одном бою. Сотников не совсем здоров и вполне мог бы уклониться от, в общем-то, пустякового задания, но он чувствует себя недостаточно своим среди партизан и поэтому все же вызывается идти. Этим он как бы хочет показать боевым товарищам, что не чурается «грязной работы». Два партизана по-разному реагируют на предстоящую опасность, и читателю кажется, что сильный и сообразительный Рыбак более подготовлен к совершению отважного поступка, нежели хилый и больной Сотников. Но ситуация меняется после их ареста. Рыбак до последней минуты не верит, что из этой западни невозможно вырваться. Он решает потянуть время, сообщая на допросе только то, что немцам уже известно про партизанский отряд. Но он слишком прост для такой сложной игры с врагом, и, сам того не желая, он проговаривается, попав в искусно расставленную ловушку. Он понял окончательно, что остаться в живых он сможет, только предав товарищей по оружию. В конце повести он становится палачом своего бывшего товарища. Оба героя становятся перед выбором. В обычных условиях герои повести, возможно, и не проявили бы свою истинную натуру. Но во время войны Сотников с честью проходит через тяжелые испытания и принимает смерть, не отрекаясь от своих убеждений, а Рыбак перед лицом смерти меняет свои убеждения, предает Родину, спасая свою жизнь, которая после предательства теряет всякую цену. Сотникову противно от предательства Рыбака. Страдания Сотникова закончились с его казнью. А что же происходит с Рыбаком? Он не одолел судьбы заплутавшегося на войне человека, у него начались проблемы с совестью. Рыбак понимает, что ему не вырваться, и решает свести счеты с жизнью. Но судьба не дает ему даже такой возможности. И он продолжает жить, изнывая от мук совести. Писатель оставил ему возможность иного пути: продолжение борьбы с врагом, возможное признание в своем падении товарищам и, в конечном итоге, искупление вины. Папа Римский вручил писателю В.Быкову за повесть «Сотников» специальный приз католической церкви. Этот факт говорит о том, какое общечеловеческое, нравственное начало усматривается в этом произведении.

В чем же глубина творчества писателя Быкова? В том, что он и предателю Рыбаку оставил возможность иного пути даже после такого тяжкого преступления. Это и продолжение борьбы с врагом, и исповедальное признание в своем предательстве. Писатель оставил своему герою возможность покаяния, возможность, которую чаще дает человеку Бог, а не человек. Писатель предполагал, что и эту вину можно искупить.

ВОРОБЬЕВ Константин Дмитриевич (1919 – 1975) — русский писатель, прозаик

Родился в с. Нижний Реутец Курской области в небогатой многодетной крестьянской семье. После 7-летней сельской школы окончил курсы киномехаников. В 1935 году работал в районной газете литературным сотрудником. Опубликовал в ней очерки и стихи, написал антисталинское стихотворение «На смерть Куйбышева» и, опасаясь доносов, уехал к сестре в Москву. В Москве работал в редакции газеты «Свердловец». Учился в вечерней школе. С октября 1938 по декабрь 1940 гг.  служил в Красной армии, писал очерки для армейской газеты «Призыв». После демобилизации работал литературным редактором в газете Военной академии имени М.В. Фрунзе, оттуда направлен на учебу в Высшее пехотное училище. В октябре 1941 года в составе роты кремлевских курсантов отправлен на фронт. Раненым попал в плен и находился в Ржевском, Каунасском, Саласпилсском, Шяуляйском лагерях военнопленных (1941—1943 гг.). Дважды бежал из плена. В 1943—1944 годах был командиром партизанской группы в составе действовавшего в Литве партизанского отряда. Писал повесть о пережитом в плену, опубликованную только в 1986 году. Следует заметить, что эта часть биографии известна со слов самого Воробьёва, архивы соответствующих лагерей практически не сохранились. Демобилизовавшись в 1947 году, переехал в Вильнюс, работал в снабженческих и торговых организациях. С середины 50х гг. занимался профессиональным литературным трудом. Был заведующим отделом литературы и искусства в редакции ежедневной газеты «Советская Литва». Первая публикация – рассказ «Ленька» — состоялась в 1951 году в милицейской газете. В 1956 году в Вильнюсе вышел первый сборник рассказов «Подснежник», в 1958 году издан второй сборник – «Седой тополь». В это же время он начал печататься в России – в журнале «Нева» были опубликованы рассказ «Ермак» и повесть «Последние хутора». Опубликованные в 60е годы повести «Убиты под Москвой», «Крик» потрясли читателей дерзкой смелостью письма, жестокой правдой о боях на подступах к Москве, особым драматизмом человеческих судеб. После выхода в свет военных повестей Воробьев опубликовал ряд повестей о довоенной деревне, написанных в значительной мере на основе впечатлений собственного детства и юности: «Сказание о моем ровеснике», «Почем в Ракитном радости», «Друг мой Момич». До 1974 года Воробьев работал над оставшейся неоконченной книгой «… И всему роду твоему». Вообще написал более 30 рассказов, очерков и десять повестей. Рассказы и отрывки из повестей переводились на болгарский, латышский, немецкий, польский языки, выходили сборники переводов на литовский язык. После тяжёлой болезни (опухоль мозга) умер в 1975 году. В 1994 году посмертно присуждена премия им. Сергия Радонежского. В 1995 году прах писателя был перезахоронен в Курске. В 2001 году присуждена Премия Александра Солженицына (посмертно).

«Нам свои боевые не сносить ордена, вам все это, живые, нам отрада одна:  что не даром боролись мы за Родину  мать…». Эти строки А. Твардовского Константин Воробьев предпослал повести «Убиты под Москвой», воскрешающей события печального, самого тяжелого и трагического периода Великой Отечественной войны. Действие повести происходит под Москвой в ноябре 1941 года. Рота кремлевских курсантов (240 человек, и все одного роста 183 см) идет на фронт. Писатель то и дело останавливается, чтобы зафиксировать наше внимание на согласном, молодцеватом шаге почти как на параде идущей роты, то выхватывает из безликого множества одно — два веселых лица, дает услышать чей-то звонкий мальчишеский голос, и тотчас сама рота, отвлеченная армейская единица, становится для нас живым организмом, полноправным и полнокровным действующим лицом повести. Это переполняющее героев чувство радости все больше усиливает открывающийся уже на первых страницах трагический контраст, резче обозначает два полюса молодой, бьющей через край жизни и неизбежной всего через несколько дней смерти. Ведь мы — то знаем о том неумолимо страшном, о чем не знают еще сами курсанты, что ждет их впереди, там, куда так весело идут они сейчас. Знаем сразу, по одному названию, уже начинающемуся с жуткого в своей неизбежной определенности слова «убиты». Контраст становится еще резче, а ощущение надвигающейся трагедии достигает почти осязаемой плотности, когда мы сталкиваемся с обескураживающей наивностью курсантов. Они, оказывается, в сущности, еще мальчики, надевшие военную форму и брошенные на фронт неумолимым законом военного времени. Чеканным гвардейским шагом, перешагнув черту, отделяющую прошлое от настоящего, мир от войны, герои К. Воробьева внутренне, существом своим остались там, за чертой, в такой далекой уже и такой еще недавней мирной жизни. Сознание их не могло сразу вместить всего происходящего, всего, что обрушила на них вдруг жестокая действительность войны. Слишком отличалась она от привычных, сложившихся представлений. «В душе Алексея не находилось места, куда улеглась бы невероятная явь войны». Эта «невероятная явь войны» стала неожиданностью не только для молоденьких бойцов и лейтенантов, но в значительной степени и для командиров. Потому-то, видимо, не смог до конца сориентироваться в сложившейся обстановке бравый и решительный командир, капитан Рюмин, застрелившийся после гибели роты. Многое, очень многое произойдет за эти несколько дней, очень существенное и важное, что перевернет, перепашет душу героев. И все это будет в первый раз. Первые погибшие товарищи и первый убитый в рукопашной схватке враг;  первый бой и первый безумный, животный страх смерти;  впервые испытанное чувство полного душевного опустошения после страшной гибели роты и после собственного малодушия и первый один на один бой с немецким танком. Сцена гибели роты написана прозаиком поразительно сильно. Смерть мальчишек в железном кольце немецких танков ужасает, ужасает именно своей правдивостью, своим реализмом. От этой повести, как от самой войны, болит сердце и хочется лишь одного:  чтобы это никогда не повторилось. «Повесть «Убиты под Москвой» не прочтешь просто так, на сон грядущий, потому что от нее, как от самой войны, болит сердце, сжимаются кулаки и хочется единственного: чтобы никогда не повторилось то, что произошло с кремлевскими курсантами, погибшими под Москвой» (Астафьев).


БЕК Александр Альфредович (1903 – 1972)  — русский писатель, прозаик.

Родился в семье военного врача в Саратове. Учился в Саратовском реальном училище. В 1919 году вступил добровольцем в Красную армию. В Гражданскую войну служил на Восточном фронте под Уральском и был ранен. На Бека обратил внимание главный редактор дивизионной газеты и заказал ему несколько репортажей. С этого началась его литературная деятельность. С 20х гг. публикуется как профессиональный критик и прозаик. После гражданской войны поступил на исторический факультет Свердловского университета. С 1922 года работал на Московском кожевенном заводе. В 1923 – 1925 гг. был рабкором газеты «Правда», публиковался в газете «Рабочая Москва» и других: писал очерки за подписью Ра-Бе. Как литературный критик выступал в «Литературной газете», в журналах «Октябрь», «На литературном посту» и других, опубликовал в «Известиях» статьи о М. Горьком и А. Серафимовиче. Первая повесть А. Бека «Курако» написана по впечатлениям от поездки на новостройку в город Кузнецк. С 1931 года Бек сотрудничал в редакциях «История фабрик и заводов» и «Люди двух пятилеток», в созданном по инициативе М.Горького «Кабинете мемуаров». Организовал писательскую бригаду для поездки в Восточную Сибирь и возглавил ее работу по формированию «Истории Кузнецкостроя». В июле 1941 года вступил в московское народное ополчение, в составе «писательской роты» Краснопресненской стрелковой дивизии совершает многодневный марш из Москвы до Вязьмы. С октября 1941 года в качестве военкора находился в войсках, оборонявших Москву на Волоколамском направлении. «Своего рода … корреспондентским отчетом» называл он очерк о 9ой гвардейской дивизии «Восьмое декабря», вышедший отдельным изданием под названием «День командира дивизии». Здесь же в январе 1942 под впечатлением от пребывания в дивизии генерала И. Панфилова родился замысел главной книги о войне – тетралогии «Волоколамское шоссе», состоящей из взаимосвязанных, но имеющих самостоятельное значение повестей (части 1 и 2 опубликованы в 1943 – 1944 гг., части 3 и 4 – в 1960 году). Повести написаны по горячим следам битвы под Москвой и являются одним из значительных и художественно достоверных рассказов о героике и трагедии войны, великой и тяжкой цене победы. После войны Бек написал серию очерков о Маньчжурии, Харбине и Порт-Артуре. Ряд его произведений посвящён металлургам (сборник «Доменщики», повести «Новый профиль», «Тимофей – Открытое сердце», сборник рассказов и очерков «Зерно стали», роман «Молодые люди»). В 1956 году А. Бек был членом редколлегии альманаха «Литературная Москва». Бек продолжает работать в различных жанрах, публикует предисловие к книге Дитера Нолля «Приключения Вернера Хольта», с режиссером И. Копалиным пишет документальный киносценарий о гражданской войне «Страницы бессмертия». Тему современности Бек продолжает разрабатывать в романах «Новое назначение», «На другой день» (неоконченный) – посвящен молодости И.В. Сталина. Большой жизненный материал подытожен в романе-записках «На своем веку». В свои последние годы он жил в Москве.

Самая известная повесть Бека «Волоколамское шоссе» была написана в 1943—1944 годах. В ней «отход от примитивной ура-патриотической идеализации и одновременно приспособление к требуемой партией линии сочетаются настолько умело, что обеспечили повести в Советском Союзе непреходящее признание» (В. Казак). «Волоколамское шоссе» было одной из любимых книг команданте Че Гевары. Книгой зачитывались в тылу, она была в полевых сумках бойцов на фронте, в ней была правда о войне. О повести «Волоколамское шоссе» во Франции писали как о шедевре, в Италии – как о самом выдающемся в советской литературе произведении о войне, она вдохновляла строителей новой Кубы, в Финляндии ее изучали в Военной академии. Это выстраданная книга, написанная под впечатлением встречи не только с генералом Панфиловым, но и с комбатом Б. Момыш-Улы. Однако, при всей прототипичности героев и событий повествования, писатель, лукаво именовавший себя всего лишь добросовестным и прилежным писцом, которому «следует быть скромным», создавал «под видом сугубо документальной повести… произведение, подчиненное законам романа, не стеснял воображения, создавал в меру сил характеры, сцены, нарушая подчас мелкую правду факта, доверяясь внутреннему писательскому голосу, воплощая движение идеи». Суровая и жестокая правда войны, ее подлинные героика и трагедия, великая и тяжкая цена победы живописались по горячим следам битвы под Москвой «бестрепетной рукой мастера, знающего свое дело, рукой талантливой, изобретательной и точной, не дрогнувшей перед трудностями задачи» (К. Симонов). Эта повесть о героических защитниках Москвы выдвинула автора в первые ряды советских писателей. К. Симонов свидетельствовал: «… среди правд, написанных всеми нами о войне, одной из самых важных и дорогих правд была правда книги Бека «Волоколамское шоссе»… это вообще одна из самых лучших книг о войне в нашей литературе. И хотя ее хорошо знают у нас и знают во всем мире, ей, этой книге, еще не полностью воссоздано по заслугам». Героям Бека чужда патетика, ненавистна пустая фраза, они сдержанны в чувствах и скупы на слова, но зато энергичны и деятельны; показательно, что печать деловитости, внутренней дисциплины лежит и на самом стиле повести. Среди ее героев – командир батальона старший лейтенант Баурджан Момыш-Улы, от имени которого ведется повествование; командир дивизии генерал-майор Панфилов – чем-то суворовским веет от его заботы о солдатах, от афористичности его речи: «Не торопись умирать – учись воевать», «Солдат идет в бой не умирать, а жить», «Победа куется до боя». В батальоне Момыш-Улы под Москвой треть бойцов были казахи. Естественно, в повести возникает тема интернационализма, боевого братства народов. Развитие этой темы в разгар войны – также заслуга Бека. Автор показывает, что истоки победы не только в способности идти на подвиг, но, прежде всего, в умении воевать, в повседневном ратном труде, подготавливающем и подвиг, и победу.

В мыслях своих мы до сих пор возвращаемся к той кровавой войне. И не только по праздникам… такого безжалостного экзамена, обнаруживавшего силу и слабость, честь и бесчестье, человечность и жестокость, не было ни до, ни после этого. Уроки, которые тогда получили и каждый из нас, и все мы вместе – а они бывали и нестерпимо тяжелыми, — надо до конца осознать и крепко помнить, не утратили они своего смысла и действенной силы и сегодня.

Обзор подготовила библиотекарь читального зала

Кларк Алевтина Николаевна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *