Миры сэра Артура Конан Дойла

«Сэр Артур Конан Дойл был человеком большого сердца,
большого роста и большой души.»
Джером К. Джером

Детство писателя. Семья.

Врач, писатель, спортсмен, изобретатель и т.д., и т.п. Артур Игнатиус Конан Дойл родился 22 мая 1859 года в столице Шотландии г. Эдинбурге на Пикарди-плейс.

Артур был первым сыном из семи выживших детей семейства Дойлов. Отец – архитектор и художник Чарлз Дойл — был младшим сыном первого английского карикатуриста Джона Дойла. Когда Джон прибыл в Лондон из своего разоренного ирландского поместья (из-за многолетних гонений на католиков) всё его имущество состояло из трёх ценностей: картины Ван Дейка (которую он не хотел продавать), нескольких приборов семейного серебра 17 века, а так же ступки и пестика для приготовления домашних лекарств. Своих четверых сыновей – Джеймса, Ричарда, Генри и Чарльза он научил держать кисть и карандаш и воспитал их благочестивыми католиками.   В отличие от сделавших блестящую карьеру братьев (Джеймс был главным художником юмористического журнала «Панч», Генри – директором Национальной художественной галереи Ирландии), Чарлз Дойл влачил довольно нищенское существование, занимаясь низкооплачиваемой, рутинной бумажной работой в Эдинбурге. Радости от такой службы было мало, его причудливые фантастические акварели не продавались, и меланхоличный от природы художник впал в депрессию, пристрастился к вину, был отправлен в лечебницу для алкоголиков, а затем и в приют для умалишенных.

Мэри Фоли была младшей дочерью овдовевшей ирландки-католички, в доме которой арендовал жилье Чарльз. В 12 лет она была отправлена учиться во французскую школу, и вернувшись, привлекла внимание Дойла. «Дерзкая девчонка» — называл он её за жизнерадостный и весёлый характер. Хобби Мэри было очень необычным – геральдика. Она очень гордилась своим происхождением: «Я признаю, что семейство Дойлов – это джентльмены старинного происхождения. Но мы, с другой стороны, происходим от феодального дворянства». И продолжала: «Пожалуйста, заметьте, что имя моей матери при рождении был Кэтрин Пэк. Её дядей был генерал-майор сэр Деннис Пэк, который командовал бригадой Пэка в битве при Ватерлоо. И, как все знают, или должны знать, в семнадцатом веке семья Пэк была соединена брачным союзом с Мэри Перси Баллинтемплской, наследницей ирландской ветви семьи Перси из Нортэамберлэнда… В том деревянном ящике – и не перебивайте меня! – хранятся документы о нашем происхождении, поколение за поколением, шесть сотен лет. От женитьбы барона Генри Перси на Элеаноре, племяннице короля Генри III».

Тем горше наворачивались на глаза слёзы от жизни порой в отчаянной бедности. Мать, как могла, боролась с нищетой, замещая отсутствие материальных благ рассказами о славном прошлом предков их генеалогического древа. «Уже сама атмосфера дома дышала рыцарским духом. Артур Конан Дойл научился разбираться в гербах много раньше, чем познакомился с латинским спряжением», – писал впоследствии один из биографов писателя. А сам он признавался: «Настоящая любовь к литературе, склонность к сочинительству идет у меня от матери… Яркие образы историй, которые рассказывала она мне в раннем детстве, полностью заменили в моей памяти воспоминания о конкретных событиях в моей жизни тех лет». Мери обожала мальчика, он, безусловно, был её любимцем.

В детстве Артур много читал, имея совершенно разносторонние интересы. Его любимым автором был Майн Рид, а любимой книгой – «Охотники за скальпами». Впоследствии Рида сменил Вальтер Скотт (вхожий некогда в дом деда Джона Дойла) с «Айвенго». В какой-то момент в мальчике проснулся аппетит анаконды и неутолимая жажда драться, что озадачивало отца и доставляло удовольствие матери, когда перепачканный грязью победитель с самодовольным видом возвращался домой.

Когда встал вопрос об обучении мальчика, богатые родственники на свои деньги отправили девятилетнего Артура в Англию, в закрытую школу Ходдер (основанную иезуитами и существующую по сей день), являвшуюся подготовительной к поступлению в колледж иезуитов в Стоунхерсте. Надо сказать, что образование в школе давали вполне светское, там изучали: азбуку, счет, основные правила, грамматику, синтаксис, поэзию, риторику. Питание было достаточно скудное и не имело большого разнообразия. Телесные наказания были суровыми. Артур в то время часто подвергался им, будучи драчуном и задирой.

Годы учёбы в Стоунхерсте в целом были счастливыми. Но проходили они в атмосфере суровой дисциплины, жестких телесных наказаний и аскетических условий, которые скрашивали занятия спортом и увлечение литературой. Но были и такие замечательные времена, как рождественские каникулы: «За время рождественских праздников Артур и трое его друзей поглотили: «Двух индюшек, одного очень большого гуся, двух цыплят, один большой кусок ветчины и да поменьше, два больших батона колбасы, семь банок сардин, одну омаров, блюдо пирожных и семь банок варенья; если говорить о выпивке, то у нас было пять бутылок хереса, пять портвейна, одна красного сухого и две малинового; мы так же съели две банки солений». Всё это в сочетании с сигарами говорит о том, что духовные отцы были людьми довольно широких взглядов. Не правда ли ?

Интересный факт. Во время учёбы в Стоунхерсте Артур так быстро рос и раздавался в ширину, что это вызывало беспокойство о том, как бы не лопнула его одежда. Но сам Артур ни о чём не беспокоился, его не интересовали портновские дела, за исключением того, что он выклянчивал у матери прислать ему новый галстук. Однокашники вспоминали о крайней неопрятности и наблюдательности Дойла. Почерк его оставлял желать лучшего, за что его резко критиковала мать.

По окончании Стоунхерста пришло время выбирать профессию. Исследователи жизни и творчества говорят о том, что до самого последнего момента Артур не имел какого-либо явного приоритета в получении профессии. Артур решил изучать медицину – миссия доктора вполне соответствовала его представлениям о достойном исполнении долга и кодекса чести, внушаемом матерью. Этим кодексом он будет руководствоваться всю жизнь, чем завоюет уважение современников.

Эдинбургский университет. Новые друзья.

В Эдинбургском университете Дойл познакомился с будущими писателями Робертом Льюисом Стивенсоном и Джеймсом Барри.

Среди профессоров медицинского факультета особенно выделялся Джозеф Белл. Ему едва исполнилось сорок с небольшим, и это была добрая душа, что едва соответствовало легенде о его суровости. Он обладал сдержанным чувством юмора, которым подкреплял силу своего убеждения, доводя до сознания студентов, что они должны использовать глаза, уши, руки и мозги при постановке диагноза. На лекции Белла студенты валили толпой: дедуктивный метод, с помощью которого профессор по мельчайшим деталям определял профессию, происхождение, особенности личности и болезнь пациента, казался им чем-то из разряда магии: «Этот человек, — заявлял доктор Белл, — сапожник-левша. – Он выдерживал паузу, с тщательно скрытым ликованием наблюдая за озадаченными взглядами студентов. – Заметьте, джентльмены, изношенные места с изломами там, где у сапожника находится выколотка. Правая сторона, как вы видите, намного больше изношена, чем левая. Он пользуется левой рукой для отбивки кожи». Этот весьма популярный в университете хирург впоследствии послужил для Артура Конан Дойла прообразом Шерлока Холмса. Острый ум, эксцентричные манеры, даже физические черты Белла – орлиный нос и близко посаженные глаза – писатель перенесёт в облик своего гениального сыщика.

Чтобы оплачивать дорогостоящее обучение, Артуру постоянно приходилось браться за скучнейшие подработки в аптеке, наниматься ассистентом к докторам.

Когда на третьем курсе подвернулось место судового хирурга на китобойном судне «Надежда», отправлявшемся в Гренландию, он долго не раздумывал. Друг Артура, Клод Огастус Кэрри, предложил ему эту должность, на которую претендовал сам, но не смог ее принять по личным причинам. В первый же вечер по выходу в море Дойл подрался со стюардом и завоевал всеобщее уважение тем, что поставил тому синяк под глазом.

Применить свежеприобретенные медицинские навыки, правда, не пришлось, зато Дойл смог реализовать давнюю романтическую страсть к путешествиям, героическим приключениям и смертельным опасностям – охотясь на китов наравне с членами команды. «Я стал взрослым мужчиной на 80 градусах северной широты», – с гордостью заявил он матери, отдавая заработанные опасным трудом 50 фунтов. Позднее впечатления от первого арктического путешествия стали темой рассказа «Капитан «Полярной звезды».

Врач и писатель.

Получив в 1881 году университетский диплом, степень бакалавра медицины и степень магистра хирургии, Дойл занялся врачебной практикой, совмещая её с занятиями литературным творчеством.

Первая проба пера и литературных сил состоялась в 1879 году. Ещё будучи студентом, Дойл написал рассказ «Тайна долины Сэсасса». Его принял журнал «Чемберс джорнал», заплатив 3 гинеи. Другим успешным случаем стало принятие «Корнхилл мэгэзин» (серьезное литературное издание) рассказа «Сообщение Хебекука Джефсона», за него было уплачено 29 гиней. Это была настоящая похвала, не означавшая, однако, что начинающий автор может почивать на лаврах.

Первый совместный опыт работы с недобросовестным партнером оказался неудачным. Первые годы практики хорошо описаны в его книге «Письма Старка Монро», в которой кроме описания жизни в большом количестве, представлены размышления автора о религии и прогнозы на будущее. Одним из таких прогнозов была возможность построения объединенной Европы, который, как мы знаем, сбылся в недавнем прошлом. В той же книге говорится о возможной победе над болезнями, путем их профилактики, что получило широкое внедрение в медицине 20 века.

Потерпев неудачу, Артур решил открыть собственную практику в Портсмуте. Первые годы (1882-1884) были очень напряжёнными в финансовом отношении. Поначалу дела шли хуже некуда – к молодому врачу, которого в городе никто не знал, пациенты не спешили. Тогда Дойл решил стать «видимым» – записался в боулинг- и крикет-клубы, помог организовать городскую футбольную команду, вступил в Литературное и научное общество Портсмута. Постепенно в его приемной стали появляться пациенты, а в кармане – гонорары.

Интересный факт. Писатель обладал невероятной физической силой, прекрасно сложенным и хорошо развитым телом. Он увлекался многими видами спорта, хорошо играл в бильярд. А ещё Артур Конан Дойл был первым испытателем мопеда, одним из создателей первых авторалли и  одним из первых стал кататься на горных лыжах в Швейцарии.

В 1890 году Джеймс Барри, автор «Питера Пэна» основал любительскую команду по игре в крикет. Членами команды стали Вудхаус, Уэллс, Джером, Милн, Конан Дойл и многие другие. Команда просуществовала 23 года!

Конечно, такой видный молодой человек, развитый физически и интеллектуально, да ещё и доктор с прекрасным образованием, не мог не нравиться женщинам, да и он вовсе не был равнодушен к прекрасному полу.

В 1885 году Артур женился – на сестре одного из своих больных. Он очень переживал, что не смог помочь Джеку Хокинсу, умершему от церебрального менингита (мальчик был обречен). Худенькая и бледная 27-летняя сестра Джека Луиза (Туи — для домашних) с её мягкостью, полнейшей бескорыстностью, вызывала у него рыцарские чувства, желание защитить и взять под свою опеку. Хотя и не красавица, она была такого рода девушкой, которые его привлекали: круглое лицо, крупный рот, каштановые волосы, широко расставленные синие глаза. Туи была тем, что тогда называли домашними, любящими посидеть с шитьём в кресле возле камина. К тому же у консервативного провинциального общества женатый врач вызывает куда больше доверия. Мадам (так Дойл называл свою мать, став взрослым), активно поддержала этот союз.

Врачебную практику и семейную жизнь Дойл успешно сочетал с сочинительством.

Появление Шерлока Холмса.

Интересный факт. Много ли вы знаете героев книг, чей образ удостоился бы быть запечатлённым на монетах? Это, скорее, удел королевских особ!

Так вот, знайте же, что в 2007 году, в ознаменование 120-летия создания Артуром Конан Дойлом дебютной повести  о Шерлоке Холмсе («Этюд в багровых тонах»), частная компания «Новозеландский монетный двор» выпустила мемориальную серию из четырёх монет номиналом в 2 новозеландских доллара каждая, из серебра 999 пробы в количестве 8 тысяч экземпляров. Вес каждой монеты составляет 31,1 грамма (1 унция). Чеканка — матово-глянцевая с цветной фотопечатью на поверхности.

На реверсе первой монеты изображён Шерлок Холмс (в исполнении Василия Ливанова) в охотничьей войлочной шляпе и с трубкой. Остальные три монеты посвящены фильмам «Сокровища Агры», «Собака Баскервилей» и «Смертельная схватка». На них, помимо Шерлока Холмса, изображены доктор Ватсон (в исполнении Виталия Соломина), Мисс Морстен (в исполнении Екатерины Зинченко), сэр Генри Баскервиль (в исполнении Никиты Михалкова) и профессор Мориарти (в исполнении Виктора Евграфова).

Женитьба благотворно повлияла на Артура во всех отношениях. Он обнаружил увеличение умственных сил, в голове — светились идеи рассказов. К концу ноября у него уже было 18 рассказов для задуманного сборника «Свет и тень». Но для того, чтобы достигнуть настоящего успеха в литературе, нужно было написать … роман.

А почему бы не написать роман о детективе? Разве мог в этот момент начинающий автор знать, что прославят его на весь мир не исторические романы, в которые он будет вкладывать столько души, своё понимание человеческого предназначения, понятие о чести и долге, а это самый, кажущийся проходным и временным (для заработка), цикл повестей и рассказов о частном детективе.

За моделью для его сыщика не нужно было ходить далеко: стоило вспомнить Эдинбург и тощую фигуру с длинными ловкими, очень чистыми руками и насмешливым взглядом. Его детективом должен быть человек, который преследование преступников превратит в точную науку: изучая детали и отпечатки, исследуя грязь, пыль, применяя химию, анатомию и геологию, он должен воссоздавать сцену убийства, как будто он там находился, и мимоходом выбрасывать информацию в изумлённые лица.

Выбирая имя для своего персонажа Артур обдумывал варианты – Шеррингфорд (Шернфорд) Холмс. Но чего-то не хватало – чистоты, стеклянного звона и вдруг в голову пришло ирландское имя Шерлок. Шерлок Холмс! Это было то, что надо. Название для первой повести с участием нового героя вначале звучало как «Запутанный клубок», но свет этот небольшой роман увидел под названием «Этюд в багровых тонах». Работая от завтрака до ужина, меду звонками в докторскую дверь и окликами Туи, он и представить себе не мог, что создаёт самый знаменитый образ в английской литературе! Отдельным изданием роман вышел в начале 1888 года и был снабжён рисунками отца Чарльза Дойла. Мадам стала одной из самых верных поклонниц Шерлока Холмса.

После выхода произведений Дойла дедуктивный метод стал использоваться криминальной полицией по всему миру. Так, в начале XX века, криминальная полиция Египта ввела произведения Дойла в обязательную программу экзамена для следователей. А ещё в романах о Шерлоке были криминалистические методы, которые до того момента не были известны полиции: сбор окурков, пепла, изучение следов при помощи лупы и  полицейские стали после использовать методы Холмса.

Но были у знаменитого сыщика и недоброжелатели. Бернард Шоу называл Холмса «наркоманом, не имеющим ни одной положительной черты характера». По Конан Дойлу, Холмс время от времени внутривенно принимает семипроцентный раствор кокаина и морфий, но не очень приветствует опий. До того как мы начнем возмущаться, вспомним, что все три вещества были легальными в Англии описываемого периода.

Устав от своего героя, Конан Дойл убьет в «Последнем деле Холмса» (1893), чтобы освободить себе время для написания исторических романов (ведь он считал, что прославится именно как автор исторических романов!), но после 8-ми лет непрекращающейся истерики читающей публики по всему миру детектива придется «воскресить». Кроме требований публики была и ещё одна причина – финансовая. Только Холмс приносил действительный финансовый достаток, исторические и бытовые романы Дойла не могли с ним конкурировать. Всего же Кона Дойл написал 4 повести (Этюд в багровых тонах, Знак четырех, Собака Баскервилей и Долина страха) и 56 рассказов о Шерлоке Холмсе, вошедшие в циклы: «Приключения Шерлока Холмса», «Записки о Шерлоке Холмсе», «Возвращение Шерлока Холмса», «Его прощальный поклон» и «Архив Шерлока Холмса». Кроме того было написано несколько пьес для театра.

«Я не могу быть до конца неблагодарным Холмсу. Сначала он действительно был мне хорошим и полезным другом. Но потом своей славой отнял у меня всё. Остался только он, а я – исчез…», — говорил А.К.Дойл.

Интересные факты о Шерлоке Холмсе.

Приключения Холмса по сей день являются самым экранизируемым литературным произведением в истории человечества. Специалисты считают, что этих фильмов давно уже больше трех сотен. Холмса за это время сыграли более 80 актёров.

Кстати, плащ с пелериной, который Холмс носит в большинстве экранизаций, на самом деле предназначался для загородных прогулок. Это как в наши дни ходить на деловые встречи в лыжном комбинезоне. А охотничье кепи, без которого трудно представить себе Шерлока Холмса, ни словом не упоминается ни в одной книге Конан Дойля. Это самодеятельность иллюстратора первых изданий Сиднея Пэджета.

В советской холмсиане герой Василия Ливанова ни словом не упоминает о наркотиках и, естественно, не употребляет их. В остальном сериал считается одной из наиболее близких к оригинальному тексту экранизаций. В 2006 году Василий Ливанов получил орден Британской империи за создание экранного образа Шерлока Холмса.

Точный адрес сыщика — Лондон, Бейкер-стрит, дом 221б. Во времена Конан Дойля дома с таким адресом на улице не было, она заканчивалась на номере 100. Дом 221б построили позже, и сейчас там находится Музей Холмса (кстати, музея Артура Конан Дойла в Великобритании нет).

Кстати, у нас в Москве есть памятник Холмсу и Ватсону. Он открылся в апреле 2007 года на Смоленской набережной и до сих пор там стоит.

Исторические романы.

Исторические романы – вот настоящая любовь Дойла. Все инстинкты, все нити, связывающие его с детством и – глубже – с далеким прошлым, влекли его туда. «Бесстрашие перед сильными, смирение перед слабыми. Быть рыцарем со всеми женщинами, невзирая на происхождение. Подавать помощь нуждающемуся, кем бы он ни был. И тому порукою – слово рыцаря». Это очень важно понять, разбираясь в глубинах души Артура Конан Дойла. Сам он редко говорил и писал об этом, но многие чувствовали в Дойле горение того самого рыцарского духа, что был в его книгах.

Первым стал роман «Приключения Михея Кларка» (1889 г.), посвящённый  непростому периоду в истории Англии, драматическим событиям первого года царствования Якова II. За ним последуют «Белый отряд» (1891) – о приключениях английских лучников в годы Столетней войны; Тень великого человека (1892) – тема Наполеона Бонапарта; «Изгнанники» (1893) – о французских гугенотах 17 века, освоении французами Канады, индейских войнах; «Родни Стоун» (1896) — о мире боксерских боёв в Англии времён наполеоновских войн; «Дядя Бернак» (1987)   — повесть о французском эмигранте времён Французской революции; «Сэр Найджел» — действие происходит в Англии, Франции, Бретани, проливе Ла-Манш в 1349-1356 гг. в начале Столетней войны, во времена расцвета рыцарства (в романе общие герои с «Белым отрядом», предшествующие «отряду» события).

Осенью 1893 года начинается череда трагических событий в жизни Дойла. Одно из них — смерть отца. Мальчиком Артур не был привязан к нему, но в более зрелые годы начал лучше понимать Чарлза Дойла и восхищаться гениальностью его картин.

А вскоре Туи, жаловавшейся на кашель и боль в боку, коллеги поставили неутешительный диагноз – туберкулез (тогда это называлось скоротечной чахоткой) (к этому времени Дойл уже прекратил медицинскую практику). Надо отдать Дойлу должное — он, как истинный рыцарь, вступил в борьбу с этим врагом за свою прекрасную даму и сделал всё, от него зависящее, чтобы продлить жизнь Луизе, которой врачи давали несколько месяцев (Туи прожила после этого 13 лет).

Чета Дойлов отправилась в Швейцарию, а именно – в Давос, климат которого наиболее подходил супруге. И здесь Артур опять нашёл повод отличиться, как спортсмен. Он одним из первых стал кататься на горных лыжах и, можно сказать,  познакомил Швейцарию с лыжами как с видом спорта. «Вы пока этого не оценили, — говорил он постояльцам отеля, с лиц которых не сходили скептические вежливые улыбки, — но настанет время, когда сотни англичан будут приезжать в Швейцарию на лыжный сезон». Ещё одно из «предвидений» Дойла?

Проехав (с триумфом) по Соединенным штатам Америки и вернувшись на родину, Дойл с новым рвением принялся за описание подвигов одного героя, которому суждено было навсегда стать личностью, вызывающей восхищение –бригадира Жерара. На самом деле «Подвиги бригадира Жерара» и написанные позднее «Приключения Жерара» составляют самую яркую картину из всего написанного им о кампаниях Наполеона.

Были у нашего героя и театральные амбиции, одна из его пьес имела триумфальный успех. Это пьеса «Ватерлоо» (кстати, права на эту пьесу купил небезызвестный Брем Стокер). Премьера состоялась 25 июля 1897 года в театре «Лицеум». Год был знаменателен тем, что отмечался 70-летний (брильянтовый) юбилей королевы Виктории. Поэтому пьеса была принята в экстазе верноподданнических чувств.

И именно в этом году Артур встречает на своём пути и без памяти влюбляется в Джин Леки. Редкостное сочетание красоты и ума воплощала в себе эта 24-летняя девушка. Но наличие больной супруги стало непреодолимой преградой. Он был женат на женщине, к которой испытывал чувство глубочайшей привязанности и уважения, и которая нуждалась в нём. Брак между Артуром и Джин состоялся только после смерти Туи, через 10 лет.

Англо-бурская война.

Когда в декабре 1899 года разразилась англо-бурская война, Дойл отправился на фронт добровольцем. Описавший много сражений, без возможности проверить свои навыки как солдата, он чувствовал, что это будет его последняя возможность поверить их. Не удивительно, что его посчитали непригодным к службе в армии из-за его несколько излишнего веса и сорокалетнего возраста.

Интересный факт. «Ну вот мне и стукнуло 40 лет; но жизнь становится всё более полной и счастливой. О физических упражнениях могу сказать, что сегодня играл в крикет, заработал 53 очка из 106 набранных всей командой, переиграл 10 своих оппонентов, так что пока нахожусь в форме». Сорок лет? Это могло смешить его, потому что он чувствовал себя на 25-30.

Из-за отказа принять его в действующие войска Дойл направляется на войну в качестве военного врача. Он прибывает в 50-местный полевой госпиталь. Но раненых оказывается во много раз больше. Начинаются перебои с питьевой водой, приведшие к эпидемии кишечных заболеваний. В день умирало до сотни больных. И это продолжалось в течении 4 недель. Когда в Блумфонтейн прибыл выдающийся художник Мортимер Мемпес, что бы сделать репортаж для журнала «Иллюстрейтед Лондон Ньюс» с показом Конан Дойла в его прекрасном, сияющем чистотой госпитале, то он увидел прямо противоположную картину. Он писал: «Доктор Конан Дойл работал как лошадь, пока, надышавшись тифом, он был вынужден взобраться на холм, чтобы сделать глоток свежего воздуха. Это один из тех людей, которые делают Англию великой». Рисунки Мемпеса передают понимание того, почему своему старшему врачу поклонялись его пациенты. Дело было не в его искусстве как медика, а в самом его присутствии, в исходившей от него уверенности, его презрении к опасности, его свободных отступлениях от общих правил. Среди приступов бреда, тяжёлого дыхания, н ухаживал за своими подопечными, писал за них письма, рассказывал истории.

Затем последовали бои, позволившие взять верх над бурами, и в июле Дойл отплыл обратно в Англию. В течение несколько месяцев он был в Африке, там он видел бо`льшее количество солдат умерших от лихорадки и тифа, чем от военных ран. Написанная им книга «Война в Южной Африке: её причины и ведение»  — пять сотен страниц хроники, изданные в октябре 1900, была шедевром военной учености. Это было не только сообщение о войне, но и хорошо осведомленный комментарий относительно некоторых из организационных недостатков Британских сил в то время.

За услуги, оказанные Короне в годы англо-бурской войны, в 1902 г. король Эдвард VII присвоил Дойлу рыцарский титул. С тех пор Артур Конан Дойл стал «сэром». Надо сказать, что он, прохладно и без пиетета относившийся к титулам и званиям, не хотел принимать рыцарского звания, но его убедила Мадам. «Я себя чувствую, — ворчал он в письме Иннесу, — как только что вышедшая замуж девушка, которая не уверена в своём собственном имени. Заодно они меня сделали заместителем наместника в графстве Суррей, что бы это могло значить?»

В июле 1906 года у Артура на руках умирает Туи, он тяжело переживает её уход, хотя и ожидаемый, спрашивая себя – всё ли он сделал для жены, что было в его силах?

В это время и случилась история Джорджа Эдалжи, в которой Дойл принял самое живое участие, применив методы своего литературного детектива. В 1907 году Артур Конан Дойл узнал о «деле Эдалджи», которое было сфабриковано. Несчастного молодого человека обвинили в том, что убил часть чужого домашнего скота, и осудили его за это. Артур сам стал сыщиком на этот период, изучил дело полностью, связался с прессой и добился пересмотра дела. Впервые в истории Англии был создан апелляционный суд, и частично это заслуга Конан Дойла.

В результате приложенных усилий Джордж Эдалджи был оправдан и даже стал гостем на свадьбе.

А 18 сентября 1907 состоялось бракосочетание Артура Конан Дойла с мисс Джин Леки. Семья  переехала в новый дом «Уиндлшем» в графстве Сассекс, поблизости от  родителей Джин. В этом счастливом браке родилось трое детей: Денис, Адриан и Лена Джин (мирно уживавшихся с детьми от первого брака) и, по утверждению биографов Дойла, судя по его письмам к жене перед смертью, отношения Артура и Джин в это время были полны того же чувства, что освещало их на протяжении всей жизни.

Увлечение спиритизмом.

В разразившейся Первой мировой войне, на которую писателя не взяли, погибли сын от первого брака Кингсли, любимый брат Иннес, два племянника, зять, брат его жены и другие родственники. Говорили, что это настолько потрясло Дойла (особенно смерть сына), что он, известный реалист, учёный, обратился к спиритизму. Мало того, он настолько серьёзно увлёкся им, что подошёл к этому модному в конце 19 — начале 20 века учению со свойственной Дойлу основательностью и сам оставил труды по спиритизму.

В результате, пресса почти открыто смеялась над ним, многие знакомые отвернулись, но ничто не могло удержать Дойла, к тому же жена разделяла его увлечение и поддерживала, как всегда и во всём.

Всю вторую половину 1920-х годов писатель провёл в путешествиях, побывав на всех континентах, не прекращая активной публицистической деятельности и проповедуя по его собственным словам: «…возрождение религии и того непосредственного, практического спиритизма, который есть единственное противоядие от научного материализма».

В 1924 году Дойл издал свои «Воспоминания и приключения». Страсть к  путешествиям и приключениям сопровождала его до конца, и даже в свой последний

смертный час он нашел в себе силы пошутить: «За всю жизнь мою у меня было много

приключений. Но самое сильное и удивительное ждет меня теперь». В свое последнее

путешествие писатель отправился 7 июля 1930 года.

Он был похоронен неподалёку от садового домика, которым так часто пользовался как кабинетом (позже перезахоронен на кладбище Minstead Hampshire). На надгробии по просьбе жены был выгравирован рыцарский девиз: «Верен как сталь, прям как клинок».

«Меня не поминайте с укоризной,
Если увлек рассказом хоть немного
И мужа, насмотревшегося жизни,
И мальчика, пред кем еще дорога…»

 

Список использованных источников:

  1. Карр, Джон Диксон Жизнь сэра Артура Конан Дойла. Человек, который был Холмсом [Текст] / Джон Диксон Карр; [пер. с англ. Л.А. Игоревского] .- М.: Центрполиграф, 2001 .- 396 с.

Книга Джона Диксона Карра имеется в фонде абонемента нашей библиотеки.

  1. Артур Конан Дойл (1859 — 1930) [Электронный ресурс]: биография .- Режим доступа: http://conan-doyle.narod.ru/biograf.ru.html .- (28.08.2017 г.)

 

Вероника Каморная

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *