Алексей Сурков

Истринские вести, 14 октября 2010 года
«Пой, гармоника, вьюге назло…»

Съёмочная группа Первого канала, собирая материалы о знаменитых военных песнях —  «Тёмная ночь», «Синий платочек», «Катюша», «В землянке», — приехала на истринскую землю в поисках сюжетов, связанных с рождением песни поэта-фронтовика Алексея Суркова.

Работников телевидения сопровождали: дочь Алексея Суркова – Наталья Алексеевна, Владимир Белобородов, сын легендарного генерала армии, дважды Героя Советского Союза, командира 9-й гвардейской стрелковой дивизии  Афанасия Белобородова, руководитель молодёжной организации «Клуб «ИСТОК» Сергей Лавренко, (истоковцы одиннадцать лет назад установили в д. Кашино памятный знак песне «В землянке») — и наш корреспондент.

Пользуясь «подаренным» солнечным днём, оператор торопился заснять всё, что служило «контекстом» для появления знаменитой песни: дорогу, по которой зимой 41-го двигалась вражеская техника; запечатлённый в обелисках и монументах боевой подвиг народной армии. У деревни Рычково шли кровопролитные сражения, здесь стоит монумент погибшим воинам и сельчанам. А рядом – памятник танкистам, вступившим в неравный бой с фашистами, возведённый истоковцами при поддержке районной и местной администраций, различных организаций и спонсоров. Далее, в деревне Кашино, памятный знак песне «В землянке», также сделанный руками членов клуба.

— Когда ребята узнали историю создания песни из книги «Истра 1941» и других публикаций, они смонтировали фильм о «Землянке», — говорит Сергей Борисович. – Потом  пришла идея, пока нет памятника, сделать знак. Он скромный, но за эти одиннадцать лет, как он стоит, на нём нет ни одной царапины… Примерно в этом месте, между деревнями Кашино и Дарной, находился командный пункт 258-го стрелкового полка 9-й Гвардейской дивизии…

По воспоминаниям Алексея Суркова из книги «Истра 1941»:  «немецкие танки, пройдя лощиной у деревни Дарны, отрезали командный пункт полка от батальонов… Оставшиеся в деревне бойцы и командиры сбились в небольшом блиндаже, оборудованном на задворках КП у командира полка подполковника М.А. Суханова… Мне с фотокорреспондентом в блиндаже места не осталось, и мы решили укрыться от минометного и автоматного огня на ступеньках, ведущих в блиндаж». Дальше Сурков рассказывает, что всем пришлось менять расположение. Под обстрелом, применив «карманную артиллерию» — ручные гранаты — стали отходить к речке. По льду и мёрзлой земле перешли на противоположный берег. Как оказалось потом, они прошли минное поле… Под впечатлением пережитого Сурков, на следующий день в редакции газеты «Красноармейская правда», где он был военным корреспондентом, пишет письмо жене, а в нём строки стиха «Бьётся в тесной печурке огонь», которая в 1942 году становится песней «В землянке». Так её назвал композитор Константин Листов.

Военные песни, как известно, тоже «воевали», они ходили по рукам на обрывках газет, листочках, едва успев родиться. Так и с «Землянкой»: первое время она была запрещена для печати из-за слов «а до смерти — четыре шага», но её давно знали на фронтах, она передавалась из уст в уста, став народной.

—  В переписке отца есть письма от гвардейцев с благодарностью за песню и возмущением, что с ней «мудрят», — рассказывает Наталья Алексеевна. Она показывает оператору место – земельный участок у дороги, который выделила администрация района недавно для будущего музея песни Суркова. – Может быть, здесь будет построена и настоящая землянка, — добавляет она.

Пока что есть сложности с регистрацией участка. Часть экспозиции: личные вещи, фотографии, книги она передала в истринский «Клуб «ИСТОК», музей в Карабихе, на Ярославщине – родной земле поэта.

Съёмки продолжились на Ленино-Снегирёвском мемориале «Рубеж Славы», около могилы Афанасия Белобородова. Говоря об известных песнях войны, Владимир Афанасьевич рассказал, как в их семье любили петь «Тёмную ночь», «Бьётся в тесной печурке огонь» (т.е. «В землянке»), о Байкале, т.к. отец родом из Иркутска.

Владимир Афанасьевич рассказал о том, как на 41-м километре шли ожесточённые бои, как сибиряки отстаивали в сражении каждую пядь земли. Объяснил работникам ЦТ, что по завещанию Афанасий Павлантьевич похоронен здесь, на истринской земле вместе со своими гвардейцами.

…Детвора резвилась неподалеку, у экспозиции танков: смело изучала их, залезая на броню, усаживалась, как в седло, на стволы пушек, воображая себя в бою. Один только взгляд на громадный ствол орудия немецкого «Тигра» и его широко расставленные гусеницы приводил в смятение. А ведь под него с зажигательной смесью кидались наши солдатики, зная, что погибнут. И песни им нужны были, как воздух, для поднятия духа, любви к Родине, своим любимым, и ненависти к врагу.

Людмила ДЕРБУШЕВА,

фото автора

Обзор жизни и творчества Суркова А.А.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *