Наши ветераны

***
Рад вас видеть, Ветераны!
Всех, кого увидел тут.
Рубец в сердце. Ноют раны.
И спасибо, что живут.

Помнят нас другие страны,
Грусть крестов и марш Побед.
А забыть все было б странно,
Хоть прошло и много лет.

Та же выправка солдата,
Молодой огонь в глазах.
Но стареем мы, ребята.
Встречи реже и в слезах.

Коль представился нам случай —
Грусть и радость — пополам.
Помолчим, пожалуй, лучше
Под «наркомовских» сто грамм.

Помянем уже ушедших,
Нашу боль и нашу кровь,
В ратном деле уж нашедших
Всенародную Любовь.

Но, а если живы будем,
(То что будем — это факт.)
Соберемся снова, Люди!
Смерти предложив антракт.

Бирюков Г.В.

В Истринском педагогическом колледже состоялся вечер памяти, посвященный Великой Отечественной войне. В нем принимали участие студенты, преподаватели и творческие коллективы колледжа. Преподаватель истории, социально-гуманитарных дисциплин Андреева Ф.А. вместе со своими студентами подготовили  литературно-музыкальную композицию, в которой вспоминали события тех лет.

«Мы должны с великим уважением смотреть на тех, кто прошел через этот ад и сохранил в себе лучшие человеческие качества»Желанным гостем и участником концерта стал хор ветеранов Истринского района под руководством Зенкиной Л.С. Этот коллектив и колледж давно связывает тесная дружба — ветераны не раз принимали участие в мероприятиях ИПК и были гостями на встречах со студентами. Среди участников хора – преподаватели, много лет проработавшие в Истринском педагогическом колледже: Слепцов В.И., Зенкина Л.С., Бушуева Н.А., Нестерович М.Ф., Трифонова Г.И.

Ветераны Великой Отечественной войны: Бочкарев В.А. – староста хора, Вигский В.Г. – солист, композитор — преданные поклонники песни.

Свое выступление участники хора ветеранов посвятили памяти родной земли и Великой Отечественной войны.

Меденкова Г.В., и.о. директора ИПК, от имени коллектива колледжа приветствовала всех ветеранов: «…Мы равняемся на вас. Всегда рады слышать и встречать в нашем колледже. Приходите к нам еще много лет. Желаем вам здоровья и такой же активной жизненной позиции, которая заражает энергией молодых людей».

Мужской ансамбль студентов колледжа (руководитель Голубева Е.И., акк. Иванов Б.И.) исполнил песни военных лет: «На безымянной высоте», «Темная ночь».

Ансамбль «Девчата» (рук. Маниулова О.В., акк. Сычкова Г.В.) создал грустное настроение, напомнив о трагической судьбе молодых людей, окончивших школу 22 июня 1941г.

Задор и удаль прозвучали в выступлении ансамбля народной песни «Россияночка» (рук. Тормозова Н.В., Азарова П.М.).

Выступление вокального ансамбля (рук. Богатова Л.Н.) покорило лиричностью и красотой голосов.

Свою дань памяти великой победе и погибшим в войне участники вечера выразили в минуте молчания.

Коллектив Истринского педагогического колледжа поздравляет всех ветеранов Великой Отечественной войны, всех жителей нашего района и граждан России с главным праздником главной победы!

_____________________________________________________________________

«В сердцах и памяти храним»

Так участники Истринского хора ветеранов назвали фотоальбом, посвященный Дню Победы

В фотоальбом включены рассказы участников Великой Отечественной войны о своем боевом пути, а также воспоминания хористов об отцах, ушедших на защиту Родины, о своем трудном военном детстве, о стойкости, патриотизме и вере в победу, которые помогли выстоять советским людям в суровые годы.

Полураздетые, разутые, но живые

Страшные дни пришлось пережить в осажденном Севастополе Лидии Михайловне Губенковой, которой в начале войны было 14 лет. Она стала свидетельницей постоянных налетов на город, а затем бомбежек. «Шли страшные бои, — вспоминает она. — Из окна нашей квартиры было видно, как топили крейсер «Червона Украина». 250 дней длилась легендарная оборона Севастополя. Неба, которое я всегда помнила голубым, не было видно, все было в сплошном дыму. Земля горела, все вокруг дымилось. Город был в кольце. Когда бомбили, мы сидели в бомбоубежище, а ночью спали в подвалах под домом. Фашисты уничтожали Севастополь, а жители, как могли, старались спасти его. Подростки, в том числе и я, тушили зажигалки, которые сбрасывали немецкие самолеты. В первые месяцы осады мы жили в катакомбах. Здесь же были установлены швейные машинки. Моя мама вместе с другими женщинами шила на них солдатское обмундирование. Я тоже участвовала в этой работе. За два дня до взятия города в наш дом попала бомба. Это было рано утром, и кто был рядом, откопали нас, и мы вылезли из большой дыры — это я хорошо помню. Полураздетые, разутые, но живые. А город лежал в руинах»…

Тамара Сергеевна Гришина написала в фотоальбоме щемящие сердце строки о трудностях, выпавших на долю детей в годы войны: «Было голодно. Мы с братом ходили в поле с сумочками: колоски собирать. Это считалось противозаконным. И когда мы попадались объездчику поля, колоски у нас забирали. И все же кое-какой «урожай» удавалось собрать. Колоски сушили, обмолачивали на ручных жерновах. Так получали муку, которая была на вес золота. Когда мама приносила с фермы (она работала дояркой) брикеты жмыха, это было настоящей радостью. Жмых был для нас чуть ли не лакомством. А какие чудесные лепешки мама пекла! Их состав был таким: картошка, лебеда и жмых. За хорошую работу маму наградили теленком. Вырастили из него корову. Она стала нашей кормилицей!» Отец Тамары Сергеевны погиб на фронте в ноябре 1943 года. Похоронка разыскивала семью почти полтора года. «Маме пришлось идти 25 километров пешком до г. Моршанска за извещением о смерти. Каково ей было, трудно представить…»

И чуть не замерз в сугробе…

В самом начале войны ушел на фронт отец Ивана Сергеевича Пономарева. Его эшелон направляли на передовую, и он попал под бомбежку. Вскоре семья получила извещение: «Был ранен и умер от ран». Село Высокое Рязанской области, где жила семья Пономаревых, находилось в пяти километрах от фронта. И вскоре фашисты оккупировали его. Правда, через месяц наши солдаты выгнали врагов. «Нашей семье в годы войны жилось, наверное, труднее всех. Дом сгорел, коровы не было. Мать с пятерыми детьми скитались по чужим домам, — рассказывает Иван Сергеевич. — Приходилось с матерью, по очереди, ходить побираться. Почему по очереди? Да потому, что на всю семью были единственные валенки. Однажды отправился в соседнюю деревню и попал в метель. Заблудился, от изнеможения сел в сугроб. Помню, сначала было холодно, а потом горячо-горячо. Потом мне объяснили, что именно так замерзают. По чистой случайности мимо меня проезжали сани. Меня подобрали, отогрели. Так я остался жив».

Сейчас трудно представить, насколько голодным было детство ребятишек в военное время. Иван Сергеевич вспомнил такой эпизод: «Прослышали мы, что где-то в семи километрах от нашей деревни лежит павшая лошадь. Мы пошли искать ее, чтобы заиметь мясо. Нашли, разрубили на куски. Но мясо было уже с червями. И все же мы принесли его домой. Потом мать варила это мясо, очень долго варила. Всё это кажется жутким, но это мясо спасло нас от голодной смерти. А еще соли у нас не было. Вместо нее — огуречный рассол».

Рабочий поселок Северный Челябинской области, в котором жила семья Нины Иосифовны Алексеевой, был расположен у самой железной дороги. «С первого дня войны, — вспоминает она, — ребятишки провожали на фронт отцов, братьев, сестер. Мы, что могли, отправляли посылками для бойцов: бумагу для солдатских конвертов-треугольников, карандаши, сухари, махорку и кисеты, носки и перчатки, варежки. Мои ровесники, 12-летние мальчики, работали в механическом цехе, заменив мужчин, ушедших на фронт. Девочки помогали на швейной фабрике шить для воинов белье и рукавицы. Школу мы при этом не бросали. Коллектив помогал выживать, верить в победу. Было организованы тимуровские отряды. Мы помогали старикам, маленьким детям, семьям в трудных ситуациях».

Тяжело было в тылу и детям, и женщинам, на плечи которых легла непосильная ноша. Труд их был поистине героическим. Об этом поведала в своем рассказе Клавдия Михайловна Мигуль, уроженка Ставропольского края: «После освобождения от немцев в нашем селе не осталось никакой домашней живности. Быков, лошадей отступающие немцы забрали с собой. Когда пришло время посевной, женщины вышли пахать землю на коровах. От такой работы буренки перестали давать молоко, а это грозило детям голодной смертью, поскольку только благодаря молоку мы и выживали. И тогда наши мамы, которым было по 20-30 лет, сами впряглись в плуг и стали пахать землю. Падали от усталости в борозду и засыпали. Мы не видели своей мамы месяцами, жили с бабушкой. Мужчин в селе было наперечет. Возвращались с войны только раненые и больные, женщины их выхаживали. Когда в 1949 году я пошла в первый класс, только у двоих из нас были отцы. Так война подкосила мужское население страны».

Ушли отцы на фронт

Галине Ивановне Трифоновой было 10 лет, когда началась война. 20 июня 1941 года она приехала домой, в Истру, из Артека. А 22 июня прозвучало страшное сообщение. «Отец, Иван Федотьевич Горшков, работавший до войны директором Истринской мебельной фабрики, в июле пошел добровольцем на фронт, хотя имел «белый билет», — написала в фотоальбоме Галина Ивановна. — На фронте был политруком, имел звание майора. В 1942 году погиб под Ленинградом. На фронт ушел мой дядя, Константин Сергеевич Гольцов, только что окончивший техникум. Имел звание старшего лейтенанта. Погиб под Оршей в 1943 году. Сохранились письма дяди с фронта. Всей нашей семье они очень дороги. Еще одно яркое воспоминание, которое сохранилось в памяти: в военкомате Истры полно призывников и добровольцев, жены и дети плачут, а мужчины держатся мужественно, говорят, что разобьют фашистов».

Участник хора Владимир Григорьевич Вигский в 1941 году окончил десятый класс средней школы, и уже в декабре был призван в ряды Красной армии. После окончания Горьковского училища зенитной артиллерии его вместе с группой курсантов направили в блокадный Ленинград. По дороге между городами Тихвином и Волховом дважды попадали под бомбежку. «В ночь с 31 декабря 1942 года на 1 января 1943 года нас через Ладожское озеро переправили на канонерской лодке из района Волхова на другой берег, — вспоминает ветеран. — До этого штормило (более недели была оттепель), весь лед взломало, а в ночь, во время нашей переправы, ударил сорокаградусный мороз. Нас на корабль набили, как сельдей в бочку: одни задыхались в трюме, другие, в том числе и я, замерзали, окоченев, на палубе в шинелишках и кирзовых сапогах. Думали, что отдадим богу душу. После высадки погрузили в вагоны, где мы отогрелись, получив по сто грамм фронтовых и по банке американской тушенки. В ночь прибыли в Ленинград и были распределены по полкам ПВО». Владимир Григорьевич воевал командиром взвода в зенитно-артиллерийском полку под городом Колпино. С марта 1944 года участвовал в боях на Украине.

«Мой отец вернулся с фронта по ранению, — пишет другой автор фотоальбома, Николай Сергеевич Ефимцев. — Он был тяжело ранен в спину, и рука была перебита. Рассказывал о войне немного: слишком тяжело вспоминать. Но есть одно воспоминание, связанное с Истринским районом. Когда немцы отступали, они взорвали дамбу водохранилища. Хлынул поток воды, переправа через реку Истру была очень сложной. Форсировали реку вброд, ледяная вода — по грудь. Отец рассказывал, что на берегу Истры стояла воротничковая фабрика, там они с товарищами немного обогрелись — и снова в наступление».

Выжить и победить

«Мой муж ушел на фронт в 18 лет, был сапером, — пишет Рида Ефимовна Рыжкова. — Уходил на фронт со станции «Новоиерусалимская». В 19 лет, в 1943 году, вернулся домой без руки: под Витебском был тяжело ранен. Рассказывал, как он готов был всё перенести, лишь бы руку оставили, вспоминал, как кричал: «Локоть оставьте!». За героизм в боях был награжден орденом Славы третьей степени. Его младший брат Владимир оставался с семьей в Новом Иерусалиме. Частыми были случаи, когда уже после освобождения Истринского района жители подрывались на минах. Так случилось и с братом: он подорвался на мине, это случилось на поле около нынешнего молокозавода. Его отправили в госпиталь, вылечили. А в 18 лет брат ушел на фронт. Во второй раз избежать смерти ему не удалось: погиб под Смоленском».

Отец Валентины Никитичны Селифановой, Никита Иванович, тоже был участником Великой Отечественной войны. Перед войной, во время службы в армии овладел профессией повара. В этой должности, уже в звании старшины дошел до Германии. Был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны и многими медалями. По словам Валентины Никитичны, он обладал хорошим музыкальным слухом, играл на музыкальных инструментах: гармони, гитаре, балалайке. И в военное время, когда была возможность и инструменты, играл для своих боевых товарищей.

Концертмейстер хора ветеранов Владимир Васильевич Королев как бы итожит военные воспоминания своих коллег: «Мои родственники не любят говорить о войне. Свой военный путь, все тяжкие испытания они принимали как должное, не жаловались — иначе и не должно было быть, ведь они защищали свою Родину. И еще одна примечательная деталь: в окопах не болели нашими «обыкновенными» болезнями. Всё было мобилизовано на одно — выжить и победить. Хочется надеяться, что юное поколение будет достойно своих дедов и прадедов».

Подготовила
Ирина ОГОРОДНОВА,
фото из архива
семьи Ефимцевых
и семьи Селифановых

Истринские вести. № 36 (11.878) 11 сентября 2009 года

_____________________________________________________________


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *