История края

В истории этого края как в зеркале отразилась вся история нашей Родины. В середине XVII патриарх Никон вдохновился красотой здешних мест и решил именно тут основать новый центр православного русского христианства. Он выкупил село Воскресенское с тремя деревушками и построил на этих землях монастырь, названный Ново-Иерусалимским. По замыслу патриарха архитектура главного храма в точности повторяла знаменитый храм Гроба Господня в далекой Палестине. Так появился величественный собор с подземной церковью Константина и Елены, куда ведут тридцать три, по числу земных лет жизни Христа, ступени. Здесь есть и свой Гефсиманский сад, холмы Сион и Елеон, деревня Капернаум, река Истра в этом месте была переименована в Иордан. Богатый монастырь, владевший обширными землями и тысячами крестьян, стал местом паломничества. Каких только людей и событий не видели здешние края! Войны и интриги Смутного времени, реформы Петра Великого, легендарные времена императрицы Екатерины, ее восхищение красотой и изобилием здешних мест, Суворов, Наполеон, Лермонтов, Чайковский, Левитан, студент-медик Антон Чехов, приехавший на практику в местную больницу. В 1930 г. Воскресенск был переименован в Истру. Новый Иерусалим в 20-х годах прошлого века превратился в музей. Во время Великой Отечественной войны немцы продержались в Истре недолго — около трех недель, но бед наделали много. Ново-Иерусалимский монастырь с его уникальной архитектурой и бесценным изразцовым убранством был заминирован, а сам город подожжен со всех сторон. В послевоенный период город практически строился заново. В конце 50-х, начале 60-х годов Истра получает новый импульс развития в качестве научного центра энергетики и космической промышленности. Бурное развитие происходит в аграрном секторе экономики и перерабатывающей промышленности. На территории района появляются многочисленные санатории, дома отдыха и туристические базы. 90-е годы прошлого столетия, как и для всей России оказались довольно сложными. Разрыв экономических связей, свертывание системы госзаказа оборонным градообразующим предприятиям ощутимо ударило по экономике района в целом. Вместе с тем проведенные реконструкция производства, бурный рост предприятий малого бизнеса, инвестиционная привлекательность района, позволили сохранить кадры, в целом поднять производство, выйти на новые рубежи развития.

***
Истре 220 лет
Когда-то, на земле ничьей,
Журча то медленно, то быстро,
Ручей спешил догнать ручей…
И начиналась речка Истра,
Что синей лентою сплела
В одно луга и перелески,
А от набегов вражьих дерзких
Защитой Вятичам была.

Тянулся здесь Волоцкий тракт
(Почти что «из варягов в греки»)
И им соединялись реки,
Как связь народов. Это факт.

Здесь люди жили уж давно,
За красоту не обходили.
Из меда делали вино,
Ловили рыбу. Зверя били.
А тайны тех далеких лет
Хранят Сычевские курганы,
Лучинска – городища, станы,
Как звезд, давно погасших, свет.

Вся жизнь не терпит суеты,
И время чтобы застывало,
Но предков древние кресты
Нас словно цепью приковало.
А чтобы дальше жить толково,
Всему свой милый голос дан:
Макруша, Редькино, Сычево,
Сафатово, потом Рычково,
Сурожский и Горетов стан
И все – Московского уезда —
Бояр Татищевых земля
Вся их, от выезда до въезда,
До их домашнего кремля.
Потом, как видно, все проели
Или куда не знали деть?
Кто знает, что на самом деле —
Стал Бобарыкин ей владеть.
В селе Сафатово всем миром
В честь Воскресения Христа
Храм возведен не для близира
И чтоб стоял лет больше ста.
И стоит честно всем признаться,
Что Христианство расцвело,
И Воскресенским стало зваться
С ним близлежащее село.

Прошло шестнадцать уж столетий,
(Наш календарь от Рождества)
Но мест прекраснее на свете
Не видел Никон – раб Христа.
И мыслью тайною томимый,
Что неотступно зрела с ним,
В местах, что проплывали мимо,
Построить свой Иерусалим.
Не раз коленопреклоненный
Покорно Господа молил,
Чтоб тот его благословил
На центр Веры во Вселенной.
Ни денег не щадя, ни сил,
Но землю стольника скупил.
Здесь все весьма напоминало
Набор библейских всех святынь:
Фаворы, Иордань … бывало,
Места и пустынь, и пустынь.
От внешних взоров огражденный,
От сильных западных ветров,
И от сует уединенный
Он для молитвы был готов.
И тридцать лет. А это годы.
Руками многих, многих рук,
В разрез с капризами погоды
Не сразу строился, не вдруг.
Уже и Никон был в опале.
И пуст был патриарший Скит.
Во Славу звонницы звучали
Трудом чьим Монастырь стоит.

В конце семнадцатого века
Полки Петровых молодцов
С благословения Отцов
Побили Софьиных стрельцов.
Вот радости! Для человека…
Теряет силу Монастырь.
И, уступив во власти царству,
И земли все и вглубь, и вширь
Уже отходят к Государству.

И двести двадцать лет назад
Записано в Указе (энском)
Именовать село уж – Град
С названьем прежним Воскресенском.
А Монастырь? Как был, стоит,
Всех поражая мощью, силой.
Все те же стены. Тот же Скит.
И те же древние могилы.
Как память минувших веков
Напоминает для живущих:
Спасенье от любых оков —
Мольба за нас, всех Крест несущих.

Уже в Советские года:
В году тридцатом чисто, быстро
Переименован навсегда.
Был Воскресенск, теперь он – Истра.
Наш город не велик, не мал,
Но сколько люда наплодилось!
А как красив! Да кто б не знал!
Швейцарии. И той не снилось.
Все в Истре есть: и гладь воды,
И родников прзрачных слезы,
И шрамы от большой беды,
И наши вечные березы,
И накипь розовых садов —
Сирени пышные букеты,
Признанье древних городов
И слава добрая по свету.
……………………………………………
……………………………………………
Мир был бы мертвый без людей,
А город – жителями красен.
Живи, расти и молодей
На радость на и детям нашим.

Бирюков Г.В.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *