Знамя над Рейхстагом (о В.Н. Макове)

Однажды, это было в 1983 году, к Валерию Васильевичу Николаеву, начальнику Дедовского городского отделения милиции, пришёл посетитель. Представился: «Маков Владимир Николаевич, бывший работник милиции». Он коротко рассказал о своей работе в уголовном розыске, а затем задал неожиданный вопрос: «А вы знаете, кто первым водрузил Знамя Победы над Рейхстагом?» «Разумеется, – ответил Николаев, – Егоров и Кантария».

– Нет. Первой водрузила знамя над Рейхстагом моя группа, – твёрдо сказал посетитель, достал из портфеля кучу документов, брошюр, мемуары военачальников времён Великой Отечественной войны и горячо принялся доказывать правоту своего заявления.

…Маков родился в 1923 году в деревне Карцево Истринского района. С 1931 по 1940 год учился в школе им. А.П. Чехова в Истре. После девятого класса Владимир поступил в Московский индустриальный техникум, но окончить его не успел. В первый же день войны он добровольцем ушёл на фронт. При обороне Севастополя был тяжело ранен. Рота черноморских моряков, в которой он служил, защищала Малахов курган. В живых остались несколько человек. Чудом уцелевшего Макова вынесли с поля боя санитары. При форсировании Днепра Макова ранили во второй раз. После лечения он окончил офицерские курсы и снова вернулся в строй. Его назначили командиром разведроты. С ней он дошёл до Берлина.

За мужество и героизм Маков награждён девятнадцатью правительственными наградами, в том числе орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденами Отечественной войны второй степени и Славы третьей степени, тремя медалями «За отвагу». Командование 136-й артиллерийской бригады представило капитана В.Н. Макова, старших сержантов Г.К. Загитова, А.Ф. Лисименко, А.П. Боброва и сержанта М.Н. Минина к званию Героя Советского Союза. 2 мая 1945 года командир 79-го стрелкового корпуса подтвердил это ходатайство. 3 мая то же самое сделал командующий артиллерией 3-й Ударной армии, а 6 мая подпись на рапорте поставил командующий 3-й Ударной армией. Спустя некоторое время в армию поступил приказ о награждении смельчаков орденами Красной Звезды.

Беседу В.В. Николаева и В.Н. Макова прервал дежурный, сообщивший о серьёзном преступлении. На прощание условились, что капитан придёт на встречу с личным составом отделения, которая состоялась через несколько дней. Владимир Николаевич оказался хорошим рассказчиком с удивительно звучным голосом. Он подробно ответил на многочисленные вопросы работников Дедовского отделения милиции.

Гость посетовал, что из-за ранений, полученных на фронте, вынужден был уйти в народное хозяйство. А работу свою в уголовном розыске очень любил, хотя была она не из спокойных – после войны развелось много бандитских формирований. Вместо отведённого часа встреча продолжалась два с половиной. Никак не хотели отпускать гостя сотрудники отделения.

Маков подробно говорил и о том, как трудно было после военной жизни привыкать к мирному существованию. Многим фронтовикам на это понадобился не один год. Ему же, Макову, «повезло». Он смог себя полностью реализовать в уголовном розыске. При этом очень пригодились его навыки фронтового разведчика. Борьба с преступностью в послевоенные годы осложнялась массовой миграцией населения – в район возвращались эвакуированные, демобилизованные. Сказывалась катастрофическая нехватка опытных специалистов милицейского дела. Многие сотрудники истринской милиции ушли на фронт и не вернулись, часть из них погибла в схватках с преступниками. Приход в милицию таких опытных фронтовиков, как Владимир Николаевич, был просто необходим.

Вспоминает Валентина Ивановна Потрашкова, ветеран милиции, служившая в послевоенные годы вместе с Маковым в Дедовском ГОМ: «Это был смелый и решительный оперативник. За короткое время он стал грозой преступников. В коллективе пользовался огромным уважением и непререкаемым авторитетом. Мы все очень жалели, когда его перевели в Истру на повышение». Ветераны вспомнили, как однажды в Дедовске и его окрестностях было совершено несколько разбойных нападений. По горячим следам задержать преступников не удалось. Среди населения расползлись нелестные слухи о милиции. Возглавить оперативную группу по обезвреживанию бандитов поручили Макову. Прошли несколько бессонных ночей, была проведена масса мероприятий, и преступников наконец задержали. Возглавлял банду дезертир, живший по поддельным документам.

А вот что рассказал другой ветеран – Иван Семёнович Неведров: «Мне довелось служить вместе с Маковым с 1950 года. Его перевели в Истру из Дедовска. Это был чрезвычайно энергичный, с сильным характером сотрудник. Самые сложные преступления раскрывать поручалось ему. Помню, как в городе участились квартирные кражи, и мне пришлось вместе с ним неделю, с короткими передышками на сон, участвовать в задержании воров. Мы выследили пути их передвижения. И Маков решился на задержание сразу всех трёх преступников, хотя мы знали, что они вооружены. Владимир Николаевич внезапно «вырубил» одного, а с двумя другими мы легко справились. Пригодились навыки бывшего разведчика».

– Маков никогда не рассказывал о своём боевом прошлом, – продолжил свой рассказ Неведров, – и мы совершенно случайно узнали, что руководимая им штурмовая группа первой водрузила знамя над Рейхстагом. Владимир Николаевич всегда старался быть максимально полезен окружающим. Я очень нуждался в нормальной жилплощади, и Маков, пользуясь своим авторитетом, буквально «выбил» у руководства района для меня квартиру. Был он активным спортсменом, организовывал среди сотрудников различные соревнования, но его постоянно беспокоили полученные на фронте раны, и в 1953 году или в 1954-м (точно не помню) он по состоянию здоровья вынужден был уволиться из органов внутренних дел.

…Выйдя на пенсию, В.В. Николаев серьёзно занялся историей истринской милиции, и в том числе судьбой капитана Макова. Валерий Васильевич готовил очерки о ветеранах и публиковал их в районной газете, а также в изданиях МВД. Делал запросы в архивы, собирал фотографии и документы, искал очевидцев событий.

Восстановить боевое прошлое Макова помог Николаеву друг его молодости Гурген Гургенович Саноян, профессор, ветеран МАИ, который провёл по этой теме большую исследовательскую работу. «Дело» капитана Макова не давало покоя ряду историков, ветеранам и журналистам. В 1994 году ленинградская организация ветеранов ходатайствовала перед руководством страны о присвоении отважной пятёрке звания Героя России каждому, но в очередной раз правда не восторжествовала, хотя к представлению было приложено заключение Института военной истории Министерства обороны РФ за подписью руководителя этого учреждения генерал-майора В. Золотарёва.

Более двух десятков лет посвятил изучению истории штурма Рейхстага старший сотрудник Центрального музея Вооружённых сил, участник Великой Отечественной войны Аркадий Николаевич Дементьев. Он скрупулёзно исследовал множество архивных документов, мемуаров, писем, фотоснимков, документальных кинолент, провёл встречи с очевидцами.

Вот краткая версия тех давних событий, изложенная А.Н. Дементьевым в интервью СМИ: «30 апреля в 13.00 началась артподготовка. Потом пехота ринулась на штурм. Оставались каких-то 200 метров до долгожданной цели. И тут командование 150-й дивизии преждевременно доложило по телефону, а затем письменно донесло по команде, что воины соединения в 14 часов 25 минут ворвались в Рейхстаг и водрузили на нём победный флаг. Этот доклад мигом пошёл по инстанциям вплоть до Москвы.

Однако 30 апреля в 14.25 ни одного нашего солдата в Рейхстаге не было. Штурмовые батальоны в сотне метров от здания были прижаты к земле огнём противника. Первые бойцы сумели ворваться в Рейхстаг только в десятом часу вечера. Это были штурмовые группы из батальонов Неустроева и Самсонова. Другие группы возглавляли офицер штаба корпуса капитан Маков, адъютант командира корпуса майор Бондарь. А из батальона Давыдова была группа разведчиков во главе с лейтенантом Сорокиным».

Ближе к 12 ночи, преодолевая сопротивление противника и всевозможные препятствия, на крышу пробилась группа капитана Макова в составе сержанта Минина, старших сержантов Загитова, Лисименко и Боброва. Они установили там наспех сделанный красный флаг. Такие же полотнища следом укрепили воины штурмовой группы майора Бондаря и лейтенанта Сорокина. Десятки бойцов, участвовавших в штурме Рейхстага, по приказу своих командиров и собственной инициативе несли флаги, флажки, просто куски красной материи, прикреплённые к черенку лопаты или обломку оконной рамы. Судя по архивам, было их более 40 штук. Что и создало потом великую путаницу: некоторые командиры в донесениях называли их знамёнами Победы. И только около 3 часов ночи 1 мая Егоров, Кантария и замполит батальона лейтенант Берест установили официальный «флаг № 5», который и вошёл в историю как Знамя Победы. Его прикрепили под бронзовым брюхом коня Вильгельма I – на восточном фасаде Рейхстага. Позже знамя перенесли на купол Рейхстага.

В ходе броска на крышу Рейхстага старший сержант Загитов был ранен. А знамя группа Макова прикрепила к статуе – к короне женщины, сидящей на коне. Капитан сразу же доложил по рации командованию: «Воткнули в голову какой-то немецкой б…». Рапорт был по-русски лаконичен, хотя и не укладывался в рамки нормативной и уставной лексики.

Кстати, Михаил Егоров и Мелитон Кантария подтвердили наличие красного знамени над Рейхстагом в момент их появления на крыше здания. Они никогда не лезли в первые, тем самым сохраняя свою солдатскую честь перед потомками. В брошюре «Знамя Победы» они признались, что знамя № 5 они доставили в Рейхстаг позже других знаменосцев. Заметим также, что Звёзды Героев Советского Союза Егорову и Кантарии вручили в 1946 году.

Но вернёмся к судьбе Владимира Николаевича Макова. После войны он окончил Дедовскую школу рабочей молодёжи, служил в милиции, работал слесарем, чертёжником, инженером в отделе главного механика Дедовского керамического завода, в отделе № 22 Истринского филиала ВНИИЭМ. Умер в 1996 году. А Валерий Васильевич Николаев погиб 8 мая 2010 года от рук преступника.

Михаил МОСАЛЁВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *