Русская Жанна Д’Арк

В этом году в конце июля наша страна отмечает 100-летие начала Первой мировой войны. В советский период эта война была несправедливо забыта и вычеркнута из памяти народа, также как несправедливо были забыты многие ее герои, которые в большинстве своем были прекрасные удивительные люди, истинные патриоты России, до конца преданные своему воинскому долгу и воинской присяге. К числу таких людей, безусловно, можно отнести и героиню нашего сегодняшнего рассказа, женщину-легенду, русскую Жанну Д’Арк, как называли ее современники, героиню Первой мировой войны, Марию Леонтьевну Бочкареву.

Эту женщину боялись и ненавидели, восхищались и обожествляли, бесконечно любили и презирали. Ее, простую полуграмотную крестьянку, принимали короли и президенты, послы и военные министры; ее расположения искали царские генералы и вожди революции, ее фотографии не сходили со страниц журналов и газет всего мира, корреспонденты наперебой брали у нее интервью и писали восхищенные статьи. Ее слава была огромной, но, увы, эта слава не пережила ее саму, она умерла вместе с ней. Какой же была на самом деле эта женщина-легенда, русская Жанна Д’Арк, Мария Бочкарева?

Мария, в девичестве Фролкова, родилась в июле 1889 года в селе Никольском Новгородской губернии в очень бедной крестьянской семье. Когда Марии исполнилось 6 лет, ее семья в поисках лучшей доли решила перебраться в Сибирь, где правительство раздавало переселенцам большие земельные наделы и оказывало финансовую поддержку. Но в Сибири жизнь семьи не задалась, они и там испытывали страшную нужду. Марии очень рано пришлось идти работать, чтобы помогать своей семье. Когда ей исполнилось 15 лет, ее выдали замуж за местного крестьянина – Афанасия Бочкарева, главной страстью которого в жизни была сивуха, он был беспробудным алкоголиком. Мария как тысячи и сотни тысяч русских женщин взвалила на свои плечи помимо нищих родителей еще и мужа-алкоголика, который не хотел и не любил работать. Мария искала любую возможность принести в дом деньги, которые муж отбирал, зверски ее избивая. Она, в конце концов, устроилась на самую тяжелую физическую работу – разгрузка барж на Оби, потом она нашла место в бригаде по ремонту мостовых и стала самой настоящей асфальт укладчицей. Можно представить себе какая это тяжелая работа! Здесь впервые проявились ее удивительные организаторские способности. Она очень скоро заняла чин помощницы десятника – это был достаточно большой карьерный рост из чернорабочих. В подчинении у этой «малолетней соплячки» было 75 человек, и она запросто управлялась со здоровыми мужиками. Муж ревновал ее к такому неожиданному карьерному взлету, и жизнь с ним стала совсем невыносимой. В конце концов, Мария решила бросить мужа и бежать из дома. Вскоре на ее горизонте появился новый возлюбленный, роковая любовь всей ее жизни, дерзкий, красивый, наглый Яков Бук, владелец мясной лавки, сын достаточно обеспеченных родителей. Но вскоре выяснилось, что мясная лавка была только прикрытием, а на самом деле Яков занимался разбоем и грабежами. Вскоре он был арестован и сослан в Якутск. Мария, как настоящая декабристка, пешком по этапу в жару и зной отправилась за ним в Якутск.

В Якутске Якову удавалось, несмотря на надзор полиции, заниматься все теми же грязными делами. Его снова посадили в тюрьму. Для того чтобы вызволить незадачливого мужа Мария решилась на встречу с якутским губернатором Крафтом. Он согласился помочь, но с условием – Мария должна прийти к нему на свидание. Для Марии, которая безумно любила своего Яшку, это было очень трудным решением, но, тем не менее, именно любовь к мужу толкнула ее в объятия якутского губернатора. Губернатор сдержал слово – Яков был отпущен, но Марии после свидания было настолько тяжело, что она пыталась отравиться. Самоубийство было неудачным, а губернатор стал настаивать на повторном свидании. Мария вконец отчаявшись, рассказала все своему возлюбленному, но Яков не оценил ни ее самоотверженности, ни ее любви. Он избил ее до полусмерти и стал угрожать губернатору. За это Яков получил новую ссылку в очень далекий таежный поселок Амгу. Мария отправилась вместе с ним.

Когда они прибыли на место, Мария увидела, что это страшная дыра, здесь просто чудовищные условия жизни, но и здесь она не потеряла бодрости духа. Она подружилась с местными эскимосами, покупала у них рыбу, чтобы подкормить своего гражданского мужа. Она собирала травы и коренья и как-то пыталась наладить их нелегкий быт. А Яков стал еще больше пить, стал ее жестоко избивать, и снова в жизни Марии повторилось тоже самое – побои, угрозы, издевательства. В какой-то момент Мария поняла, что душа ее заледенела, заледенело ее сердце, настолько, что она стала практически равнодушна к Яшке. Для нее наступило какое-то облегчение, она начала интересоваться тем, что происходит за стенами его убогого жилища.

Новости в этот богом забытый край приходили очень медленно, приходили они в основном с урядником, который приезжал с досмотром в селение. Именно он рассказал Марии о том, что началась война, что Россия воюет с Германией, что русские солдаты несут большие потери. Мария слушала с огромным интересом, у нее впервые зародилась мысль, которая потом ее уже не отпускала. Помогать защищать – это то, что она умела делать лучше всего. Но если это не нужно Якову, то это может быть нужно фронту, Родине. Она решила пойти на фронт добровольцем, рядовым солдатом. Она узнала от урядника, что в Томске, в самом ближайшем от них населенном пункте, расквартирован 25-й резервный батальон.

Она пешком, через тайгу, направилась в Томск, прибыла туда и обратилась к офицерам с просьбой зачислить ее рядовым солдатом. В ответ она получила смешки и издевательства, кто-то крутил пальцем у виска, ей советовали идти сестрой милосердия или в другие вспомогательные военные службы. Но Мария настаивала на том, что она хочет идти именно солдатом и тогда один из офицеров в шутку посоветовал ей обратиться лично к императору Николаю II. Она ухватилась за эту мысль и на свои последние сбережения отправила телеграмму на имя императора Николая II. Как ни странно, телеграмма дошла по назначению и вскоре в штаб резервного батальона прибыла телеграмма за личной подписью императора Николая II с повелением зачислить Марию в этот резервный батальон рядовым бойцом. Сбылась ее мечта, она зачислена, ей выдали тяжелые солдатские сапоги, грубую суконную солдатскую одежду и подстригли наголо. Когда она прибыла на военные учения, солдаты окружили ее, стали над ней смеяться, издеваться, приставать с грубыми предложениями и буквально в первую же ночь многие из них захотели, так сказать, на ощупь проверить действительно ли этот неулыбчивый солдат – настоящая баба. Марии пришлось отбиваться от них всем, чем можно, многие почувствовали на себе тяжелую руку бывшей асфальт укладчицы. На следующий день, когда Мария встала в строй, она ни словом не обмолвилась об этом происшествии и буквально с первых же дней показала себя лучшей среди бойцов. Постепенно она завоевала большой авторитет и уважение среди солдат.

В солдатской среде было принято называть друг друга по сокращенным именам и прозвищам, Мария попросила звать ее Яшкой в память о своей роковой любви. Солдаты очень любили и ценили своего Яшку, они гордились, что ни в одном полку нет такого солдата. По прибытии на фронт Мария проявила чудеса мужества и героизма, она обладала просто какой-то бесшабашной храбростью. В первый же день, когда состоялся первый бой, ее батальон понес большие потери. Марии не давали покоя стоны раненых, которые доносились с поля боя, и вот она, как только стемнело, поползла на нейтральную полосу и стала перетаскивать раненых в свою траншею, таким образом, она спасла 50 человек. За этот подвиг она была награждена своей первой воинской наградой – Георгиевским крестом 4-й степени. За годы войны она отличилась во многих сражениях, показала себя храбрым, умелым, очень добросовестным и дисциплинированным солдатом. За это время она получила несколько военных наград. В некоторых изданиях говорят о том, что она была полным георгиевским кавалером, к сожалению, это не так, хотя она этого, безусловно, достойна. У нее за три года войны было два георгиевских креста и три георгиевских медали. За эти годы она была четырежды ранена и дважды очень тяжело. Каждый раз после возвращения из госпиталя, солдаты встречали ее бурными аплодисментами и радостными возгласами.

Наступил роковой 1917 год. Неудачи в военных операциях наших войск, большие потери, усталость солдат от войны, пропаганда большевиков сделали свое дело – в армии начался процесс разложения. Когда солдаты не хотели воевать, приходилось силой гнать их на противника, они братались с немцами. Для Марии это было очень страшным ударом, потому что она считала, что войну нужно продолжать до победного конца, ведь прошло уже три года войны, столько бед, столько страданий – и все это зря? Весной 1917 года на фронт прибыл председатель Государственной думы Родзянко. Узнав, что в полку служит женщина-герой, он попросил свидания с ней, она произвела на него очень сильное впечатление. Он взял ее с собой в Петроград, для того чтобы она выступила перед Временным правительством и рассказала о состоянии дел в войсках. Мария прибыла в Петроград и выступила в Таврическом дворце перед депутатами и министрами. Речь ее была проста и безыскусна, но очень зажигательна. Мария всегда умела увлечь людей своей идеей, она обладала очень сильной волей, характером, умела зажечь людей и повести за собой. Мария выдвинула идею создания ударных женских батальонов. Она понимала, что женщина-солдат на войне мало что может сделать, от нее пользы, конечно, гораздо меньше, чем от война-мужчины, но тем не менее именно для поднятия морального духа в разлагающейся армии она решила создавать вот такие батальоны, чтобы мужчинам стало стыдно, чтобы они воспряли духом и с новой силой обрушились на врага. Эта идея была не всеми встречена с восторгом, но ее поддержал председатель Временного правительства Керенский. Мария обратилась с кличем к женщинам всей страны – идти добровольцами на фронт. На ее призыв откликнулось более 2000 женщин-добровольцев. На призывной пункт в Петербурге приходили женщины разных слоев, совершенно разных социальных групп: здесь были и простые крестьянки, и представители древних дворянских фамилий, аристократки, было очень много интеллигентных женщин, которые окончили Смольный институт, Бестужевские курсы. У Марии ее личным адъютантом была Скрыдлова,  дочь адмирала черноморского флота.

Из 2000 добровольцев Мария отсеяла полторы тысячи, потому что женщинам было очень тяжело, не все справлялись с такой чудовищной физической и психологической нагрузкой. Женщины вставали в пять утра, у них был только раз в день скудный солдатский обед, и до девяти часов вечера они занимались строевой солдатской подготовкой. Мало того, Мария установила в своем батальоне железную дисциплину. Женщин, которые ей не повиновались, она могла очень жестоко наказать, и тогда некоторые женщины, особенно интеллигентные особы, выпускницы Смольного института, стали жаловаться более высокому начальству на то, что Мария ведет себя «как заправский вахмистр старого режима». На что Мария просто размахивала кулаками и говорила, что если кто-то недоволен, он может убираться прочь, а она желает видеть настоящий дисциплинированный батальон. В результате от ее отряда уже в 500 человек, откололась еще часть женщин, которые были недовольны ее методами, они организовали свой батальон, который впоследствии оборонял Зимний дворец в октябре 1917 года. А с Марией осталось 300 самых преданных ее «солдатиков», как она их любовно называла.

21 июня 1917 года были устроены торжественные проводы женщин-добровольцев на фронт. Мария выстроила свой батальон, была отслужена торжественная служба, архиепископ лично вручил ей белое знамя, на котором золотом было вышито ее имя, в случае ее смерти это знамя должно было быть возвращено в Исакиевский собор как великая святыня, ни один другой командир не имел права воевать под этим знаменем. Генерал Корнилов вручил ей саблю с золотыми накладками, а Керенский лично надел на ее плечи офицерские погоны в чине прапорщика. Батальон торжественным маршем прошел по улицам Петрограда, везде их встречала восторженная толпа, к ним под ноги летели цветы. Это, пожалуй, был самый счастливый день в такой короткой жизни нашей героини.

Женский батальон прибыл на фронт. В первом же сражении женщины поднялись в штыковую атаку, они преодолели первую линию обороны, вторую, третью, а дальше … Все остановилось, потому что соседние части их не поддержали, не подошло подкрепление. Женщины оказались в ловушке, они попали под шквальный огонь противника и понесли большие потери. В этом бою Мария была тяжело контужена, она на полтора месяца попала в госпиталь, а когда вернулась, застала картину уже совсем страшную. Несчастные 200 женщин, которые остались в этом батальоне, как могли, противостояли разлагающейся армии, солдатам, которые не хотели воевать. Несмотря на то, что действительно было очень трудно, по воспоминаниям очевидцев, иногда им удавалось повернуть солдат, которые бежали к своим окопам, обратно на врага, им удавалось предотвращать мародерство, драки, пьянство, которое разлагало армию. Но что могли сделать эти женщины против уже необратимого процесса уничтожения армии? В конце концов, Мария приняла очень тяжелое для себя решение, которое стоило ее многих седых волос, она решила распустить свой батальон. Она снабдила своих «солдатиков» гражданским платьем, документами и отпустила на все четыре стороны. Прощание было душераздирающим.

Сама Мария отправилась в Петроград, где тут же была арестована. В заключении с ней встретились Ленин и Троцкий, они уговаривали ее встать на свою сторону. Но Мария категорически отказалась. Она понимала, когда нужно воевать с внешним врагом, но наотрез отказывалась воевать в жестокой братоубийственной гражданской войне. Несмотря на категорический отказ, большевики ее отпустили, но по дороге домой, ее на полной скорости вытолкнули из вагона поезда. Мария выжила, но вернулась домой опустошенная, озлобленная. По возращении домой она увидела печальную картину разрухи и голода. Население встретило ее враждебно, потому что многие жители на стороне красных, а Мария не скрывала своих убеждений и считала большевиков, за их позорный мир с Германией, предателями и врагами России.

В простой мирной жизни Мария как-то потерялась, ей захотелось обратно в горнило борьбы, где свистят пули, где идет смертельная схватка. Она снова оказалась в Петрограде, где ее нашли представители белого движения, которые попросили ее стать связной и отправиться на Дон к генералу Корнилову, который начал формирование добровольческой армии. Мария согласилась помочь, таким образом, начав свое участие в белом движении. Переодевшись сестрой милосердия, с поддельными документами, через всю страну, охваченную революционным пожаром, она прибыла на Дон к генералу Корнилову. Он поручил ей ответственное дело отправиться заграницу для того, чтобы агитировать западные державы оказать помощь в борьбе с большевиками. Для этой роли она подходила как нельзя лучше. Во всем мире ее знали как национальную героиню, о ней много говорилось в зарубежной прессе. Если еще учесть ее умение убеждать и ее способность вести за собой людей, то это действительно было очень правильным решением.

Мария прибыла в США. Ее встретила восторженная толпа, в Америке у нее было очень много поклонниц среди суфражисток. Одна из ее поклонниц устроила ей прием у американского президента Вудро Вильсона. Мария в полной боевой выправке прибыла в Белый дом, где встретилась с министром обороны, госсекретарем США и, наконец, с самим президентом. Мария очень просто, бесхитростно рассказала ему о тяжелой солдатской доле, о том, что она видела в России, какая там страшная разруха, и просила президента США оказать помощь гибнущей стране. Пока она была в США, американский журналист Исаак Левин по ее рассказам написал книгу, которую она назвала «Яшка. Моя жизнь крестьянки, офицера и ссыльной». Книга вышла в 1919 году и пользовалась огромным успехом во всем мире. По окончании своей миссии в США, Мария отправилась на берега туманного Альбиона, она прибыла в Англию, где также ей был оказан восторженный прием, в ее честь устраивались торжественные обеды и пресс-конференции. Она встретилась с английским королем Георгом V.

По окончании своей миссии Мария вернулась в Россию, она прибыла в Архангельск, здесь она попыталась организовать женские ударные батальоны. Но ее идею не поддержали. Она отправляется в Омск к адмиралу Колчаку, который является ее последней надеждой. Она прибыла в столицу Белой Сибири, встретилась с Колчаком, который произвел на нее очень сильное впечатление. Колчак выделил ей огромную сумму денег – 200 тысяч рублей, для формирования военно-санитарного отряда для оказания помощи раненым. Но вскоре, когда в город вошли красные, Колчак вместе со своим штабом покинул город, а эшелон с ранеными остался на железнодорожном полотне. Для Марии это стало страшным предательством, она считала, что нельзя оставлять раненых на растерзание врагу. Мария разочаровалась в белом движении и дала себе слово больше не помогать белым. Она наотрез отказалась следовать за отступающими войсками и решила вернуться в Томск. Здесь она впервые за долгие годы сняла офицерскую форму и надела женское платье.

Однажды она покупала у торговца яркий платок, а когда расплачивалась, кто-то дернул за подол ее юбки. Она обернулась, перед ней стоял маленький семилетний мальчик, который посмотрел на нее и сказал: «Бабушка, дай на пряник». Она дала ему денег, вернулась домой и впервые за долгие годы подошла к зеркалу и стала рассматривать свое лицо. Из зеркала на нее смотрела рано состарившаяся женщина с всклокоченными седыми волосами, с усталым потухшим взглядом. Это впервые ее очень расстроило. Она все больше становилась похожа на настоящую женщину, стала религиозна, стала ходить в церковь, и на долгих службах она получала облегчение своей истерзанной душе. Когда в город пришли красные войска, она отправилась к комиссару, сдала свое оружие и обратилась с просьбой о сотрудничестве. В чем ей было отказано, ее отпустили под подписку о невыезде, но в скором времени арестовали прямо на рождественской службе. На допросе Мария очень честно и прямо отвечала на все вопросы, ее перевезли в Красноярск, долго держали в тюрьме. У большевиков не было прямых доказательств ее участия в белом движении, но в мае 1920 года ее приговорили к расстрелу как злейшего врага советской власти, и приговор был приведен в исполнение.

Ведущий библиотекарь отдела обслуживания
Рожкова Людмила Юрьевна

Один комментарий на «Русская Жанна Д’Арк»

  1. Уведомление: 14+ Истринская центральная районная библиотека имени А. П. Чехова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *