«Звучная лира». К 120-летию М.И. Цветаевой

Звучная лира

Творческий путь М.И.Цветаевой (1892 — 1941)

Серебряный век… Если произнести это медленно и прислушаться, словно где-то в глубине души прозвонил хрустальный колокольчик. Само это словосочетание ассоциируется в сознании с чем-то возвышенным и прекрасным.

Откуда появилось это название?

Выясняется что данным термином еще на заре прошлого века пользовались многие критики и литературоведы: поэт Соловьев, прозаик Садовский и др. Можно вспомнить  М. Цветаеву:

Разлетелось в серебряные дребезги
Зеркало, и в нем – взгляд…
… Я сегодня во сне рассыпала
мелкое серебро…

Серебряный век не просто набор русских поэтических имен. Это особое явление, представленное во всех областях духовной жизни России. Эпоха, отмеченная необычным творческим подъемом не только в поэзии, но и в живописи, музыке, театральном искусстве, в гуманитарных и естественных науках.

Поэзия как наиболее тонкий и чувствительный элемент культуры улавливала тревожные противоречия кризисной эпохи — всплеск духовности с одной стороны и предощущение близкой катастрофы — с другой, что не могло не сказаться на ее дальнейшем развитии.

А.Саакянц. М. Цветаева. Страницы жизни и творчества (1910-1922)

«Четырехлетняя моя Муся ходит вокруг меня и все складывает слова в рифмы,- может быть, будет поэт?»-так сказала о своей маленькой дочку мама Цветаевой.

И не ошиблась..

Знаменитый поэт, драматург и прозаик Серебряного века…

Вот кем стала ее дочь. Казалось, она всегда пребывала в мире собственных иллюзий и фантазий и щедро делилась ими со своими читателями.

Творческий облик М.И. Цветаевой необычайно многогранен. Перед читателем предстает самобытный  поэт и неожиданный прозаик, оригинальный драматург и тонкий мемуарист, исследователь литературы и глубокий мыслитель. Это яркая индивидуальность. Вот что писала сама Цветаева: «Большим поэтом может быть всякий большой поэт. Для большого поэта достаточно большого поэтического дара. Для великого самого большого дара — мало, нужен равноценный дар личности, ума, души, воли и устремление этого целого к определенной цели, т.е. устранение этого целого» («Искусство при свете совести»,1932). Когда М. Цветаева отдала в печать свою первую книгу «Вечерний альбом» ей только что исполнилось 18 лет. Четыре года назад она потеряла мать. Сгоревшая 38 лет отроду Мария Александровна Цветаева (Мейн) высокоодаренная женщина, грустная и романтическая, суровая и нежная навсегда осталась болью в сердцах ее двух дочерей Марины и младшей — Анастасии. Мария Александровна вышла замуж за Ивана Владимировича Цветаева (44-летнего профессора Московского университета, вдовца с двумя детьми). Их мать мать умерла, и Иван Владимирович продолжал  тосковать и любить ее

Так что драматизмом был пронизан воздух дома №8 по Трехпрудному пер., где жила семья Цветаевых. Когда умерла Мария Александровна, Марине и Асе было 14 и 12 лет. Одиночество в котором оказалась Марина Цветаева развило в ее характере необратимые свойства, усугубило трагический склад ее натуры. Жизнью Цветаевой с детства и до кончины правило воображение. Прекрасное с раннего детства знание французского и немецкого языков расширяло границы проникновения в неведомые времена и характеры. Герои и события, поселяясь в душе Марины, продолжали в ней и дальше свою работу. Воображение не позволяло Цветаевой подчиняться реальности. В ее стихах появляется лирическая героиня — молодая девушка, мечтающая о любви. Летом Цветаева с отцом и младшей сестрой уезжают в Германию. Лето в Германии в маленьком городке Вайсер Хирш под Дрезденом, Марина и Ася живут в семье пастора, в то время как Иван Владимирович работает в музеях Берлина. После переезда из Германии Цветаева начала свой последний учебный год в 7-ом классе гимназии Брюхоненко М.Г. «Это была ученица особого склада. Не шла к ней ни гимназическая форма, ни тесная школьная парта… Среди нас она была как экзотическая птица, случайно залетевшая в стайку пернатых северного леса. Она неизменно читала или писала, безразличная к тому что происходит в классе», — вспоминает ее одноклассница Т.Н. Астахова. Цветаева готовилась в это время к выходу в литературный мир. Еще не опытной рукой она отобрала 111 стихотворений, не поставив даты написания и разделила условно на 3 части: «Детство»,»Любовь», «Только тени». Книга называлась «Вечерний альбом». Перед каждым разделом – эпиграф, а то и два: из Библии, Наполеона, Ростана. Таковы столпы первого возведенного Цветаевой здания поэзии. «Дама в голубом», «Маленький паж», «Баловство», «У кроватки». Немало инфантильных строк – впрочем очень оригинальных, ни на чьи не похожих. Но некоторые стихи уже предвещали будущего поэта. В первую очередь – «Молитва».

Христос и Ба! Я жажду чуда
Теперь, сейчас в начале дня!
О дай мне умереть покуда
Вся жизнь как книга для меня

В стихах этого альбома рядом с попытками выразить детские воспоминания соседствовала недетская сила. Много стихотворений посвящено умершей матери, сестре Асе. Книгу населяют любимые гимназические подруги, литературные герои, исторические лица, друзья. Первые настоящие любовные стихи, в которых отражены страдания впервые полюбившей души. Эта любовь идеальна, чиста, самоотверженна. Приблизительно через месяц в конце октября 1910 года книга вышла в свет. 5 мая 1911 года Цветаева приезжает в Коктебель в дом Волошина. Встреча с 17-летним Сергеем Эфроном, любовь с первого дня — и на всю жизнь. Внешность Сергея романтична: высок, худ, чувства, связывающие двух людей сильны и прочны. В сентябре оба в Москве, живут недолгое время в «отчем» доме в Трехпрудном. Марина Цветаева и Сергей серьезно заняты. Она готовит книгу «Волшебный фонарь». С конца 1911 года Цветаева увлечена литературной жизнью, в которой принимает участие. 3 ноября она вместе с сестрой выступает на вечере, устроенном Брюсовым в обществе свободной эстетики в литературно-художественном кружке. В декабре она принимает участие в конкурсе на лучшее стихотворение, которое должно быть написано на тему пушкинских строк из «Пира во время чумы». 10 января Цветаева подписывает свой «Волшебный фонарь» в печать. Другой персонаж «детских» стихов — Эфрон («Бабушкин внучек», «Венера» и т.д). 27 января в Москве состоялось венчание Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. Вначале марта новобрачные уезжают за границу в 2-месячное  свадебное путешествие: Франция, Италия,Германия. К 13 мая Цветаева и Эфрон возвращаются в Москву и присутствуют на общероссийских и семейных торжествах. 31 мая открывается музей Александра III на Волхонке (мечта Марины Цветаевой).

1912 год — почти белая страница. В мае 1912 года был снят дом №8 на Собачьей площадке. Затем Мария и Сергей едут в Прагу и около месяца живут у Сусанны Давыдовны Мейн (бонны Марии Александровны). Вскоре Цветаева с мужем уезжают в Москву и живут в доме у артистки Самаровой. 5 сентября 1912 года у Цветаевой рождается дочь — Аля — Ариадна Эфрон, в половине шестого утра под звон колоколов

Девочка! — Царица бала!
Или схимница — Бог весть!
Сколько времени — Светало.
Кто-то мне ответил: Шесть.

Готовится к печати в феврале 1913 года альбом «Из двух книг». Он маленький всего 40 стихов (из предыдущих сборников). 20-летняя Цветаева заполняет свои тетради записями о младенчестве дочери. До апреля 1913года Цветаева с мужем и маленькой дочкой живут в собственном доме на Полянке. В апреле 1913 года Волошин уезжает в Коктебель, вскоре туда отправляется и Цветаева с семьей. Стихи весны-лета 1913 года более взрослые и эмоционально более выразительные, в них стало больше остроты чувств. Первое полугодие 1914-го складывается спокойно для Цветаевой и очень трудно для ее мужа, который должен сдать экзамены экстерном за курс гимназии, чтобы поступить в университет. К осени 1914 года Цветаева нашла дом №6 по Борисоглебскому переулку. К стихам она вернулась в октябре 1914 года, вдохновленная новой встречей с поэтэссой Софьей Яковлевной Парнок. Следующий 1915, если судить по стихам, не принес покоя Цветаевой. Ее муж твердо решил поступить братом милосердия в санитарный поезд и с нетерпением ждал отправки на фронт. В конце марта он получает назначение на фронт. Новый 1916 год Цветаева встретила в Петрограде. После поездки в Петроград укрепится знакомство Цветаевой с издателями журнала «Северные записки»; она будет печататься в каждом номере журнала за 1916 год.

«Версты» — так называется вышедшая в 1922 году книга стихов 1916 года, куда вошло  2/3 написанных Цветаевой за этот год. Год рождения настоящей Цветаевой. В сентябрьском, октябрьском, ноябрьском, декабрьском номерах «Северных записок» был напечатан в ее переводе роман А. де Ноай «Новое упование».

В первые дни нового 1917 года у Цветаевой появляются не самые лучшие стихи, в них слышатся перепевы старых мотивов, говорится о последнем часе лирической героини. 13 апреля 1917 года у Цветаевой родилась дочь Ирина. На единственной сохранившейся фотографии, где девочка снята вместе с Ариадной, ей около 2-х лет. Она больше похожа на отца.

«Я сначала хотела ее назвать Анной (в честь Ахматовой) — но ведь судьбы не повторяются», — записала Марина Ивановна в тетради. 22 и 25 апреля Цветаева написала два стихотворения о Стеньке Разине и персияночке в полемике с известной народной песней. Это маленькая драма в 3-х  частях.  Легенду о Разине Цветаева трактует как любовную коллизию. Подходило к концу полугодовое учение Сергея Яковлевича в школе прапорщиков. Однако на фронт он не попал, а получил назначение на должность прапорщика 10 роты 56 запасного полка в Москве. В это время Цветаевой приходит мысль о переезде в Крым. Силы ее на исходе. Оставив детей на попечение сестер мужа и прислуги, Цветаева уехала к Анастасии Ивановне — поддержать сестру в ее горе (умер муж, а затем и сын). Муж Цветаевой, оказавшись в стане врагов революции, находится на волоске от смерти. Конец 17-го принес новую дружбу — Павел Антопольский, поэт, актер, ученик Вахтангова. Ему 21 год. В глазах Цветаевой Павел предстал поэтом пушкинского жара души.

Сейчас Марину волнует и мучает одно. Еще в январе ее муж тайно появился на несколько дней в Москве. 18 января она видела его последний раз перед долгой (4,5 года) разлукой. Из Москвы он уехал в Ростов, где формировалась добровольческая армия Корнилова. Оттуда в феврале начался ледяной поход по донским и кубанским степям на Екатеринодар, а затем — отступление к Новочеркасску. Марина Ивановна очень долгое время ничего не знала о своем муже. Он был жив. Вот что он писал Волошину и его матери: «Только что вернулся из Армии. Я жив и даже не ранен это невероятная удача, потому что от ядра корниловской  армии ничего не осталось». Узнав эту главную весть Цветаева успокоилась. За 3 месяца лета 18-го года — 25 стихов. 8 сентября Цветаева написала два стихотворных обращения к Ирине:

Под рокот гражданских бурь,
В лихую годину
Даю тебе имя — мир
В наследье — лазурь.
Отыйди, Отыйди, Враг!
Храни Триединый
Наследницу вечных благ
Младенца Ирину.

Однако Ирина не прожила и 3-х лет. Через некоторое время Марине написал Сергей, но она этого письма никогда не прочитала! Оно осталось в архиве Волошина.

26 ноября 1918 года Цветаева поступила на работу в Народный комиссариат по делам национальностей в качестве «заведующей русским столом информационного отдела». На работе она продержалась 5 месяцев; впечатления наиболее выразительных дней заносила в тетрадь, а позднее сделала из тех записок очерк «Мои службы»: отдельные зарисовки, много диалогов, остроумные колкие суждения. Увы  во все времена она находилась в своем незыблемом противостоянии бытия и быта. Под знаком театра у Цветаевой прошел весь 1918год,  а с конца его и до лета 1919-го начался настоящий роман с театром. Летом 1919-го Цветаева занесла в тетрадь: «Я стала писать пьесы — это пришло как неизбежность». Самая ранняя маленькая пьеса Цветаевой «Червонный валет». Действующие лица — игральные карты. Драма Блока «Роза и крест» напрашивается аналогией к «Червонному Валету».

Действие  2-ой пьесы 1918-го года «Метель» происходит в ночь на 1830год в харчевне в лесах Богемии в метель. 25 декабря 1918г года Цветаева принялась за следующую пьесу, которую назвала «Приключение» о легендарном Дж. Казанова. 23 января 1919 Цветаева начала следующую пьесу «Фортуна», большинство ее героев испорченные личности. Цветаева не стремилась осмыслить сложную судьбу Лозэна. Она рисовала его образ в субъективном, поэтическом ключе.  Следом Цветаева пишет и дописывает до конца новую пьесу — «Каменный Ангел». Действие происходит в Германии XVI века в прирейнском городке. К колодцу со статуей приходят женщины, кидают  в воду кольца и просят дать им избавление от любовных мук. Это пьеса-сказка. Смысл пьесы дилемма двух Любовей «земной» и «небесной».

В июле-августе 1919 Цветаева написала самую сильную пьесу «Конец Казановы» («Феникс»). Она сильна своей двойной достоверностью: исторической ( факты, события в действительности) и современной ( реальностью прототипов главных героев). Эта пьеса сцены не увидела. 27 ноября Марина сделала непоправимый шаг, обернувшийся трагедией — она поместила детей в Кунцевский приют. Через несколько дней Аля тяжело заболела, болезнь длилась 3 месяца. Тяжелобольную Алю Марина забрала из приюта. Ей помогала выхаживать дочь В.А. Жуковская, у нее временно и поселилась Цветаева. 16 февраля умерла в приюте Ирина. Аля медленно выздоравливала. Жизнь понемногу возвращалась. Цветаевой помогли вступить в члены Дворца Искусств, что дало возможность получить дешевый паек. В  конце апреля 1920 Цветаева написала свыше 20 стихов, поводом к созданию которых послужило общение с Н.Н. Вышеславцевым (30-летним художником-графиком). 9 мая 1920 для Цветаевой стал незабываемым днем: она впервые увидела Александра Блока на вечере в Политехническом музее и второй раз, 14 мая, на его вечере во Дворце Искусств. 27 мая Цветаева присутствовала во Дворце Искусств на юбилейном вечере Бальмонта (25-летие литературной деятельности). За 2 месяца с 14 июля по 17 сентября Цветаева написала свою огромную Царь-Девицу на едином дыхании, создавая по 50 строк в день. Это масштабное произведение на основе сказки Афанасьева «Царь-девица». Октябрь, ноябрь, декабрь 1920 прошли для Цветаевой в ощущении отчаяния за судьбу мужа, воевавшего в армии в Крыму.

В самый разгар тоски и драматизма стихов Цветаева перенесла огромный творческий подъем. Поводом была встреча с 24-летним поэтом Е.Л. Ланном.

В ноябре 1921 года Марина Ивановна решает ехать к мужу, который в то время был за границей. В это время Цветаева возвращается к реквиему, начатому в августе. В 1921 вышла новая книга Цветаевой «Версты» — 35 стихов ( январь 1917 — декабрь 1920). Две другие «Стихи к Блоку» и «Разлука» в начале следующего года (1922) выйдут в Берлине. В феврале, получив письмо от мужа, Марина Ивановна с Алей составили список важных вещей в дорогу. 11 мая 1922 года Марина Ивановна уехала в Германию. Когда Цветаевой задали вопрос что вы думаете о своем творчестве? Она ответила: «Моим стихам, как драгоценным винам настанет свой черед»

Ирина Кудрова Версты,дали… М.Цветаева 1922-1939

Книга знакомит читателя с Мариной Цветаевой, времени расцвета ее таланта, времени создания ее вершинных произведений как в поэзии так и в прозе. Пусть в нищете и непризнании но сколько она создала за эти 17 лет.

Семь глав книги -7 локальных временных отрезков в судьбе Цветаевой 20х — 30х гг. Читателю придется поверить автору на слово ни одна подробность не придумана, все имеет документальное обеспечение.

Б.Пастернаку Цветаева посвятила много прекрасных стихв. Это стихотворение является эпиграфом к книге.

Глава 1 Берлин лето 1922 г.

15 мая 1922 года поезд привез их в Берлин. Так началась чужбина. Жизнь вдали от Родины растянется на долгих 17 лет. Утром следующего дня в Прагу ушла телеграмма, извещавшая об их прибытии мужа Сергея Эфрона. В начале 20-х в Германии было 100 000 россиян. В год приезда Цветаевой на литературных вечерах выступали Андрей Белый, Алексей Толстой, Ремизов и Пильняк, Есенин и Северянин, Саша Черный, Ходасевич и другие. Одну из 2-х своих комнат на Прагерплатц, Эренбурги отдали Цветаевой.

«Прягердиле» — кафе где собирались русские соотечественники. Здесь Цветаева встретилась с Андреем Белым. Эта встреча оставила след в ее творчестве: в эпистолярной прозе «Флорентийские ночи» в блестящем эссе «Пленный дух». Белый получает тоненькую книжечку изданную 3 месяца назад. На обложке ее стояло: М.Цветаева «Разлука». И с первых же строк оказывается под чарами удивительных стихов:

Все круче, все круче
Заламывать руки!
Меж нами не версты
Земные- разлуки
Небесные реки, лазурные земли,
Где друг мой навеки уже — Неотъемлем.

Наутро Белый оставил другу конверт с запиской «Позвольте мне высказать глубокое восхищение перед совершенно крылатой мелодией Вашей книги…» Еще через 5 дней еженедельник Голос России поместит отклик А.Белого. Рецензия была озаглавлена: «Поэтесса-певица».

7 июля  в Берлин приехал Эфрон. 4 года разлуки прошли между ними. В последний раз они виделись в январе 1918 г.  В 1923 г. в Берлине выйдет в печать сборник «Ремесло». Эта книга приведет в недоумение читателей. Нервная сжатость, напряженность, жестокость, затрудненность поэтической речи — все было непривычным. Смена стиля означала существенные перемены в отношении к жизненным ценностям. Этот сборник отразил рождение новой стилистики. В конце июня Цветаева получила письмо от Пастернака. Они были знакомы давно. Рядом сидели на литературных вечерах. Так входит в жизнь Цветаевой поэт и человек Борис Пастернак. их привязанности друг к другу суждено было родиться тогда, когда между ними пролегли не версты, границы.

Глава II Чехия (1923)

«Цветаевские» места в окрестностях Праги живописны. От Праги до Виленар полчаса езды.  Маленький одноэтажный домик №051. В этом домике Цветаева прожила год. «Год жизни в лесу со стихами, с деревьями, без людей, — так подытожила она позже, уезжая из этих мест  и с благодарностью оглядывалась». В это время семья Цветаевой –Эфрона успели обрасти достаточным количеством друзей. Сестры Рейтлингер в Праге, молодые Еленевы в Макропсах, семья писателя Чирикова. 4 дня в неделю С. слушает лекции русских профессоров-эмигрантов в Карловом университете. В это время удалось выхлопотать ежемесячное пособие, которое правительство Масарипа платило русским писателям, ученым. В воспоминаниях дочери первый год жизни в Чехии окрашен в идиллические тона.

В Чехии Цветаева переводит дух после борьбы за хлеб и тепло домашнего очага. Но через некоторое время Цветаевой снова пришлось убедиться что она сама мало пригодна для домашнего счастья. Сергей был ее доля, ее судьба. Заботится о нем, делить вместе беды. Это и называла сама Марина: верность. никакие внешние перемены и переезды не имеют власти над творческим импульсом Цветаевой. 5 и 6 августа написаны первые стихотворении цикла «Сивилла», с сентября начинаются циклы «Деревья», «Бог», «Заводские».

12 сентября поток стихотворений прекращается. Цветаева принимается за поэму «Молодец». Через некоторое время она напишет Пастернаку: «Вам нужно написать большую вещь. Это будет вторая жизнь, первая жизнь, единственная жизнь. Вам никого и ничего не станет нужно. Вы будите страшно свободны…».

Поэма «Молодец» будет завершена к Рождеству. И тут почта приносит изданную книгу мемуаров кн. Волконского. Цветаеву связывает с ним сердечная дружба. Марина принимается за рецензию и получилась не рецензия, а прекрасное эссе «Кедр». Едва она дописала, на столе появляются дневники, которые Марина вела в Москве — она хочет составить из них книгу прозы под названием «Земные приметы». 1923 год начался неплохо, но вот в феврале Пастернак присылает свой новый поэтический сборник «Темы и вариации». Пастернак собирается уезжать обратно в Россию. Год мирно начавшийся в горной деревушке не принес покоя Цветаевой. Он стал годом бурных душевных потрясений. В осенние месяцы в жизни Марины ворвется новое чувство. Имя этой стихии – К. Родзевич. В это время у Цветаевой поэтический поток. Среди прекрасных стихов, созданные в феврале-мае циклы «Провода», «Федра», «Поэт», стихотворения «Эвридика», «Душа».

Новый взрыв боли в августе  и еще 14 шедевров, в их числе: «Письмо», «Час души», «Минута», «Раковина».

Помимо лирики жемчужина в поэтическом наследии  Цветаевой — поэма «Горы» и «Поэма Конца».

Ни одна из публикаций не остается без благожелательного отклика. В «Современных записках» опубликована пьеса «Фортуна», в «Воле России» — «Приключение». Стихи — в многочисленных сборниках и антологиях, альманах. И в  газетах в Берлине, Париже, Варшаве, Риге,

Один критический голос настроен на цветаевскую волну. Это голос А. Бакрата. его отклики появились в русской газете  «Дни». Этим летом 1923 года на семейном совете было принято решение: с осени определить 11-летнюю Алю в русскую гимназию в Маравеле. Все лето Аля готовилась: с отцом занималась арифметикой, с матерью — русской грамматикой. К 1 сентября было снято жилье в Праге.

Так Марина оказалась одна в Праге, затем они уехали в маленький старинный городок. Аля очень хорошо освоилась  в гимназии. По утрам Цветаева слушает орган в Костеле, вечерами — всенощную в русской церкви. Она дома во всех храмах, т.к. храм — это дом души.

Глава III Париж-Вандея (1926)

31 октября Цветаева с детьми покидает Чехию. Они поселяются в 3-х комнатной квартире Черновых в Париже — улица Рувэ, 8. К переезду Марина подготовилась очень тщательно. Обдуманно отобраны для печати стихи и проза. Ее приезд замечен. В один из вечеров к ней пришел молодой журналист А. Седых. Вскоре в рижской газете будет опубликован отчет об этой встрече. В первые недели Ремизов успел досадить Марине. Он опубликовал сообщение о том, что Цветаева предполагает издавать новый журнальчик под названием «Щипцы». Шутку приняли за правду и Цветаевой пришлось давать опровержение в газету «Последние новости».

В начале декабря Цветаева отсылает в редакцию «Воли России» последние главы поэмы «Крысолов». В апреле она с детьми готовится уезжать на океан в местечко Сен-Жиль Ванде. Домик на самом деле находится на берегу океана.

В 1928 году Цветаева повторила основные мысли своего эссе, выступив на открытом диспуте о критике в эмиграции. Она закончила выступление призывом: «Пусть пишут взволновано, а не равнодушно». На что критик Адамович возразил: «Нельзя постоянно жить с температурой  в 39º».

Через некоторое время Цветаева влюбляется в Родзевича. С самого начала она замешана на глубочайшем страдании, радость вспыхивает только мгновениями. «С ним я была бы счастлива…» — пишет М. Бахрану.

Несмотря на душевные бури, Цветаева продолжает работу над «Тезеем». К концу октября Эфрон случайно узнает о происходящем из чужих уст. Вначале он не может поверить – ошибка, но все подтверждается  и Эфрон убит, раздавлен. Единственный кому Эфрон находит силы сказать — это Волошин. Родзевич женился летом 1926 г. в Париже. В один весенний день Цветаева и М.С. Буманова (невеста Радищева) поехали по магазинам и Цветаева вручила Бумановой подарок — поэма «Горы» — самая прекрасная поэма  о любви, созданная в XX в.  В Чехии Цветаева прожила 3 года и 3 месяца. Жизнь ее тут не была сказочной. Рождение сына 1 февраля 1925 г. добавило множество нелегких бытовых хлопот. Здесь были пережиты высокие мгновения ее личной судьбы…

Глава IV. Москва-Сен-Жиль-Сьер (1926)

Главный нерв внутренней жизни Цветаевой в 1926 году связан с именами двух ее замечательных современников:  Бориса Пастернака и Р.Мария Рильке. Переписка с Пастернаком круто изменила свою тональность. Он восхищен поэмой. Эпистолярное наследие  Цветаевой решительно другой природы чем письма Чехова или Ахматовой.

Глава V. Медон 1931.

В конце 1929 г. у Эфрона вспыхнул туберкулезный процесс в легких. И их семья 10 лет провела в русском санатории в горной Савойе. Эту осень и зиму семья Эфрона жила в предместье  Парижа — Медоне. Здесь были написаны трагедии «Федра», «Поэма воздуха», «Красный бычок», «Перекоп», эссе «Наталья Гончарова», французский вариант поэмы «Молодец». Материальное положение семьи  ухудшилось в 1929 г. 2 конфликта сыграли в этом свою роль. Маяковский приехал в Париж осенью 1928 г. Цветаева опубликовала приветствие. Оно было расценено эмигрантской прессой не только как одобрение творчеству Маяковского, но и всему режиму Советской России и в наказание Цветаеву отлучают два крупных издания: газета «Последние новости» и журнал «Современные записки».

Осенью 1929г. Маяковский позволил себе грубый выпад против Цветаевской поэзии, не вдаваясь в аргументацию.

Конец 1930 г. прошел под знаком безуспешных попыток найти хоть какой-нибудь заработок для Эфрона. Париж был переполнен безработными. Стоял экономический кризис. Чешское пособие было урезано на треть. Але исполнилось 18 лет, у нее обнаружились незаурядные способности к рисованию. И с осени она стала посещать художественную школу при Лувре. На школьной выставке иллюстраций она заняла первое место и в награду была премирована бесплатным обучением гравюре.

В феврале 1931 г. в Париж приезжает для публичных выступлений  Игорь Северянин.

Зато другой вечер того же февраля принес известие, больно ударившее по сердцу. Это случилось в доме французского драматурга Ш. Вильдрага. Пастернак ушел из семьи. В его жизнь вошла новая любовь — З.Н. Нейгауз.

На ее глазах таяла близость с Алей. Маленький Мур был совсем другим. Уезжает к жениху в Японию ее близкая подруга Е.А. Цвальская.

В июне 1931 г. Эфрон передал через советское полпредство прошение во ВЦИК о советском паспорте. Дома в семье Эфрона горячо поддерживала Аля.

Летом 1931 года на побережье Средиземного моря Цветаева создает цикл «Стихи к Пушкину». Это стихи о Пушкине и о себе: вариация любимой темы цветаевского творчества.

Гл.VI. Кламар-Ванв (1934)

Цветаева живет теперь в Кламаре, с деньгами стало очень скверно. Однажды открыв дверь Цветаева увидела на пороге 3-х господ, похожих на гробовщиков. Они пришли описать имущество. Описывать было нечего. И тогда они составили бумагу о выселке семьи из Франции если не будут уплачены налоги  в кратчайший срок. Спас гонорар, присланный именно в этот день. Именно здесь началась ее лирическая проза. Здесь созданы 4 безусловные жемчужины: «Живое о живом», «Дом у Старого Пимена», «Пленный дух», «Хлыстовки». Очерк, рассказ, эссе, воспоминания — эти все термины можно условно назвать прозой, так их называла Цветаева. Летом  1934 года Цветаева написала 2 прозаические миниатюры — «Страховка жизни» и «Китаец». В их основе — живые впечатления сиюминутной реальности. Тема одна и та же: чужеродность русских во французской среде, под чужим небом.

Мур (Георгий) уже начал ходить в школу. Его отдали в частную французскую школу. Дети Цветаевой главную школу проходили дома. Ариадна выросла человеком широкой разносторонней культуры. В это время она сблизилась с Анной Ильинской-Андреевой ( вдовой Леонида Андреева).

В середине 30-х годов Цветаева пишет крупным жанром (поэмы, драмы в стихах). Осенью 1934 г семья Цветаевой живет в Ванве.

Ванв-Париж 1939 г.

Лето 1937 г. Цветаева провела у моря. Аля уехала в Советскую Россию. Пароход из Гавра прибыл в октябре 1937 в Петербург.

Весной 1938 г. здоровье Эфрона ухудшилось. Его помещают в больницу и позже отправляют в санаторий  с диагнозом кардионевроз. Аля живет с ним, поддерживает быт и уют.

Теперь Марине предстояло решить поедет ли она в Советскую Россию или останется во Франции. Цветаева считала что у ее сына нет будущего во Франции. В начале 1938 г. стало понятно, что надо уезжать. Ванв оказался последним предместьем Парижа, в котором Цветаевой довелось жить.

Рок  отнимал у нее год за годом – ребенка, Родину, читателя, семью, веру в близкого человека, а теперь даже надежду на возможность дальнейшего поэтического творчества.

Сколько бы не терзала ее сердце земная боль, это богатство всегда остается с ней; просторное изменение духа, в котором поместились тайны бытия и усиление человека, устремлены к их достижению. Много раз она повторяла — в стихах, прозе, письмах, что»не умеет жить в днях, обозначенных в календаре, в минутах, фиксируемых часами».

В.Швейцер Быт и бытие М.Цветаевой.

У нас в руках книга, в работе над которой автор провела более четверти века. И стихи и сама Марина Цветаева открывались не сразу; книжечка «Версты» попала автору в руки в ранней молодости, но почти не затронула.

Но скоро В. Швейцер начала собирать книги и стихи Цветаевой, крохи сведений о ее жизни и была поражена абсолютной непохожестью на век, силой ее страстей, громкостью восхвалений и проклятий, доверчивостью и беззащитностью. Цветаева вырастала личностью сложной. Все взлеты и падения, заблуждения и прозрения — все сливалось в образ цельности и гармоничности. Цветаева была Поэтом, прежде всего Поэтом.

Поэт другой не такой как все.

Автор стремится приоткрыть мир, в котором жила Цветаева, ее быт и ее «Бытие». Автор не стремилась «ничего облегчать читателю, чтя читателя». Таков принцип и самой Марины Цветаевой.

Возвращение домой.

18 июня 1939 года — после 17 лет эмиграции Цветаева вернулась на Родину, она предупреждала саму себя: «Прежде чем пускаться в плавание; распродав и раздав весь свой скарб сказать прости всему и вся — взвесь хорошенько стоит ли того страна, куда ты собираешься , да и можно ли считать это страной…»

Теперь Цветаевой нужно было искать жилье и работу. Приходилось начинать литературную карьеру заново. Для официальной советской литературы Цветаева перестала существовать. Имя и стихи Цветаевой помнили поэты ее поколения. Они помнили ее по старым сборникам. Вот что пишет одна читательница: «Мои поколение, родившееся в начале 30-х гг., уже почти не слышало о Мандельштаме. О Цветаевой я узнала случайно: в 1955 году поэтесса Шишова дала нам с подругой «Версты»». Начинать приходилось заново, но не на пустом месте. Поэтессу отягчал груз ее тридцатилетнего писательского прошлого, факт эмиграции и то, что она оказалась членом семьи «врагов народа». Этих причин было достаточно чтобы стать пугалом для обычного советского гражданина. Что же представляла собой  литература во времени возвращения Цветаевой? Она стабилизировалась, упорядочилась, выработала новые формы существования. Давно исчезли разные направления, группировки, объединения. Соцреализм сделался единственным методом советской литературы, исчезла даже память о частных и кооперативных издательствах; теперь весь заработок писатель мог получать только из рук властей. Те, кому нужно было и удалось сохранится, должны были активно становится нужными писателями. Внутри у каждого жил страх. Все вчитывались в подтекст разгромленных статей, пытаясь угадать собственную участь. По ночам прислушивались к звукам проезжающих автомобилей и движению лифта на лестничной клетке — ждали ареста.

Закономерно, что у Цветаевой не было места в советской литературе предвоенных лет. Марина Ивановна попала в странный мир — в страну, с которой предстояло знакомится заново. Они с Муром поселились на казенной даче в Болшеве, под Москвой. Дача была с размахом, но без удобств: большой холл с огромным камином, а уборная во дворе, керосинки, погреб. На даче жили две семьи: Эфроны и Клепинины. Но это было самым спокойным и счастливым местом.

Неустойчивость сквозила во всем: в жизни, за городом, отсутствие у Цветаевой советских документов, неопределенности материального положения. Алю арестовали в ночь на 17 августа 1939 года, затем забрали и Сергея. Аля была осуждена по статье шпионаж и приговорена к 8 годам тюрьмы. Эфрона расстреляли в августе 1941 года по решению Военного трибунала. Марина Ивановна одна с Муром без дома, средств к существованию. Они были вынуждены оставить дачу в Болшево. Их приютила сестра Эфрона в маленькой комнатке.

Нужно было найти жилье и работу, чтобы кормить себя и сына, носить передачи в тюрьму мужу и дочери. В этот трудный момент ей помог Пастернак, он устроил для Цветаевой возможность переводить.

В декабре 1939года Цветаева и Мур приехали в дачный поселок Голицыно. Они питались с сыном в доме писателей, а жить должны были на съемной квартире. У многих Цветаева вызывала раздражение. «Белогвардейка вернулась!», — говорили в писательской среде. Цветаева начала зарабатывать литературным трудом, жизнь стабилизировалась. Она много работала. За время голицынской жизни перевела  3 поэмы В. Пшавела, две английские баллады о Робине Гуде, стихи болгарских поэтов –более 2000 строк. В переводимые вещи Цветаева привносила свой поэтический мир. Люди обращали внимание на речь Цветаевой. Многих удивлял ее прекрасный русский язык. Имело значение и то, что за годы ее отсутствия в языке произошли большие сдвиги, он «осоветился». Марина Ивановна продолжала говорить на неиспорченном русском языке. В это время Цветаева хочет издать свой сборник стихов. Рецензентом стихов выступил К. Зелинский. Ему поручил Госмитиздат дать внутреннюю рецензию на сборник Цветаевой на 6-ти страницах. Было перечеркнуто все ее творчество. В заключительном абзаце говорилось: книга Цветаевой не может быть издана. Все в ней (тон, словарь, круг интересов) чуждо нам и идет вразрез направлению советской поэзии как поэзии соцреализма. Из всей книги едва ли можно отобрать 5-6 стихов, достойных быть продемонстрированными нашему читателю. Это был окончательный приговор. Жизнь била Цветаеву упорно и беспощадно. Она устала, постарела, изменилась внешне. «Мама ты похожа на страшную деревенскую старуху!», — негодовал Мур. От прежней Цветаевой остались стройность, летящая походка, тонкая талия и серебряные запястья. В ночь с 21 на 22 июня 1941 года Цветаева была с Тарковским в гостях в компании переводчиков в Телеграфном переулке. Цветаева встретила войну с ужасом. Мур казался взрослым; он был высок, красив, умен, образован не по возрасту. Держался независимо – с младенчества привык вращаться среди взрослых. Он все пережил вместе с матерью. И свое недовольство и разочарование он сорвал на матери. Они стали собираться в эвакуацию. Цветаева умирала. Ее агония растянулась на несколько лет. Она знала что едет на Родину умирать. Ее возвращение было добровольно вынужденным, самоубийственным. Ее заставляло жить сознание что она нужна своим близким. Всю жизнь она металась в поисках кого-то, кому была необходима.

Когда подплываешь к Елабуге со стороны Казани первое что видишь это высоченный обрыв над пристанью. Вдали виден силуэт города — двухэтажные купеческие дома. За ними ряды одноэтажных домиков и над всем этим 3 огромные церкви и пожарная каланча.

В. Швейцер нашла дом и хозяев А.И и М.И. Бродельщиковых. Они оказались людьми славными и симпатичными, с нелюбовью к сплетне, к копанию в чужих делах. Эвакуированных было много: 1000 взрослых и 1000 детей. Их встречали, водили по домам и устраивали. «Сначала она мне не понравилась: высокая, сутулая, худющая — ведьма какая-то. Баба-яга. А потом притерпелась и даже общались на почве курения». Настроение было тяжелое. Она уходила из дома и искала какую-то работу. 31 августа было воскресенье. Все ушли чистить аэродром а Марина осталась дома одна. Потом, когда они пришли, увидели ее в сенях.

Могила Цветаевой неизвестна. Под одной из сосен много лет назад А.И. Цветаева установила крест с простой надписью: «В этой стороне кладбища похоронена М.Ц. Цветаева», даты рождения и смерти.

В предсмертном письме, оставленном сыну, она просила:»Если когда-нибудь увидишь Сережу и Алю – скажи им, что я любила их до последней минуты». С началом войны реальность сменилась, заботы Цветаевой потеряли смысл. У нее остался только МУР. Но он негодовал, демонстрируя, что ему не нужно все что она для него делает.

Кобцева Юлия, библиотекарь абонемента

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *