«Нам не дано предугадать…». О Ф.И. Тютчеве

«Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовётся…»

Фёдор Иванович Тютчев

 О роде Тютчевых.

Тютчев — ярчайший представитель знаменитой династии, и поныне считающейся одной из древнейших на Руси. Основателем фамилии был некто Дуджи. И хотя некоторые считают его итальянцем, скорее всего, Дуджи имел все же татарские корни (возможно крымско-татарские).

Об этом человеке известно немного. Вроде бы в свое время он сопровождал знаменитого венецианского путешественника Марко Поло в его странствиях по миру. Однако в какой-то момент их пути разошлись. Из крымского портового города Сугдеи, которым тогда владела Греция (ныне Судак), Дуджи вдруг отправился в Москву. А попав в набирающую в то время силу столицу Московского княжества, остался и пустил корни. Пройдя несколько трансформаций, имя Дуджи превратилось в фамилию «Тютчев».

Итак, примем за основу, что некий Дуджи положил начало знатному дворянскому роду Тютчевых, внесенному в родословные книги дворянства Московской, Орловской, Ярославской, Рязанской и Тамбовской губерний. Среди предков поэта Тютчева немало воевод, стольников и государственных служащих.

Вспомним Захария Тутчева (ок. 1360-1400), видного деятеля Московской Руси. Он вошел в историю как верный сподвижник князя Дмитрия Донского. А в 1380 году, когда огромная армия Мамая двинулась к Москве, Донской отправил именно Захария к хану для мирных переговоров. В Никоновской летописи его имя соседствует с такой характеристикой: «Хитрый муж Захарий Тутчев», и именно его можно смело назвать первым в династии Тютчевых дипломатом.

Из дальнейших Тютчевых наиболее известен декабрист Алексей Иванович (1801-1856). Он был родом из дворян Брянского уезда Орловской губернии. В 1825 году вступил в «Общество соединенных славян». Год спустя его арестовали и доставили в Петербург в Петропавловскую крепость. Следствие выяснило: Тютчев прекрасно знал, что главной целью заговорщиков была замена монархической формы правления на республиканскую. Более того, по некоторым сведениям, Алексей Иванович входил в число тех, кто должен был убить императора Александра I. Алексея Тютчева осудили на 20 лет каторжных работ и сослали в крепость Роченсальм, незадолго перед тем отбитую у шведов. А спустя год его отправили в Сибирь – сначала в Читинский острог, потом в Петровский завод. Как и многим декабристам, вскоре срок каторги Тютчеву сократили в два раза, отправив на поселение в село Курагино Енисейской губернии. Там он и умер, не дожив полугода до амнистии.

Фёдор Иванович.

Федор Иванович Тютчев родился 23 ноября 1803 г. в селе Овстуг, Брянского уезда Орловской губернии на берегу реки Десны, 40-ка километрами выше Брянска, в родовитой дворянской семье, зимою жившей в Москве открыто и богато.

В доме, «совершенно чуждом интересам литературы и в особенности русской литературы«, исключительное господство французского языка уживалось с приверженностью ко всем особенностям русского стародворянского и православного уклада.

Первые стихотворения Фёдора – поздравления ко дню рождения матушке и отцу.

Отца, Ивана Николаевича Тютчева (1776–1846). И. С. Аксаков охарактеризовал так :«…отец Федора Ивановича <…> отличался необыкновенным благодушием, мягкостью, редкою чистотою нравов и пользовался всеобщим уважением <…> Радушный и щедрый хозяин был, конечно, человек рассудительный, с спокойным, здравым взглядом на вещи, но не обладал ни ярким умом, ни талантами. Тем не менее, в натуре его не было никакой узости, и он всегда был готов признать и уважить права чужой, более даровитой природы». В детском стихотворении Тютчева описана счастливая семья, создан обаятельный образ отца, главы семейства:

В сей день счастливый нежность сына
Какой бы дар принесть могла!
Букет цветов? — но флора отцвела
И луг поблекнул и долина.
Просить ли мне стихов у муз?
У сердца я спрошусь.
И вот что сердце мне сказало:
В объятьях счастливой семьи
Нежнейший муж, отец благотворитель,
Друг истинный добра и бедных покровитель,
Да в мире протекут драгие дни твои!
Детей и подданных любовью окруженный,
На лицах вкруг себя радость узришь ты.
Так солнце, с горней высоты,
С улыбкой смотрит на цветы,
Его лучами оживлённы.

Когда Тютчеву шел десятый год, в воспитатели к нему был приглашен Семён Егорович Раич (педагог, поэт, знаток и переводчик античной и итальянской поэзии. Был учителем Ф. Тютчева, М. Лермонтова.), пробывший в доме Тютчевых семь лет и оказавший большое влияние на умственное и нравственное развитие своего воспитанника, которому он привил живой интерес к литературе.

Познакомившись с произведениями классиков мировой литературы, Тютчев не замедлил испытать себя в поэтическом переводе. Послание Горация к Меценату, представленное Раичем Обществу любителей российской словесности, было прочтено в заседании и одобрено значительнейшим в то время московским критическим авторитетом — Мерзляковым; вслед за тем произведение 14-тилетнего переводчика, удостоенного звания «сотрудника», было напечатано в 14-ой части «Трудов» общества.

В том же году Тютчев поступил в Московский университет, то есть стал ездить на лекции с воспитателем, а профессора сделались обычными гостями его родителей.

Получив в 1821 году кандидатскую степень (кандидат словесных наук), в 1822 г. Тютчев был отправлен в Петербург на службу в государственную коллегию иностранных дел и в том же году уехал за границу со своим родственником графом фон Остерманом-Толстым, который пристроил его сверхштатным чиновником русской миссии в Мюнхене. Так начался заграничный период жизни Фёдора Ивановича, где он прожил, с незначительными перерывами, 22 года. Пребывание в живом культурном центре оказало значительное воздействие на его духовный склад.

Женщины Тютчева.

О, это – особая глава в жизни нашего героя!

Фёдор Иванович Тютчев никогда не был ни донжуаном, ни ловеласом. Но он обожал женщин, а они отвечали ему взаимностью. Много прекрасных стихотворений посвящены прекрасной половине человечества.

В 1823 году Тютчев познакомился с Амалией фон Лерхенфельд, побочной дочерью прусского короля.

Я помню время золотое,

Я помню сердцу милый край:

День вечерел; мы были двое;

Внизу, в тени, шумел Дунай.

И на холму, там, где, белея,

Руина замка в даль глядит,

Стояла ты, младая Фея,

На мшистый опершись гранит, —

Ногой младенческой касаясь

Обломков груды вековой;

И солнце медлило, прощаясь

С холмом, и замком, и тобой.

И ветер тихий мимолетом

Твоей одеждою играл

И с диких яблонь цвет за цветом

На плечи юные свевал.

Ты беззаботно вдаль глядела…

Край неба дымно гас в лучах;

День догорал; звучнее пела

Река в померкших берегах.

И ты с веселостью беспечной

Счастливый провожала день;

И сладко жизни быстротечной

Над нами пролетала тень.

15-летняя Амели была так очаровательна, а 19-летний Теодор так учтив и мил, что между ним быстро возникла трепетная влюблённость, Тютчев сделал предложение и Амели согласилась, но… Амалия происходила из старинного и богатого рода и родня сочла не парой ей молодого внештатного сотрудника миссии, к тому же нетитулованного и небогатого. Тютчеву отказали…

В 1825 г. Амалия стала женой его сослуживца, барона Александра Сергеевича Крюденера (1786-1852). Александр Сергеевич отличался тяжелым характером, с его стороны это был брак по расчету, к тому же, он был старше жены на 22 года.

Духовная близость и нежная дружба сохранилась между Фёдором Ивановичем и Амалией (после Крюденера она ещё раз вышла замуж за графа Адлерберга) на всю жизнь. Именно Амалия по просьбе Тютчева передала стихотворения «Мюнхенского цикла» его другу князю Ивану Сергеевичу Гагарину, а тот, в свою очередь – А.С. Пушкину, который оценил талант их автора и тут же опубликовал 24 стихотворения за подписью Ф.Т. в двух номерах «Современника» (это произошло в 1836 г., за год до гибели А.С.). И именно она посетила умирающего Тютчева на смертном одре и подарила ему прощальный поцелуй.

Знаменитые строки «Я встретил вас…» (впоследствии ставшие романсом) долгое время также считались посвящением Амалии, стоявшее вместо заглавия «К.Б.» трактовали как «Крюденер баронесса», но есть версия, что они посвящены другой прекрасной женщине, испытывавшей к Тютчеву нежные чувства – Клотильде фон Ботмер, сестре первой жены Ф.И.

В 1826 г. он Тютчев женился на Элеоноре Петерсон, баварской аристократке, в девичестве графине Ботмер. Элеонора была вдовой дипломата Александра Петерсона, она была старше Ф. Тютчева и имела 4-ёх сыновей от первого брака.  И здесь уже союз более молодого Фёдора Ивановича и вдовы с 4-мя детьми считался в некотором роде мезальянсом для мужа и в течение двух лет скрывался от общества.

Салон Тютчевых сделался средоточием интеллигенции; к многочисленным представителям немецкой науки и литературы, бывавшим здесь, принадлежал Гейне, стихотворения которого Тютчев тогда же стал переводить на русский язык; перевод «Сосны» («С чужой стороны») напечатан в «Аонидах» за 1827 г. Сохранился также рассказ о горячих спорах Тютчева с философом Шеллингом.

Брак с Элеонорой продлился 12 лет, в нём родились три дочери – Анна, Дарья и Екатерина. Но постепенно безоблачное счастье семейной жизни омрачилось появлением на горизонте новой любви Тютчева – Эрнестины Дёрнберг (урождённой Пфеффель), одной из самых красивых девушек в Мюнхене.

Элеонора была в отчаянии, она даже сделала попытку покончить жизнь самоубийством, которая не удалась. Последовавшая за этим череда событий окончательно подорвала здоровье Элеоноры и в августе 1838 года она умерла на руках у мужа.

И уже в 1839 году Тютчев обвенчался со своей возлюбленной Эрнестиной Дёрнберг. Подобно первой, и вторая жена его не знала ни слова по-русски и лишь впоследствии изучила родной язык мужа, чтобы понимать его произведения.

Эрнестина красива, образованна, умна и очень близка Тютчеву. Он посвящает ей стихи: “Люблю глаза твои, мой друг…”, “Мечта”, “Вверх по течению вашей жизни” и многие другие. В этих стихотворениях поразительно сочетается любовь земная, отмеченная чувственностью, страстью, даже демонизмом, и чувство неземное, небесное.

Эрнестина удочерила всех дочерей Элеоноры. В этом браке родились ещё трое совместных детей – дочь Мария и два сына Дмитрий и Иван. Но и Эрнестина не стала последней любовью поэта.

Лёля (Елена Александровна) Денисьева была воспитанницей института, где обучались дочери Фёдора Ивановича и была на 23 года его моложе. Для встреч с ней поэт снял отдельную квартиру и, когда тайная связь стала явной, практически создал вторую семью. 14 лет Тютчев, как уже было однажды, разрывался между двумя любимыми женщинами — законной и «гражданской» супругой — безуспешно пытался помириться с первой и никак не мог расстаться со второй. Но Елена пострадала от этой губительной страсти гораздо больше: от нее отказался отец, друзья, о карьере фрейлины можно было забыть — все двери для нее отныне были закрыты. Денисьева была готова на такие жертвы, была готова оставаться незаконной женой и чувствовала себя абсолютно счастливой, записывая своих детей (Елена, Фёдор, Николай) на фамилию Тютчева — не понимая, что подчеркивает их «незаконное» происхождение. Она боготворила его, считая «что более ему жена, чем бывшие его жены» и, действительно, вся жила его жизнью. Постоянные переживания, забота о детях, и рождение третьего ребенка окончательно истощили ее — обострилась чахотка, и Денисьева умерла на руках своего возлюбленного, не дожив и до сорока лет… Этой трагической любви к Елене посвящено множество самых пронзительных стихотворений Тютчева, объединенных в «Денисьевский цикл» (оказавший огромное влияние на многих русских поэтов, об этом влиянии, в частности, говорила А.А. Ахматова). Одно из самых известных среди них — «Последняя любовь»

Тютчев – дипломат и публицист, а уже потом – поэт.

Справедливости ради надо сказать, что Фёдор Иванович никогда не мечтал и не стремился к славе поэта. За свою жизнь он написал что-то около 300 стихотворений, зато среди них оказались истинные шедевры, намного пережившие своего создателя и продолжающие жить среди нас. К своим творениям относился небрежно, написанные им стихи находили забытыми в книгах и т.п.

Запад знает Тютчева, прежде всего, как дипломата (впрочем, на дипломатическом поприще о каких-то особенных победах и успехах Ф.И. не известно) и влиятельного политического публициста.

Летом 1844 г. была напечатана первая политическая статья Тютчева – «Письмо доктору Густаву Кольбу, редактору «Всеобщей газеты». Но прежде неё (март 1844) была небольшая заметка в газете «Альгемайне цайтунг» под названием «Письмо русского» в ней можно почувствовать Тютчева-публициста, патриота своей Родины. Как современно звучат эти строки!

В это же время Тютчев, предварительно съездив в Россию и уладив дела по службе, переселился с семьей в Петербург. Ему было дано назначение состоять по особым поручениям при государственной канцелярии; эту должность он сохранил и тогда, когда (в 1848 г.) был назначен старшим цензором при особой канцелярии министерства иностранных дел.

В петербургском обществе Фёдор Иванович имел большой успех; его образование, уменье быть одновременно блестящим и глубоким, способность дать теоретическое обоснование принятым воззрениям создали ему выдающееся положение. В апреле 1848 года он написал статью «Россия и революция», в которой говорил о противостоянии этих двух сил и что в результате схватки «в живых» останется только одна из них: «Жизнь одной из них означает смерть другой. От исхода борьбы между ними, величайшей борьбы, когда-либо виденной миром, зависит на века вся политическая и религиозная будущность человечества.» А в январской книжке «Ревю де Дё Монд» (двухнедельный французский ж-л либерального направления) за 1850 г. напечатана – без подписи – другая его статья «Итальянский вопрос». По сообщению Ивана Сергеевича Аксакова, обе статьи произвели за границей сильное впечатление: в России о них знали очень немногие.

Миссия России, считал Тютчев – нести свет православного востока во все земные пределы. А основная её цель – достижение всеславянского единства, поддержки единоверцев во всём мире.

И всё-таки – поэт.

Но нам Ф.И. всё-таки знаком и близок как поэт. Так поговорим же о его поэзии.

«О Тютчеве не спорят; кто его не чувствует, тем самым доказывает, что он не чувствует поэзии,» — говорил И.С. Тургенев.

У Тютчева почти нет слабых, «ученических», стихов. Он сразу – гениальный поэт.

Все время, что Тютчев находился на службе за границей, его поэтическая деятельность (к которой, как мы помним, Тютчев серьёзно не относился) не прекращалась. В 1829-1830 годах он опубликовал несколько превосходных стихотворений в «Галатее» Раича, а в «Молве» 1833 г. появилось его замечательное «Silentium«, лишь много позже оцененное по достоинству.

В Мюнхене он нашел ценителя в лице князя Ивана Сергеевича Гагарина (католического священника, иезуита), который не только собрал и извлек из-под спуда заброшенные автором стихотворения, но и сообщил их Пушкину, для напечатания в «Современнике»; здесь в течение 1836-1840 годов появилось около 40 стихотворений Тютчева под общим заглавием «Стихотворения, присланные из Германии» и за подписью Ф.Т.

Затем в течение 14 лет произведения Тютчева не появляются в печати, хотя за это время он написал более 50 стихотворений.

Съездив в 1844 году в Россию и уладив дела по службе, Фёдор Иванович переселился с семьей в Петербург.

В 1850 г. он нашел выдающегося и благосклонного критика в лице Н.А. Некрасова, который, не зная лично поэта и лишь делая догадки о его личности, высоко ставил его произведения. В это время Некрасов опубликовал статью «Русские второстепенные поэты», где писал, что есть среди них и первостепенные, значение которых недооценено и среди них – Тютчев.

И.С. Тургенев, собрав при помощи семьи Тютчевых, но — по мнению И.С. Аксакова — без всякого участия самого поэта, около ста его стихотворений, передал их редакции «Современника», где они были перепечатаны, а затем вышли отдельным изданием (1854).

Собрание это вызвало восторженный отзыв. С этих пор поэтическая слава Тютчева была упрочена. Лев Толстой считал, что без томика тютчевских стихов «нельзя жить» и ставил его «выше Пушкина». А ещё он говорил: «В России есть три величайших поэта: Пушкин, Лермонтов и Тютчев.» Фёдор Михайлович Достоевский, Афанасий Афанасьевич Фет, Николай Алексеевич Некрасов, Иван Сергеевич Аксаков, Аполлон Григорьев — все восхищались его стихами.

Изменилось и служебное положение Тютчева. В 1857 г. он обратился к князю Горчакову с запиской о цензуре, которая ходила по рукам в правительственных кругах. Тогда же он был назначен на место председателя комитета иностранной цензуры. Его личный взгляд на эту должность хорошо определен в экспромте, записанном им в альбом его сослуживца Вакара: «Веленью высшему покорны, у мысли стоя на часах, не очень были мы задорны… — Грозили редко и скорей не арестантский, а почетный держали караул при ней«.

В 1868 году вышло второе и последнее прижизненное издание стихов Тютчева, в которое вошли 180 стихотворений.

В начале 70-х годов Тютчев испытал подряд несколько ударов судьбы, слишком тяжелых для семидесятилетнего старика; вслед за единственным братом Николаем Ивановичем, с которым его связывала интимная дружба, он потерял старшего сына Дмитрия(1870) и замужнюю дочь Марию Фёдоровну Бирилеву (1972).

Он стал слабеть, его ясный ум тускнел, поэтический дар стал изменять ему. После первого удара паралича (1 января 1873 г.) он уже почти не поднимался с постели, после второго прожил несколько недель в мучительных страданиях — и скончался 15 июля 1873 года.

Как человек, он оставил по себе лучшие воспоминания в том круге, к которому принадлежал.

Из воспоминаний современников.

Князь Сергей Михайлович Волконский (16.05.1860-25.10.1937) — русский театральный деятель, режиссёр, критик, мемуарист, литератор; камергер, статский советник.

«Я помню, смутно помню всклокоченного седого старичка с золотыми очками. В гостиной моей матери помню его, во фраке и с развязанным галстуком; прислонившись к камину, читал «Пошли, господь, свою отраду…» и «Слезы людские…». Как удивительно он читал! Как просто, умно и волнующе. Тонкое, прямо жемчужное у него было произношение, все на концах выдвинутых вперед старческих губ. Как его встречали, когда он входил, — если бы вы только знали, как встречали! Встречали, как встречают свет, когда потухнет электричество и вдруг опять зажжется. С ним входила теплота, с ним входил ум; он нес с собой интерес, юмор — но и едкую, язвительную шутку. <…> Ему принадлежит изречение, в свое время обошедшее петербургские гостиные, — «Русская история до Петра Великого — одна панихида, а после Петра — одно уголовное дело». Но это Тютчев светский, в гостиной, во фраке, с чашкой послеобеденного кофе в руке. Это были мимолетные блестки…

Тютчев был представитель истинной и изысканной культуры: тип, и в то время редкий по ценности своей, а в наши дни не существующий <…> В нем, в его культурности, жила глубокая наследственность — рядом с славянской — наследственность латинская, германская <…> Тютчев, конечно, самый культурный из всех наших поэтов. Даже в Пушкине чувствую это меньше, чем в Тютчеве.

…Тютчев так долго оставался неизвестным. Его не знали, потому что у нас вообще чуждались того, в чем видели налет «иностранности» <…> Нужна была вся сила чарующей искренности тютчевской поэзии, нужна была вся мощь его русского слова, чтобы свет его имени прорвал завесу предрассудков. И нужна была смерть, поглощающая человека, и время, выдвигающее его ценность.»

***

Память о поэте бережно сохраняется потомками.

Одним из таких мест памяти является музей-заповедник «Усадьба «Мураново» им. Ф.И. Тютчева».

1816 году эта небольшая подмосковная усадьба была приобретена Екатериной Петровной Энгельгардт, женой отставного генерал-майора Льва Николаевича Энгельгардта. Участник многих военных походов под знамёнами П.А. Румянцева-Задунайского и А.В. Суворова-Рымникского, он стал известен как автор воспоминаний об этих сражениях, о времени Екатерины II, Павла I и Александра I.

В 1826 г. поэт Евгений Абрамович Боратынский женился на старшей дочери Энгельгардтов Анастасии, а в 1837 г. его ближайший друг – литератор Николай Васильевич Путята – стал мужем Софьи Львовны, младшей дочери Энгельгардтов.

В 1850 г. имение по разделу имущества между сёстрами А.Л. Боратынской и С.Л. Путятой отошло во владение к последней.

В 1869 году единственная дочь Путят Ольга Николаевна вышла замуж за Ивана Фёдоровича Тютчева, младшего сына поэта. Именно Ивану Фёдоровичу и его детям мы обязаны тем, что в Муранове было сосредоточено и бережно хранилось наследие Ф.И. Тютчева и других славных обитателей усадьбы. С 1874 г. сюда перевозились автографы, книги, портреты, личные вещи поэта и членов его семьи из Петербурга, Москвы и обветшавшего к концу XIX века Овстуга, родового имения Тютчевых в Орловской губернии.

В 1918 году О.Н. Тютчева, последняя владелица усадьбы, и её сын Н.И. Тютчев (1876 — 1949) приняли решение о передаче Муранова государству.

Музей-усадьба «Мураново» имени поэта Ф.И. Тютчева был открыто 13 августа 1920 года. Первым его заведующим был назначен К.И. Барташевич, но его обязанности фактически исполнял внук поэта Н.И. Тютчев.

Старинное имение расположено в 50 км от Москвы по Ярославской железной дороге. Сегодня музейный комплекс Мураново объединяет в себе несколько построек: Главный усадебный дом, Флигель и кухню, Гладилку, Кучерскую, Ледник, Домовую церковь Спаса Нерукотворного.

Собрание музея насчитывает более 28000 экспонатов. Большая часть предметов – мемориальные, принадлежавшие владельцам усадьбы и их родственникам. Это одна из самых богатых в российских музеях коллекция мебели, большое разнообразие изобразительных материалов, внушительная мемориальная библиотека, насчитывающая более 9000 книг.

Овстуг.

О́встуг — усадьба дворянского рода Тютчевых на берегу речки Овстуженки, в одноимённом селе Жуковского района Брянской области.

В 1770-е годы секунд-майор Николай Андреевич Тютчев, владелец имения Знаменское под Мышкином, получил овстугские земли в качестве приданого за женой Пелагеей Денисовной, урождённой Панютиной. После переезда из Ярославской губернии в Орловскую он заложил в Овстуге усадебный дом с Успенской церковью (1778).

Его сын Иван Николаевич (отец поэта), похороненный подле Успенской церкви, на рубеже 1840-х гг. заказал архитектору Г. Ф. Герасимову проект более просторного господского дома в стилистике позднего классицизма. Уже в 1846 г. строительные работы были завершены. Как писал поэт матери, «что до нового дома, то он, право, весьма хорош, и вид со стороны сада очень красив».

Если в Муранове Ф.И. никогда не бывал, то Овстуг он очень любил и до последних своих дней приезжал в это имение:

Оставь на время град, в заботах погруженный,
Склонись под тень дубрав; здесь ждет тебя покой.
Под кровом сельского Пената,
Где все красуется, все дышит простотой,
Где чужд холодный блеск и пурпура и злата, —
Там сладок кубок круговой!
Чело наморщенное думой,
Теряет здесь свой вид угрюмый;
В обители отцов все льет отраду нам!

После смерти Ф.И. Тютчева овстугская усадьба медленно угасала. Наследники вывезли часть вещей, часть распродали в чужие руки. Дом поэта пришёл в запустение, обветшал и был разобран. Кирпич усадебного дома был использован на строительстве здания волостной управы, сохранившегося до наших дней. Парк пришел в запустение.

На сегодняшний день усадьба восстановлена (по проекту В. Н. Городкова был воссоздан усадебный дом, в котором в 1986 был торжественно открыт музей) по описям, насчитывает несколько тысяч подлинных экспонатов. На территории усадьбы размещаются главный усадебный дом, флигель, школа М.Ф. Бирилевой, построенная на деньги Ф.И. Тютчева, церковь, водяная мельница и некоторые другие хозяйственные постройки, памятник Ф.И. Тютчеву, большой парк с озером.

С 1961 г. в Овстуге проводятся Тютчевские праздники поэзии.

Надо сказать честно, что в глубине души овстужане сильно обижены на наледников — сын из Овстуга вывез всё имущество отца. Мебель и личные вещи поэта хранятся теперь в подмосковном Мураново, хотя сам Ф.И.Тютчев, в Мураново в гостях у сына, так ни разу и не побывал. Соответственно, в музей Овстуга, дабы создать в доме антураж 19 века, пришлось закупать в антикварных магазинах старинную мебель и множество картин. Особую ценность представляют портреты двух государей, которым служил Фёдор Иванович.

Личных предметов Тютчева здесь очень мало, найти их было тяжело.
И всё же…..

В 1984 г. в Астрахани были приобретены семейные реликвии, принадлежавшие внучке поэта Ольге Дмитриевне: прижизненная копия послужного списка Ф.И.Тютчева, томик его стихов, первое издание с автографом.

Ряд фотографий и диван Эрнестины Фёдоровны (второй жены) передал музею правнук поэта К.В.Пигарев.

Одна из внучек, проживавшая в Воронеже, передала Овстужанам рояль, который некогда стоял в доме Тютчевых.

***

Удивительная вещь, но никто из потомков Тютчева за границу не эмигрировал.

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить.

 

Список использованных источников:

  1. Когинов, Юрий. Тютчев. Страсть тайная [Текст]: роман / Юрий Когинов .- М.: Армада, 1998 .- 475 с.- (Русские писатели в романах)
  2. Лабанов, Сергей. Фёдор Тютчев: поэт, дипломат, политический публицист [Электронный ресурс] / Сергей Лобанов // Православие.ру: [сайт] .- Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/77.html .- (30.10.2017)
  3. Тютчев Фёдор Иванович [Электронный ресурс] .- Текстовые данные и фот.- Режим доступа: http://www.tutchev.com/tutchev_biografiya.shtml .- (30.10.2017)
  4. Фёдор Иванович Тютчев [Электронный ресурс] .- Текстовые данные и фот.- Режим доступа: http://ftutchev.ru/ .- (30.10.2017)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *