«По страницам литературных журналов» (часть 2)

«По страницам литературных журналов…»

Рассматривая виды изданий на отечественном рынке художественной литературы, нужно отметить один аспект, который характерен только для России. Речь идёт о толстых литературных журналах – феномен, которым не может похвастаться ни одна книжная индустрия Запада. До сих пор литературно – художественные журналы являются одним из каналов ознакомления с  основными новинками современной литературы как отечественной, так и зарубежной.  Рады продолжить наше знакомство с литературными «толстяками» и предложить вашему вниманию всё самое интересное.

В январском номере журнала «Наш современник» можно прочитать очень колоритные, «вкусные» рассказы Татьяны Грибановой «От Рождества до Покрова». Русская деревня, православные традиции, праздники, источающие незабываемые ароматы маминой стряпни и бабушкиных угощений. Эти рассказы пахнут детством, уютом, ощущением тихой радости, света и тепла. Просто слюнки текут от описания деревенских разносолов, с особым смыслом приготовленных к любимым и долгожданным  Рождеству и Пасхе, Масленице и Крещению, Покрову. Даже досадно, что живёшь в городе. А уж обычаи и особые, не на показ, обряды и поверья изобилуют в каждой строчке: « А бабуля тем временем толкует о том, что солнце в этот день выезжает из своих чертогов на трёх конях: серебряном, золотом и бриллиантовом. Пляшет «Русскую», рассыпает в небесах огненные звёзды и едет к супругу месяцу. Видать, она взаправду во всё это верит, если вечером на Ивана Купала, запалив во дворе костёр, сжигает на нём дедушкину рубашку, в которой лежал он хворый прошлую зиму, «чтоб болесть не возвернулась». Потом идёт в дом, молится у иконки Иоанна Крестителя, чтобы зло в эту ночь не смогло причинить вреда нашей деревне».

Документальные рассказы о закулисной театральной жизни советского периода опубликованы в журнале «Звезда» №1 за 2012 год. Автор – известный театральный художник – Эдуард Кочергин, красочно описывает отдельные эпизоды своей работы  и случаи из жизни. Тонкий юмор, сочные эпитеты и  курьёзы придают повествованию особый колорит, превращая чтение в увлекательный процесс: «И вот нас — совсем старого Гуревича и совсем молодого Кочергина — мартовским морозным утром привозят с Литейного в обком партии — Смольный, выставляют пред очи секретаря по идеологии, окруженного свитой начальников областной культуры, и велят выправить победившего в местном смотре “Клопа” до полного идеала, соответствующего показу в самом Кремле. Причем приказывают выполнить всю эту сумасшедшую работу за десять дней, подчеркивая важность события для города и государства. И уверены, что на двенадцатый день наш выборгско — ленинградский “Клоп” в Москве положит на лопатки все народные театры Советского Союза и займет первое место по стране. Мы с Григорием Израилевичем переглянулись — сделать в такие немыслимые сроки что-либо приличное невозможно. Начальники ответили, что понимают трудности, оттого и обращаются к специалистам-волшебникам в надежде спасти положение. Короче, деться некуда, придется и нам спасаться — работать “Клопа”.  Кроме того, Кочергин часто работал и сталкивался с очень интересными людьми, известными актёрами, режиссёрами. О своих встречах, наблюдениях, совместном творчестве делится автор с читателями в «Театральных рассказах».

В этом же номере – повесть Владимира Андреева «Имя для парохода». Центральная мысль этого произведения – жизнь циклична, и всё что в ней происходит не случайно. Меняются времена, поколения, обстоятельства жизни – и только одно остаётся неизменным: любовь, дружба, простое человеческое счастье.  На протяжении всего повествования последовательно прослеживаются судьбы трёх женщин одной семьи. Всё было в жизни этих людей – война, тюрьма, смена режимов, иммиграция. Но главным в их жизни всегда была семья, дети, и тяга к свободе – свободе выбора собственной жизни. И конечно главным в жизни этих женщин всегда была любовь, пусть и не всегда счастливая:  «Вместо одиннадцати лет, положенных по приговору, Гертруда провела за колючей проволокой только пять, поскольку вела себя примерно, помогала родившим на зоне женщинам нянчиться с детьми, пользовалась всеобщим уважением. Наверное, помогло и письмо, которое Нателла написала Горбачеву. Все пять лет она ждала Романа. Муж не появился ни разу, ни на одно письмо не ответил. На свидания приезжала только дочь. От нее Гертруда узнала, что Роман продал не только имущество, когда-то спасенное от конфискации, но и квартиру. Пять лет — не десять, но с годами и она научилась видеть в окружающих то, чего люди и сами в себе не знают, а если и знают, то умело прячут. Теперь истинной жизнью ей представлялось то естественное существование, когда каждый не просто без маски, а будто голый и с вывернутым нутром, как потрошеная кроличья тушка. И если Гертруде до сих пор хотелось повстречаться с Романом, то только для того, чтобы взглянуть на него и понять то немногое в человеческой природе, что осталось ею непонятым. Роман не приезжал, и она вызывала в памяти его черты, но в этом не было смысла, потому что тот образ, который остался в ее памяти, был создан не ею, а прежней Гертрудой. И ей оставалось только гадать, что видит Роман, когда глядит на себя в зеркало».

Роман другого Андреева – Анатолия «Отчуждение», вы найдёте в первом номере этого года в журнале «Дружба народов». Роман – самоанализ, попытка философского осмысления своего внутреннего состояния, потенциала собственной души, осознания мотивации своих поступков и  действий окружающих людей. Главный герой – Вадим, путём сложных умозаключений, выводит собственную формулу жизненных принципов, лежащих в основе поведения человека. Под прицел попадают все окружающие его люди, близкие и не очень,  в том числе и сам Вадим. Это история Казановы, но не простого, а с замашками эстета, отчуждённого от мира своей философией: «Отчуждение в том, отвечу я, лениво фиксируя утомленную мысль, что я перестал искать единственную женщину. Единственной и неповторимой оказалась не женщина, как ошибочно считал мой отец (ах, не успел раскрыть ему глаза на это!), а любовь к жизни, оказалась моя жизнь; чем больше женщин было в моей жизни, тем уникальнее была моя жизнь. (Совсем уж истины ради, чтобы не брать грех на душу, отмечу дорогой мне нюанс. В каждой женщине я искал единственную и неповторимую — и находил! А если не находил, у меня не складывался роман.) Признаваться в любви мне стало легко, переключаться с женщины на женщину — одно удовольствие; совесть моя была чиста, а ум не находил ничего недостойного или предосудительного в моем поведении. Я никого не убивал и не хотел убить. Я наслаждался своей нормальностью».

В журнале «Москва» в №3 и №4 можно от души повеселиться, читая  Записки из ЖЖ Алеси Казанцевой: «Жизнь и удивительные приключения Алеси Петровны, рассказанные ею самой». Вы когда-нибудь читали ЖЖ? Для непосвящённых – «Живой журнал» в сети Интернет. Оторваться невозможно. Особенно если это журнал Алеси Петровны. Невероятно смешные и остроумные заметки обо всём на свете. Здесь и личная жизнь – взаимоотношения с мамой, мужем, друзьями, и работа – Алеся второй режиссёр.  Хотите узнать, сколько сил, времени и нервов уходит на съёмку так надоевшей нам рекламы? «У нас тут проект. Многомиллионный бюджет. Рекламный ролик для всех стран мира. В главной роли – маленькая девочка. Искали ее месяц. И так искали, и сяк искали. Чтобы когда она появилась на экране, то всем странам мира срочно захотелось купить этот продукт. Нашли! Такая прекрасная, что не оторвать глаз. Просто Девочка с большой буквы. Выбирали из сотен претенденток. Именно так люди представляют себе ангелов. Сделали с ней актерские пробы. Все прекрасно! Девочка играет отлично, как взрослая. Заказчик умиляется, глядя на нее, до слез и готов выкупить весь свой продукт самостоятельно. Привели девочку на съемку. Она встала в кадр – и все. Режиссер с ней и так, и сяк – не работает девочка. Стоит, как бетонная стена. Ростом один метр три сантиметра. Стоит этот метр, вокруг 80 человек с высшим образованием, а метр даже не улыбается. Ни в какую. И слова не вытянуть. Ей говорят: «Аделаида». Метр зовут именно так: Аделаида, я не вру. Ей говорят: «Аделаида, в чем дело?» И тут она рассказывает страшную историю. Оказывается, накануне ночью ей приснился сон. И в этом сне она была феей. А когда она проснулась, то оказалось, что она не фея. И у нее нет ни короны, ни волшебной палочки. «И что?» — спрашивают ее 80 человек с высшим образованием, которые в этот момент уже стоят на коленях и готовы отдать девочке весь свой многомиллионный бюджет, лишь бы она улыбнулась. «И НИЧЕГО! ТЕПЕРЬ – ВСЕ!» — говорит метр, сворачивает натуральную фигу из пухлой детской ручки и уходит со съемочной площадки».  Это же нечеловеческий труд! Не говоря уже о кино! Интересно? Тогда, вперёд! Только будьте осторожны, чтение захватывает настолько, что можно потеряться во времени, пространстве и нечаянно забыть собственное имя.

И напоследок –  исторический роман «Крысолов» Георгия Давыдова о белых русских эмигрантах, боровшихся с установившейся  в России после революции советской властью. Главный герой – Фёдор Буленбейцер (бежавший из России барон) живёт во Франции и готовит диверсантов для борьбы с «красными крысами»: «Особенно он ценил “Крысиный альбом”. Нет, в прямом смысле слова. Пропагандистская операция 1936 года — эхо ее было слышно отнюдь не только в Лифляндии. На каждой странице альбома — фотография большевистского вождя и рядом же — как отражение — фотография крысы. Все они тут — пойманы и распределены по подвидам. Ленин в гробу средь венков — и издохшая крыса со сплющенной головой (ее, в самом деле, повредила скоба крысоловки)». Его антипод, друг детства Илья Полежаев напротив, работает над эликсиром бессмертия, эмигрируя при этом в предвоенную Германию. Оба страстно любят и тоскуют по дореволюционной  России. Между ними мечется Ольга — жена Фёдора, тайная любовь Ильи. Вторая мировая война заставляет Буленбейцера с Ольгой бежать в Швейцарию, и наблюдать за её ходом  с нейтральной территории. Илья продолжает свои опыты в немецких лабораториях, не слыша и не видя окружающей действительности. Можно ли вытравить крыс? По всей видимости – нет, барон это понимает, но не оставляет тщетных попыток вернуть утраченное. Прочитать роман можно в №1 и №2 журнала «Знамя».

Светлана Олексюк, ведущий библиограф
Истринской центральной районной библиотеки