Блюмин Георгий Зиновьевич

Георгий Блюмин, доктор технических наук и профессор культурологии, консультант компании «Терра-Недвижимость», автор книги «Царская дорога», продолжает серию рассказов по истории Рублевки.

Трудно понять, из чего складывается «гений места» (genius loci), как тот или иной край становится вдруг модным, потом очень модным, а следом и мифологическим. Но что известно точно: места хранят дух людей, когда-то здесь живших. Поэтому всегда полезно знать хотя бы имена тех, кто населял вашу местность столетие назад.

В этом отношении нынешняя популярность Рублево-Успенского шоссе оправдана исторически. И сто, и двести лет назад здесь жили люди, вошедшие в учебники российской истории. Так что рубеж ХХ и ХХI века не стал исключением: декорации сменились, традиция продолжилась. Посмотрим, где ее истоки.

Самая знаменитая дорога России, называвшаяся когда-то Царской, невелика — в ней лишь около 60 километров. Начинается она от Дорогомиловой слободы, что близ Киевского вокзала в Москве, а тянется до Саввиной слободы Звенигорода — ровесника столицы. Меньше часа езды на автомобиле — и за окном за это время пробегут века русской истории.

Почему, собственно, она Царская? Потому что по этой дороге, часть которой именуется ныне Рублево-Успенским шоссе, проносились некогда сокольничие с боевыми птицами на рукавицах, ведомые молодым царем Иоанном Васильевичем, не получившим тогда еще прозвище «Грозный». Спешили они в охотничьи угодья государя, что были по правому берегу реки Москвы, в девственных сосновых лесах.

По всему правому берегу, иногда перебегая на левый, от Звенигорода до самой Дорогомиловой слободы, простирался бескрайний бор, где водился зверь и скрывались разбойничьи атаманы. Оттого-то и легко было убежать из Кремля в Литву, спасаясь от монаршего гнева, князю Курбскому, а позднее и самозванцу Гришке Отрепьеву. Слово «бор» и поныне звучит в названиях здешних деревень: Барвиха, Барки…

Потому еще дорога называлась «царской», что по этому пути совершали пешие паломничества в Саввино-Сторожевский монастырь на поклонение мощам святого Саввы Звенигородского Михаил Федорович и Алексей Михайлович, а вслед за ними — император Петр Великий и императрица Екатерина Вторая. В конце ХVIII века вдоль дороги и в ее ближайших окрестностях уже было 16 княжеских и 4 графские усадьбы. Через сто лет к ним прибавились две усадьбы императорские.

Дорога не утратила своего статуса и после 1917 года. Здесь часто бывал, например, вождь мирового пролетариата В. И. Ленин. В Кунцеве (Волынском) и в Зубалове (ныне деревня Калчуга), на ближней и дальней дачах, жил И. В. Сталин. Этот край избрали для своих резиденций и первый, и второй президенты современной России.

С далеких времен известно, что «роза ветров» для Москвы — это ветры западные. Ещё царь Алексей Михайлович, отец Петра I, своим указом от 20 января 1664 года запретил создание каких-либо дымящих производств западнее столицы: «Не велеть строжайше в тех на запад Москвы окрестных сих лесах никакова дымнава промысла, и кострищ великих не складывать, а кузней, коптильней и протчих дымом обильных промыслов не иметь более крайне потребного, и лесов там наших великих в коих ветры сии родятся не трогать и от пожаров оные оберечь со всем тщанием, дабы ветры сии от запада на Москву веящи, чисты и благоприятны нами от Бога обретались.»

Совершим и мы путешествие по «царской дороге», путешествие от западных окраин Москвы до восточного предместья Звенигорода по Рублево-Успенскому шоссе.

В начале этого шоссе — поселок Рублево с известной водокачкой, которая с 1903 года подает в Москву москвореченскую питьевую воду. В конце — старинное село Успенское, где «царская дорога» раздваивается: вправо — к Николиной Горе, прямо — к поселку Горки 10.

Это теперь Крылатское и Ромашково разделяет кольцевая автодорога. Прежде здесь была единая вотчина Ксении Ивановны Романовой, матери первого царя из династии Романовых Михаила Федоровича. Прежний Никольский храм в Ромашкове помнил богослужения, проводимые митрополитом Филаретом — в миру Федором Никитичем Романовым, отцом царя и фактическим правителем России. Позже архитектор П.Т. Завьялов выстроил на том же месте каменную церковь во имя Николая Чудотворца с трапезной и колокольней. По преданию, у алтаря находится могила Ксении Романовой, в монашестве великой инокини Марфы. И самое название села, Ромашково, прямо связано с фамилией царствующей династии.

Природа здесь по-прежнему хороша. Не зря о ней так восторженно пишет в «Двадцати письмах к другу» дочь Сталина Светлана Аллилуева, детство которой проходило вблизи Ромашкова.

Следом за Ромашковом — деревня Раздоры, часть огромного княжеского поместья сперва Голицыных, а затем Юсуповых, относящаяся к знаменитому Архангельскому, что на противоположном берегу Москвы-реки. Раздоры — единственная деревня этого поместья, расположенная на правом берегу реки. Из-за этого постоянно возникали споры (раздоры) о принадлежности деревни — отсюда и название. Раздоры как деревня на речке Чаченке впервые упомянута в документах XVII века, а владели ею тогда бояре Одоевские. Здесь, на даче Боткиных, жил и работал известный художник К.С. Малевич, его могила — в поле по дороге на Немчиновку. Интересно, что русло Москвы-реки возле Раздор — искусственное, прокопанное в связи со строительством Рублевского водозабора. Старое русло реки образует огромную излуку, внутри которой находится заповедный остров.

В Архангельском ныне уживаются и музей-усадьба, и санаторий Министерства обороны. Созданный по «ученой прихоти» князя Н. Б. Юсупова в начале ХIХ века дворец и шеститеррасный регулярный парк, крепостной театр и многочисленные парковые постройки составили Архангельскому всемирную славу «подмосковного Версаля». Здесь дважды побывал А. С. Пушкин, написавший после этого свое знаменитое «Послание к вельможе». Название усадьбы происходит от церкви Михаила Архангела, построенной здесь в XVII веке.

Вслед за Раздорами — деревня Барвиха (в XIIX веке- Бориха). Здесь дорогу пересекает речка Самынка, правый приток Москвы-реки. По течению этой речки, выбегающей из Решетникова пруда на Красногорском шоссе и проходящей многокилометровый путь в здешних лесах, образовано пять живописных прудов. Одним из них украшен санаторий «Барвиха», расположенный в километре от «царской дороги» на Подушкинском шоссе. Над прудом — бывший замок баронессы Мейендорф, возведенный в стиле поздней готики П. С. Бойцовым в 1885 году. В замке бывали русские императоры Александр III и Николай II. Рядом с замком — реставрируемая ныне церковь Рождества Христова 1759 года. Чуть дальше старинное село Подушкино, где провел лето 1883 года П. И. Чайковский. Говорят, березовую аллею здесь сажал сам композитор.

В Барвихе долго жил и работал «советский граф», жуир и гурман писатель Алексей Николаевич Толстой. Рядом с дорогой, слева, необычная бревенчатая церковь — недавно возведенная по благословению патриарха Алексия Второго точная копия утраченного в 1930-е годы Покровского храма 1886 года. Когда-то здесь располагалось подворье Зачатьевского женского монастыря ХIV века.

За Барвихой — известная на всю страну Жуковка. Наименование этой деревни происходит от названия лесного урочища Жуковка, где в старину стояла сторожка лесника Жукова. Рассказывают, что Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, отдыхавший в соседнем санатории «Барвиха», в шутку называл Жуковку своим фамильным поместьем.

Если за Жуковкой свернуть с Рублево-Успенского шоссе направо, то через несколько минут мы оказываемся на Ильинском мосту и на левом берегу Москвы-реки. Село Ильинское с 600-летней историей и сегодня известно императорской усадьбой, осененной храмом во имя Ильи-пророка. Основал усадьбу в ХVII веке первый московский губернатор боярин Стрешнев, а в начале XIX столетия ею владел граф А. И. Остерман-Толстой, герой Отечественной войны 1812 года. Это он насадил липовую аллею через Глухово на Архангельское, где каждое дерево служит памятью русским воинам, павшим при Бородине.

Во второй половине ХIХ века Ильинское переходит в императорскую собственность, дом перестраивается архитектором А. И. Резановым, и здесь живет императрица Мария Александровна, вдова Александра II. Последний владелец перед революцией — ее племянник, великий князь Дмитрий Павлович, глава заговора против Распутина в 1916 году. До наших дней сохранились усадебные постройки с романтическими названиями: «Кинь грусть», «Не чуй горя», «Приют для приятелей», камергерский и камер-фрейлинский корпуса.

В Ильинском работали многие: Лажечников и Аксаков, Полежаев и Языков, собиратель русских народных песен Киреевский, здесь выступал Шаляпин. И Ленин тоже здесь побывал, так что в советские времена в усадьбе долгие годы располагался дом отдыха «Ильичево».

Дальше по дороге въезжаем в деревню Усово, где было еще одно имение царской семьи. Ныне справа видны царские конюшни, а слева — всем хорошо памятная президентская резиденция Ново-Огарево, где Горбачев тщетно пытался сохранить СССР.

Далее, с правой стороны, в километре от Рублево-Успенского шоссе, стоит село Знаменское с церковью Знамения Пресвятой Богородицы середины XVIII века, недавно отреставрированной. В XVIII веке здесь была усадьба основателя Московского университета графа И. И. Шувалова. Благодаря замечательному виду на окрестности, открывающемуся с подворья храма, это место полюбилось кинематографистам (в Знаменском, например, снималось «Дворянское гнездо»).

Возвратившись на «царскую дорогу», въезжаем в поселок Горки-2. Здесь некогда было небольшое имение, снабжавший продуктами царские усадьбы, а затем и совхоз, поставлявший продукты для правительственных дач. Перед революцией здесь находился также конный завод помещика Трапезникова. Вообще, название Горки, как правило, не связано с принадлежностью к возвышенному месту, а с принадлежностью к «возвышенным» людям. Это были великокняжеские и царские усадьбы, которыми занимался специальный Департамент уделов. Таковыми являются находящиеся вблизи «царской дороги» Горки-2, Горки-6, Горки-9, Горки-10.

А вот и деревни Барки и Бузаево. Справа, посреди огромного москвореченского луга, хорошо виден с дороги стоящий на взгорье «храм под колоколы», поставленный здесь более трехсот лет назад боярином Шереметевым по проекту гениального зодчего из крепостных Якова Бухвостова. Церковь в стиле нарышкинского барокко — храм и колокольня в одном объеме — находится в селе Спас-Уборы и носит имя Спаса Нерукотворного Образа. Ее стоит рассмотреть вблизи, чтобы насладиться фантастической красотой белокаменной резьбы, которой украшены храм и гульбище вокруг него.

Дорога поворачивает направо, к Москве-реке и поселку Николина гора, находящемуся за ней. Так шли в Звенигород русские цари. Императоры, начиная от Петра Великого, предпочитали путь через Успенское и Горки-10. Москву-реку часто форсировали на плотах. И мы заглянем в село Успенское, одно из старейших сел Подмосковья, недавно отметившее свой 700-летний юбилей. Здесь завершается реставрация храма Успения Пресвятой Богородицы 1700 года. Рядом уцелело усадебное здание своеобразного архитектурного рисунка, построенное П. С. Бойцовым для князей Святополк-Четвертинских, основателей местного конезавода. В доме в конце ХIХ века бывали Левитан и Чехов. В те времена усадьба уже принадлежала московскому промышленнику Сергею Морозову, брату известного Саввы Морозова. «На днях был в имении миллионера Морозова, — писал ироничный Чехов в 1897 году, — дом как Ватикан, лакеи в пикейных жилетах с золотыми петлями на животах, мебель безвкусная, вина от Леве, у хозяина никакого выражения на лице — и я сбежал».

Выше по течению Москвы-реки — усадьба «Горки-10», которой некогда владел Савва Тимофеевич Морозов. Сохранился дом с колоннадой, окруженный старым парком. В этом доме жил после возвращения с солнечного Капри Горький. Здесь он продолжал работать над «Жизнью Клима Самгина». Здесь же и умер.

А Николину Гору создали в советские годы как поселок ученых, артистов и писателей. В 1473 году впервые упоминается бывший на этом месте маленький монастырь Святого Николы на Песку — отсюда название современного поселка. Здесь были дачи народных артистов СССР Качалова и Неждановой, писателей Новикова-Прибоя и Вересаева. Ныне работает музей писателя В.В. Вересаева. За Николиной горой расположилась деревня Аксиньино, бывшая собственность московских митрополитов и патриархов. В Аксиньино делал последнюю остановку по пути на богомолье в Звенигород царь Алексей Михайлович. Место это отмечено церковью Николая Чудотворца 1876 года постройки. А в соседней деревне Грязь любил проводить летние месяцы Самуил Маршак.

И вот наконец-то древний Звенигород. Рядом с ним усадьба графов Олсуфьевых Ершово, где любил бывать поэт Афанасий Фет, а неподалеку известное в истории русской культуры подмосковное имение Введенское. Здесь строил в конце XVIII века знаменитый русский зодчий Н.А. Львов. Кстати, поблизости находится и село Захарово, где жил в детстве А.С. Пушкин и где ныне открыт музей.

В конце XVIII века владелец Введенского князь Лопухин пригласил сюда блистательного архитектора Н. А. Львова (кстати, в этом году мы отмечаем 250 лет со дня его рождения). И Львов создает во Введенском одну из лучших подмосковных усадеб, сохранившуюся до наших дней.

Львов построил во Введенском дом-дворец с двумя колоннадами, разбил красивейший пейзажный парк, в классическом стиле отстроил здания конюшен. Позже, в 1812 году, по его проекту возвели и усадебную церковь. Поэтический облик усадьбы привлекал многих. Ее любил друг Львова Державин. Здесь охотно бывали художники Серов, Коровин, Борисов-Мусатов, композиторы Чайковский и Танеев. В годы, когда усадьбой владел В. И. Якунчиков, в ней жила его дочь, известная художница Мария Якунчикова, полотна которой хранятся в Третьяковской галерее. А незадолго до революции усадьбу купил граф Сергей Шереметев, чья семья владела знаменитыми поместьями Кусково и Останкино.

С террасы дворца во Введенском отлично виден Саввино-Сторожевский монастырь, конечный пункт «царской дороги». Это о нем сказано в изданном лицейским другом Пушкина Михаилом Яковлевым «Словаре о русских святых» 1836 года (поэт книгу похвалил): «В старинных грамотах монастырь Саввинский писался Саввин на Сторожах, потому что на горе, где он воздвигнут, становилась некогда опасливая стража для остережения Москвы от нашествия неприятелей, которых можно было с горы издалека завидеть. Саввинский монастырь был часто посещаем царем Михаилом Феодоровичем и сыном его Алексеем; они живали там по нескольку дней; им обязан монастырь своим улучшением».

А места по царской дороге обязаны своим улучшением тем, кто здесь жил, возводил дома и, думая о будущем, не забывал о предках. В них-то, как выяснилось, вся соль.

По материалам сайта

 

Книга профессора культурологии Георгия Блюмина » Царская дорога » уже стала библиографической редкостью.

Впервые в книге приведен подробный каталог историко-культурных мест вдоль дороги от Кунцево до Звенигорода. С автором этого уникального издания беседует корреспондент газеты «На Рублевке» Евгений Королев.

Георгий Зиновьевич, как появилась эта книга?

— Я долго прожил в городе Одинцово и ребенком постоянно ходил гулять в рублевские леса. На берега реки Самынки, в замок Барвиха. Всегда интересовался историей этих мест, в частности историей населенных пунктов, древних усадеб. Затем получилось так, что я стал водить экскурсии по Рублево-Успенскому шоссе. Вышло это случайно: С детства кроме истории я серьезно увлекаюсь литературой и поэзией. И вот в 1990 году на литературном вечере в санатории Барвиха, где я читал стихи, рассказывал о жизни Пушкина, о его деде, часто бывавшем в Подушкино, о замке Мейендорф, меня вдруг попросили продолжить рассказ в самом замке. Я согласился: Потом постепенно начал водить группы и по окрестностям Царской дороги, по усадьбам, деревням и историческим местам. Стал очень популярным знатоком этих мест у отдыхающих в рублево-успенских санаториях «Барвиха», «Архангельское», «Звенигород». Проводил экскурсии для многих московских турагентств, коллективов с заводов и предприятий. К этим местам всегда был интерес. А в последнее время он вырос еще больше. Ко мне за консультацией стали обращаться крупные агентства недвижимости. Тут я понял, что на всех меня не хватает и надо писать книгу.

Известно, что об этих местах и об истории самого Подмосковья очень мало исторической литературы. Где вы собирали материал для книги?

— Собственными исследованиями и в исторических архивах. Будучи пытливым человеком, излазил Рублевку вдоль и поперек. В книге я привожу один пример, как я на территории санатория «Барвиха» неожиданно для себя наткнулся на захоронение воинов Великой Отечественной войны — большое мемориальное кладбище, где похоронено более ста солдат. О нем мало кто знает, а вход для местных жителей открывают только в День Победы. Пробравшись туда тайком, я ходил между могил и наговаривал на диктофон имена похороненных солдат, чтобы опубликовать в книге. Может, прочтя ее, кто-то из их родных узнает об этом месте.

А как вы попали в архивы?

— Мечта попасть в исторический архив у меня была давно. Но смог я это сделать, когда, будучи доктором технических наук, я стал еще и профессором культурологии. Это дало мне доступ к историческим архивам. Я работал в Архиве внешней политики Российской империи, Государственном архиве Российской Федерации, Российском государственном архиве древних актов, Российском государственном военно-историческом архиве, Центральном историческом архиве Москвы и архивах РАН. В общей сложности пять лет я посвятил архивам. Главное в моей книге, конечно, перечень усадеб, впервые составленный по абсолютно точным данным, с указанием всех владельцев и достопримечательностей. Также в ней 11 историко-культурологических рассказов, связанных с Царской дорогой. В конце я привел более тысячи имен, упоминающихся в книге.

Было ли какое-то ограничение или цензура при вашем посещении таких серьезных архивов?

— Нет, цензуры и ограничений не было. Просто в некоторых архивах не разрешено записывать. На входе отбирали блокнот и ручку, обыскивали, чтобы не было диктофона. Но у меня феноменальная память, чего эти люди не знали. И я буквально «фотографировал» нужные мне материалы.

Зная уже много о Рублевке, вы для себя сделали какие-то открытия?

— Открытий было много. Например, тот факт, что в XVIII веке большая часть Рублевки была не в частных руках, а принадлежала государству. Княгиня Голицына, владевшая огромной территорией — усадьбой Ильинское, Калчугой, Бузаево, Борками, — продала это все в казну затем, чтобы выкупить небольшой участок земли в городе Демре и воссоздать там церковь Николая Чудотворца, превращенную турками в мечеть. Потом обнаружился замечательный факт моей родословной, тоже связанный с Царской дорогой. Оказалось, что граф Чапский, у которого в свое время работала моя родная бабушка, находился в прямом родстве с Михаилом Мейендорфом, хозяином барвихинского замка. В связи с этим многое, что рассказывала мне бабушка, приобрело рублевский оттенок. Этому я посвятил целую главу «Начало автобиографии». В архивах нашел, что княгиня Вера Александровна Святополк-Четвертинская, которая построила конный завод в Успенском, родная сестра Надежды Александровны Мейендорф, владелицы замка в Барвихе: Так выстроилась история Рублевки в лицах. Например, Воейковы, владельцы усадьбы Подушкино, в XVIII веке оказались связаны с родословной Александра Сергеевича Пушкина. Дед великого поэта Лев Александрович Пушкин был женат на сестре своего ближайшего друга Александра Матвеевича Воейкова — Марии Матвеевне. Однажды Лев Александрович узнал о связи жены с гувернером их детей, французом. Тогда, приехав в Болдино, Пушкин вместе с братом жены высекли розгами иноземца и пристыдили Марию Матвеевну. Лев Александрович вскоре после этого развелся с Воейковой и женился на Ольге Васильевне Чичериной, от которой у него родился сын Сергей Львович — отец Александра Сергеевича.

Выход вашей книги — действительно большое событие для жителей Рублево-Успенского шоссе?

— Да. Прежде еще никто так полно и подробно не занимался историей популярнейшей в стране дороги. И вы знаете, материалов, собранных мной, хватит еще на несколько книг. Был бы заказ. Ведь и эту первую книгу я издал тоже благодаря спонсорам, в том числе с самой Рублевки. Мне хотелось издать книгу в достойном названию виде. Поэтому я ограничился, на мой взгляд, наиболее важным материалом и много внимания уделил ее оформлению. Отпечатана она в виде альбома — на дважды мелованной бумаге. Чтобы книга выглядела по-царски, обложка отделана специальным бриллиантовым напылением, которое на солнечном свете переливается всеми цветами радуги. Для этого весь тираж, две тысячи экземпляров, из Словении возили в Зальцбург.

Наверное, из-за этого повысилась стоимость?

— Судите сами — 460-страничный альбом стоит $180. Для кого-то это дорого, а кому-то — копейки.

Каким историческим периодом заканчивается ваше исследование истории Рублевки?

— Примерно 50-ми годами прошлого столетия. За новейшую историю я пока не брался, хотя она не менее интересная и захватывающая. Вообще, профессиональные историки до последнего времени меня почти не замечали. Им не нравилось, что я вторгся в их мир со своим культурологическим взглядом на вещи. Но вот смирились. Теперь ходят на мои лекции в Доме ученых, слушают, изумляются, задают вопросы: «А где вы узнали?..» И сейчас я продолжаю собирать данные. Недавно был в командировке в Греции, читал лекции по Пушкину, так там, в архивах, я тоже наткнулся на информацию, связанную с Рублево-Успенским шоссе.

Текст Евгений Королев

Творческая встреча с Г.З. Блюминым состоялась в библиотеке 2 октября 2010 года. Подробности здесь

Один комментарий на «Блюмин Георгий Зиновьевич»

  1. Екатерина максимова говорит:

    Интересно познакомиться с Георгием Блюминым .И очень срочно ! мы 9компания ОРИЕНТ АРТ) подготовили рельеф для открытия в дер Солослово( должно состояться 13-14 сентября 16 года )о Истории деревни Саларево-Солосово ,о Пьетро Антонио Солари …..Все готово !! Администрация Одинцово нас приветствует.Скульптурные мастерские Степана Мокроусова -Гульельми изготовили рельеф Книга —прекрасная!!! Куплю неприменно!! Хочу созвониться с Георгием и договориться о встрече и сотрудничестве!!! 89636532808 В радостной надежде!!!!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *