«Мой способ шутить — говорить правду», к 160-летию Дж. Б. Шоу

Ему шестьдесят раз отказывали в издательствах. «Займитесь другим делом, молодой человек! Не отнимайте у занятых людей время!» А он упорно шёл к цели и, в конце концов, стал литератором, да ещё каким!

Детство.

Джордж Бернард Шоу родился 26 июля 1856 года в простой дублинской семье.

Шоу принадлежали к числу наиболее достойных и уважаемый семейств Дублина, среди предков Бернарда были священники, адвокаты и банкиры. Шоу вели свой род от капитана Уильяма Шоу, высадившегося в Ирландии вместе с Вильгельмом Оранским. Капитан был наполовину англичанином, наполовину шотландцем и происходил прямым путём от Макдуфа – файфского тана (тан – владелец земель, Файф – местность в Шотландии), который в пьесе Шекспира убивает Макбета. Впоследствии Шоу не раз вспоминал историю Макдуфа с большим удовольствием, заявляя, что «это не хуже, чем происходить от самого Шекспира».

Элизабет, мать Бернарда, вышедшая в 23 года замуж за 40-летнего мужчину, и быстро разочаровавшаяся в своём муже, давала частные уроки музыки. К хозяйству она была не приспособлена, а к детям относилась с безразличием. А Джордж, отец мальчика, к моменту появления сына на свет уже промотал своё состояние и был сильно и безнадёжно пьющим человеком. Отец не был ни злым, ни жестоким, обладал своеобразным чувством юмора, но его пьяные выходки дурно влияли на семейную жизнь и удручали впечатлительного мальчика, который на всю жизнь сохранил фанатическую ненависть к алкоголю и вырос убеждённым трезвенником.

Дети в семье Шоу были по большей части предоставлены сами себе, поэтому  Бернард часто чувствовал себя одиноким. Лучшими его друзьями стали книги. Он рассеянно слушал то, что ему говорила матушка, мечтая поскорее приняться за чтение сказок «Тысячи и одной ночи», — почему-то они невероятно нравились Бернарду. Утешение в лишённом любви доме приносила ещё и музыка. У матери было неплохое меццо-сопрано, она пела главные партии в оперных постановках музыканта Ванделера Ли. Поэтому Бернард, не достигнув ещё и 15-летнего возраста, знал основные произведения Генделя, Моцарта, Бетховена, Мендельсона, Россини, Беллини, Доницетти. Верди и Гуно почти наизусть. Это знание музыкального мира впоследствии очень пригодится Бернарду.

Учёба у него не заладилась: он сменил четыре школы и везде отставал по программе. Школу он впоследствии называл самым вредным этапом своего образования: «Мне в голову не приходило готовить уроки или говорить правду этому всеобщему врагу и палачу — учителю». Но после уроков Бернард отправлялся добывать собственные знания — в библиотеки, где читал Шекспира и Диккенса.

В пятнадцать лет Шоу всё же бросил школу, и приятели отца устроили юного Шоу в агентство по продаже недвижимости «клерком» — мальчиком на побегушках. Одной из обязанностей был сбор квартплаты с обитателей дублинских трущоб, и грустные впечатления этих лет впоследствии нашли воплощение в пьесе «Дома вдовца». Уже через год его «повысили»: Бернард стал кассиром, и у него появилось много свободного времени, в которое можно было… конечно, читать книжки!

К этому же периоду относятся и первые литературные опыты Бернарда Шоу — его дневниковые записи. Но это были только поиски.

В 1875 году родители Бернарда развелись, и Элизабет со старшими дочерьми уехала в Лондон, а Бернард на время остался с отцом. Через год юноша получил письмо от матери: умирала его сестра Агнесс, дни её были сочтены. Бернард торопился попрощаться с сестрой. Из Дублина он уезжал с твёрдой уверенностью, что больше туда никогда не вернётся.

Лондон.

Немного оправившись от горя, которое постигло их семью, юноша попытался найти в Лондоне хоть какой-то заработок. Он благоразумно взял с собой рекомендательное письмо из дублинской фирмы, где проработал пять лет. Но на его просьбы о работе в Лондоне отвечали в лучшем случае улыбкой. «Что вы! Нам требуются специалисты! Всего хорошего». А в те немногие места, куда его брали, он сам не спешил – ему опостылела конторская работа.

Ему едва исполнилось двадцать. Твёрдо решив стать писателем, Бернард начал с того, с чего начинает, по его выражению, «Любой литературный авантюрист в ту пору» — писать романы. Оскар Уайльд добродушно-саркастично отзывался об этом: «Можно по-разному не любить Шоу: можно не любить его пьесы, а можно любить его романы». Написав за 5 лет 5 романов он настойчиво рассылал их во все лондонские издательства и даже в некоторые американские. Но почти восемь лет Шоу никто не «слышал»: из издательств приходили лишь отказы, а редакции не присылали даже их. Правда, одна лондонская газета опубликовала его статью, за которую он получил пятнадцать шиллингов. Это всё, что удалось заработать в молодые годы.

Для самокритичного молодого человека десять лет, которые он находился на иждивении у стареющей матушки, были непростым временем. Он экономил буквально на всём: ходил в бесплатные музеи, записывался в бесплатные библиотеки, доставал контрамарки на спектакли. В читальный зал Британской библиотеки он приходил не только для того, чтобы почитать, но и чтобы погреться. Прочитав от корки до корки работы Шелли он стал его верным поклонником, и, подобно Шелли, стал вегетарианцем, отказавшись от «мяса убитых животных».

Интересный исторический факт. Джордж Бернард Шоу был вегетарианцем с 25 лет и дожил до 94 лет. В 70 лет на вопрос журналиста: «Как вы себя чувствуете?» он ответил: «Прекрасно, только мне докучают врачи, утверждая, что я умру, если не буду есть мясо». В 90 лет на тот же вопрос он отвечал: «Прекрасно, больше меня никто не беспокоит: те врачи, которые меня пугали, что я не смогу прожить без мяса, уже умерли».

Зимой 1879 года. Он впервые попал на собрание дискуссионного общества, обсуждавшего политические, экономические, религиозные и философские проблемы. До этого Шоу никогда не приходилось выступать публично и он понял, что этому надо учиться и избавляться от робости. Мало-помалу ему это удалось.

В 1884 году на одной из лекций Бернард узнал о труде «Капитал» Карла Маркса. Он тут же отправился в своё любимое дневное прибежище читальный зал Британской библиотеки и прочёл этот труд.

Шоу объявил себя социалистом и в том же году вступил в «Фабианское общество», распространявшее социалистические идеи. Им он останется верен на протяжении всей своей жизни. Целых 27 лет 3 раза в неделю он будет выступать с лекциями о социализме, не получая за это ни пенса.

Прошло совсем не много времени и Шоу стал известным оратором, ему уже не приходилось искать, где выступить. «Искать стали меня», — вспоминал он, остроумный рыжебородый ирландец умел увлечь толпу. «Самая долгая моя речь длилась четыре часа. Я произнёс её воскресным утром перед толпой, собравшейся на Трэффордском мосту в Манчестере». При этом он никогда не брал денег за выступления, только на проезд до места и то третьим классом.

В эти годы Шоу вёл дневник, который  был найден среди его бумаг после смерти. Только из него узнали, что ему очень часто было нечего поесть на обед, он никогда об этом не упоминал в разговорах с друзьями, скрываясь за маской весёлости.

Театральный и музыкальный критик.

Однако период хронической бедности подходил к концу. Круг друзей и знакомых расширялся: с одними он знакомился на политических собраниях, с другими – на музыкальных представлениях, с третьими – в читальном зале Британского музея. Именно в последнем состоялось знакомство с Уильямом Арчером. К Бернарду подошёл молодой человек: «Уильям Арчер, писатель, — представился он. — Я часто вижу вас в читальном зале Британского музея. Вы готовите какую-то статью?» Узнав, что Шоу не пишет статей, Арчер изумился: «На что же вы, прости Господи, живёте?!» На следующий же день, будучи человеком напористым, он договорился с главным редактором «Пэлл-Мэлл газет» (где работал), что мистер Шоу «попробует себя в качестве театрального критика». Шоу пообещали платить сорок фунтов в неделю — он в жизни не держал в руках такой суммы. Так Арчер стал для Шоу не только звездой удачи, но и другом на всю жизнь. В 1887 году они даже попробовали вместе написать пьесу, но Арчер очень скоро отказался от этой работы: «Бернард, тебе нужно писать самому. Ты мастер, а не подмастерье».

Тем, кому доставалось от Шоу со страниц «Пэлл-Мэлл», приходилось несладко. Шоу мгновенно распознавал ложь, фальшь, безвкусицу и пошлость и не упускал возможности написать об этом. Подписчики с удовольствием читали уморительные заметки молодого критика, а театральная общественность очень скоро приняла Бернарда Шоу за своего. Обратить на себя его внимание для актёров и драматургов теперь было настоящей честью.

Чуть позже он стал публиковать в газете «Стар» музыкальные рецензии. Редактор газеты поначалу сомневался, достаточно ли хорошо мистер Шоу разбирается в музыке, чтобы заняться критикой. Но тот блестяще сыграл на рояле пьесу Листа — и редактор был покорён, все его сомнения моментально рассеялись.

Что бы вы имели представление о работе Шоу – музыкального критика приведём пример, тем более, что он касается исполнения музыки нашего соотечественника П.И. Чайковского: «Первый концерт сезона, состоявшийся в среду, прошёл с большим успехом благодаря последней симфонии Чайковского, которая была очень интересной, а так же слишком новой и трудной для того, чтобы оставить оркестру какую-нибудь третью возможность, кроме возможности исполнить её хорошо или не исполнять вообще. Чайковский обладает сугубо байронической способностью быть трагическим, значительным и романтичным по любому поводу.

Подобно Чайльд-Гарольду, который даже в те мгновения, когда с ним ничего не случалось, бывал более трагичным, чем рядовой англичанин накануне собственной казни, Чайковский умеет заставить барабан разражаться роковым громом, а тромбоны – жалобно возвещать судьбу даже тогда, когда, казалось бы, ничего не побуждает к этому.»

В своих статьях Шоу редко говорил льстиво или раболепно о композиторах и дирижёрах, он просто обожал подвергать насмешкам восторженных поклонников музыки, так же как в последствии и поклонников драматического искусства.

Ему нравилось шокировать аудиторию, в нём словно жила какая-то упорная проказливость, обнаруживавшая себя при всяком удобном и неудобном случае.

Бернарда стали приглашать на работу различные издания. Он не пропускал ни одного театрального события, ни одного концерта, дававшегося в Лондоне. В своих критических заметках Шоу оставался предельно честным, прямо заявлял о неудачах и продолжал смешить публику до слёз ехидными фразами. В его «журнальных боях» складывались элементы его собственного, совершенно оригинального стиля, в журналистике уже было нечто от его последующей драматургии.

Театр.

Следующим знаменательным шагом в литературной карьере Шоу было его вступление на путь театральной критики.

Фрэнк Хэррис, редактор «Субботнего обозрения» о внешности Шоу: «Шоу было тогда 39 лет – тощий, как жердь, лицо длинное, костлявое, борода нестриженая, рыжая, а волосы на голове светлые. Одевался он довольно небрежно – в костюм из твида с неизменным мягким воротником. Его манера входить в комнату, его резкие движения, столь же резкие и беспокойные, как его ум, абсолютная непринуждённость и мефистофельский взгляд – всё выдавало в нём человека, уверенного в своих силах, очень прямого и в высшей степени решительного, хотя возможно, что в значительной мере он напускал на себя эту решительность, желая произвести на меня впечатление

И далее он же о работе Шоу в «обозрении»: «Что бы ни случилось, он всегда великолепно выполнял свою работу… Критические статьи его были подобны его речам и созданным позднее драматическим произведениям; очень простые, прямые и понятные; его характерными чертами были ясность и искренность. Никакой аффектации, никакой искусственности и наигрыша; очень цельный человек, поставивший себе целью убедить, а не уговорить вас; доводы чистейшей логики, освещённые проблесками сардонического юмора, идущего от головы, а не от сердца…»

В 1891 году в Лондоне был открыт «Независимый театр». Его основатель режиссёр Джейкоб Грейн взялся искать современных драматургов. В театре ставили Ибсена, Толстого, Чехова, но как будто чего-то не хватало… Грейну нравились ироничные критические статьи Шоу, и он предложил ему попробовать написать пьесу.

Шоу задумался. Он помнил о своих «романных» неудачах, да и работы в газетах ему хватало, чтобы браться ещё за что-то. Но ведь о литературном творчестве, а совсем не о заметках в газеты он мечтал всю жизнь!.. Размышления надолго не затянулись, и вскоре Грейн получил от Шоу первую пьесу «Дома вдовца»          (для написания «Домов вдовца» очень пригодился опыт, полученный Бернардом во время собирания платы с обитателей дублинский трущоб). Его зрителям никогда прежде не приходилось видеть подобных пьес. Б. Шоу: «Первое представление прошло весьма бурно: социалисты и независимые яростно аплодировали мне из принципа; завсегдатаи премьер яростно свистели из тех же соображений; я выступил в уже привычной для меня роли митингового оратора и произнёс речь перед занавесом. Газеты добрых две недели обсуждали пьесу – не только в обычных театральных рецензиях и заметках, но и в передовицах и в письмах в редакцию.» Режиссёр ликовал: произведение оказалось безупречным, а новый автор написал ещё несколько пьес для «Независимого театра». Другая пьеса, под названием «Волокита» не имела успеха и впоследствии ставилась редко. А вот третья пьеса (все они вошли в цикл так называемых «Неприятных пьес») о проституции, как социальном явлении «Профессия миссис Уоррен» произвела сенсацию и вызвала дискуссии, не затихавшие несколько лет. Её запретили к показу в Англии, как аморальную, хотя ничего аморального в ней не было.

Женщины в жизни Шоу.

Женщины и романы в жизни Бернарда Шоу занимали, по его собственному признанию, последнее место: «… я ни разу не отказался от выступления в защиту социализма ради любовного свидания.» Потеряв невинность в 29 лет он женился в возрасте 40 лет.

В 1898 году Бернард Шоу оформил брак с Шарлоттой Пейн-Таунзенд, очень богатой девушкой с «врождённым чувством социальной справедливости», ставшей его литературным секретарём. Брак был оформлен в регистратуре на Стренде, без церковной церемонии. В это время у Шоу была больна нога и он пришёл на регистрацию в старом, протёртом костылями до дыр, сюртуке. Так что регистратор приняла его за нищего, которые неизменно сопровождают свадебные процессии. Необычным были как бракосочетание, так и медовый месяц. Вот, что писал об этом сам Шоу с присущим ему юмором: «У моей жены был восхитительный медовый месяц. Сперва ей приходилось нянчиться с моей ногой, а позавчера, когда я уже так хорошо шёл на поправку, я упал и сломал левую руку у запястья.»

По Лондону, как это часто бывает, поползли слухи, что Шоу женился по расчёту, что брак с Шарлоттой он заключил, надеясь заполучить её миллионы. Шарлотту огорчала несправедливость этих сплетен: чем-чем, а деньгами её муж интересовался в последнюю очередь! Однажды Арчер спросил у Шоу, каким состоянием обладает их семья. Тот махнул рукой: «Что-то между двумя и двенадцатью миллионами. Спроси у Шарлотты, я, если честно, не в курсе».

Шарлотта и Бернард прожили вместе сорок пять лет. Детей у них не было, и все свои материнские чувства Шарлотта обращала на мужа. Она спокойно воспринимала его шутки, смущавшие светских дам. А он обладал лёгким нравом и во время размолвок с женой любил повторять: «Женщины вообще не понимают, что за слабые, пугливые создания мужчины». И посмеивался в бороду.

С женитьбой на Шарлотте жизнь круто изменилась. В чём-то лондонские сплетники оказались правы: Шоу больше не приходилось думать о том, как заработать на кусок хлеба. Окружённый женской заботой и вниманием, чего ему в действительности до сих пор не хватало, он смог полностью сосредоточиться на литературном творчестве. Шарлотта следила за тем, чтобы он вовремя ел и отдыхал от работы и от людей.

В 1898 году вышел его первый сборник «Пьесы приятные и неприятные». Блистательные диалоги, сорванные с героев маски лицемерия. Почти никакого действия, но пьесы держат зрителя в напряжении до самого финала! Пожалуй, Англия не видела такого со времён Шекспира!

Пьеса «Ученик дьявола»  из  нового цикла «Пьесы для пуритан» с оглушительным успехом прошла на Бродвее. Бернард Шоу стал приобретать мировую известность.

«Пигмалион».

В 1914 году в Лондонском Королевском театре поставили «Пигмалиона», и театральная публика поняла, что талант драматурга только раскрылся в полную силу. История о безграничности человеческих возможностей поразит зрителя на долгие годы, а через 50 лет обретёт новую жизнь в мюзикле «Моя прекрасная леди».

Шоу писал «Пигмалиона» для конкретной актрисы. Цветочницу Элизу Дулиттл должна была сыграть Стелла Кэмбл, более известная как миссис Пэтрик Кембл, в которую Шоу влюбился, приехав к миссис Кэмбл обсудить деловые вопросы, касающиеся спектакля: «Я мечтал и мечтал и витал в облаках весь день и весь следующий день, так, словно мне ещё нет двадцати.

В голову не лезло ничего, кроме тысячи сцен, героиней которых была она, а героем я. А мне ведь уже вот-вот стукнет 56. Никогда, наверное, не происходило ничегостоль смехотворного и столь чудного. В пятницу мы пробыли вместе целый час: мы посетили лорда; мы ездили на такси; мы сидели на скамейке в Кенсингтон-сквере; и годы спадали с моих плеч, как одежда. Я уже 35 часов нахожусь в состоянии влюбленности; и да простятся ей за это все её грехи!»

Страстная, долгая «любовь по переписке» (роман был по преимуществу эпистолярным, поэтому так хорошо, во всех подробностях дошёл до нас)— и страдающая Шарлотта… Но как Шоу мог отказаться от своих чувств, если он впервые в жизни по-настоящему полюбил?! От этой любви он окончательно избавился лишь со смертью  её предмета – Стелла умерла в бедности и одиночестве 9 апреля 1940 года в возрасте 75 лет.

«Дом, где разбиваются сердца».

В 1914 году в воздухе тревожно запахло войной. За неаккуратные высказывания о войне имя Бернарда Шоу надолго убрали с театральных афиш. Его перестали публиковать. Но он продолжал работать — на этот раз над пьесой «Дом, где разбиваются сердца» «фантазия в русском стиле на английские темы», которая стала вершиной его драматургического творчества.

«В свободные минуты я работаю над пьесой в манере Чехова. Одна из лучших вещей, которые я писал когда-либо. Вы знаете пьесы Чехова? Вот это драматург! Человек, у которого совершеннейшее чувство театра. Он заставляет вас чувствовать себя новичком!»

В предисловии к пьесе Шоу объясняет её название – это вся обленившаяся культурная Европа предвоенного периода.

В годы Первой мировой войны вышла любопытная книга, составленная Шарлоттой, «Избранные отрывки из  произведений Бернарда Шоу», где содержатся его высказывания по самому широкому кругу вопросов. Они печатались и позже как отдельными изданиями, так и в периодике. Современному обывателю Бернард Шоу известен, прежде всего, как автор многочисленных афоризмов, по сей день имеющих хождение в народе.

А в 1925 году Бернард Шоу получил Нобелевскую премию. Кстати, Б. Шоу является единственным обладателем Нобелевской премии и премии «Оскар» как сценарист «Пигмалиона». Эксцентричный Шоу заявил, что от денег, полагающихся за премию, он отказывается, а саму премию объявил «знаком благодарности за то облегчение, которое он доставил миру, ничего не напечатав в текущем году». И прибавил ещё: «Я готов простить Альфреду Нобелю изобретение динамита, но только дьявол в людском обличии мог выдумать Нобелевскую премию». Он отказался даже присутствовать на церемонии вручения премии, и её пришлось получать английскому послу в Швеции Артуру Даффу. В конце концов деньги были потрачены на создание литературного фонда для переводчиков.

Большевики ли мы?

О Бернарде Шоу говорят как о единственном поклоннике русской революции и молодого Советского государства до конца дней сохранившем преданность этой своей вере в СССР.

Весной 1931 года супруга уговорила его совершить кругосветное путешествие. Они побывали в Индии, Новой Зеландии, США, а потом и в СССР.

Но ещё задолго до этого, в 1919 году, когда окончилась первая мировая война, Б. Шоу с интересом и одобрением наблюдал за событиями с России, симпатизируя большевикам и принимая их сторону в спорах. Шоу не упускал случая выступит на тему событий в России и попытаться разъяснить ситуацию. Его доброжелательность и яростный пыл, с которым он защищал новое советское государство, несомненны.В Англии тех лет немного нашлось бы людей, которые проявили бы столько понимания и так яростно выступили на защиту Советов, как 63-летний Шоу. Выпустив большую статью в «Лейбор лидер» под заглавием «Большевики ли мы?» он без колебаний отвечал на него положительно.

Но вернёмся к путешествию 31-го года. Шоу прибыл в Москву 21.07.1931 года, на вокзале его приветствовала огромная толпа народа: оркестр, флаги, почётный караул, советские писатели и пресса. «Воистину меня принимали так, как будто я сам Карл Маркс», — говорил о встрече сам Шоу.

Шоу отпраздновал в Москве своё 75-летие и в его честь был устроен государственный приём. В своём выступлении он сказал: «Я хотел бы объяснить одно небольшое недоразумение, которое я заметил в речах некоторых выступавших здесь ораторов. Они выразили здесь свою надежду на то, что, когда я вернусь в Англию, я скажу англичанам всю правду о России. Товарищи, вот уже десять лет подряд, как я говорю англичанам всю правду о России…

Смысл моей поездки в Советскую Россию не в том, чтобы иметь возможность сказать англичанам что-нибудь такое, чего я раньше не знал, а в том, чтобы иметь возможность ответить им в тех случаях, когда они говорят мне: «А, вы считаете Советскую Россию замечательной страной, но ведь вы там не были, вы не видели всех ужасов». Теперь, когда я вернусь, я смогу сказать: да, я увидел все «ужасы», и они мне ужасно понравились.

Мое личное чувство перед лицом вашего великого коммунистического эксперимента точно так же, как и у многих других людей в той части света, откуда я приехал, является прежде всего чувством стыда за то, что Англия не вступила вместо России первой на ваш путь».

«Я был и буду другом Советского Союза до самой своей смерти», — сказал Шоу на вокзале перед отъездом. И сдержал своё обещание.

***

Когда в 1939 году началась Вторая мировая война Шоу уже было 83 года.  В июне 1940 года Би-Би-Си обратилась к Шоу с просьбой выступить о войне, но увидев текст выступления, отвергла его, Шоу высмеивал некоторые стороны официальной военной пропаганды. Когда начались бомбардировки Лондона чета Шоу стала проводить в Эйот Сэн-Лоренсе, там, в маленьком садовом домике, Шоу любил работать (писательская хижина (её площадь всего 5,9 м2), где Шоу написал большую часть своих произведений, в том числе и «Пигмалиона», могла вращаться вокруг своей оси, так что солнечные лучи всё время светили в окошко. Шоу называл свою хижину «Лондон». Когда приходили незваные посетители, им честно говорили: «Писателя нет, он работает в Лондоне»).

Излечив Бернарда от злокачественной анемии (настояв на печёночных инъекциях), обнаруженной у него в 1937 году Шарлотта сама уже очень страдала от болей в спине и ревматизма. «Никак не могу уговорить Шарлотту, чтоб она перестала беспокоиться,говорил он Пирсону.Моя искушенность в христианской науке не заходит так далеко. Жестоко было бы сказать ей, что не имеет никакого значения, что случится с нами в оставшиеся нам несколько месяцев жизни. Что из того, что мы можем замерзнуть или умереть с голоду? Мы уже прожили свое, и незачем медлить без пользы. Мне кажется, это довольно оптимистический взгляд на жизнь, но Шарлотта может подумать, что я просто не принимаю всерьез ее страданий».

В первый год после смерти жены он время от времени заговаривал о ней. И казалось, что Шоу не так уж опечален этим событием, если не сказать, что он буквально испытывал облегчение. 20.04.1944 г., Эйот Сэнт-Лоренс: «Если бы на вашу долю выпало сорок с лишком лет любви и преданности, как на мою, вы бы поняли, что значит свобода, и я вкушаю ее впервые». «Вам никогда не следовало жениться», — сказала Элеонора O’Коннел. «Да, это чистейшая правда», — ответил он, с чувством хлопнув себя по колену.

Многие читатели думали, что Шоу ненадолго переживёт свою жену и что после 40 лет совместной жизни неожиданное одиночество сломит его. Однако он никогда не был сентиментальным и после её смерти признавался, что её уход принёс ему облегчение.

Шоу продолжал работать, но силы уже были не те, что в молодости и зрелости. Последней законченной им пьесой стала «Вымышленные басни», он дописал её в 1950 году. В том же 1950 году он оказался прикованным к постели. Начинались месяцы его прощания с жизнью. Он принял это без жалоб и стонов.

Он умер 2 ноября 1950 года. А за пятьдесят лет до этого он закончил речь в лондонском Темпле следующими словами: «Проживите свою жизнь сполна, отдайте себя полностью своим собратьям, и тогда вы умрете, чтобы встретить своего бога, если только есть бог, не пресмыкаясь подобно жалкому грешнику, а громко говоря: «Я выполнил свой труд на земле, я сделал больше того, что мне полагалось. А теперь я пришел к тебе не просить награды. Я требую ее по праву».

Его последние слова — «я готов умереть». Ничего другого человек, у которого в жизни не было места иллюзиям, смерти ответить не мог.

***

Бернард Шоу как никто другой умел идеально сочетать юмор и глубокие наблюдения, а его меткие и точные цитаты подтверждают всю глубину его мировоззрения:

  • Мир состоит из бездельников, которые хотят иметь деньги, не работая, и придурков, которые готовы работать, не богатея.
  • Революции никогда не облегчали бремя тирании; они лишь перекладывали это бремя с одного плеча на другое.
  • Газета — это печатный орган, не видящий разницы между падением с велосипеда и крушением цивилизации.
  • Мой способ шутить — это говорить правду. На свете нет ничего смешнее.
  • Секрет успеха – в том, чтобы вызвать возмущение у как можно большего числа людей.
  • Любите мужчин. Им очень нужна ваша любовь. Даже если они в этом никогда не признаются. За каждым великим мужчиной всегда есть женщина, которая в него верила. И любила по-настоящему.
  • Больше всего люди интересуются тем, что их совершенно не касается.
  • Если вы начинаете с самопожертвования ради тех, кого любите, то закончите ненавистью к тем, кому принесли себя в жертву.
  • Самый большой грех по отношению к ближнему — не ненависть, а равнодушие; вот истинно вершина бесчеловечности.
  • Мы не имеем права потреблять счастье, не производя его.
  • Непристойность можно отыскать в любой книге, за исключением телефонной.
  • Читая биографию, помните, что правда никогда не годится к опубликованию.
  • Идеальный муж — это мужчина, считающий, что у него идеальная жена.
  • Уметь выносить одиночество и получать от него удовольствие — великий дар.
  • Люди, умеющие веселиться, не имеют денег, а люди, имеющие деньги, не умеют веселиться.
  • Иногда надо рассмешить людей, чтобы отвлечь их от намерения вас повесить.
  • Мученичество — единственный способ прославиться, не имея никаких способностей.
  • Ненависть — месть труса за испытанный им страх.
  • Вор — не тот, кто крадет, а тот, кого поймали.
  • Если когда-нибудь, гоняясь за счастьем, вы найдете его, то, подобно старухе, искавшей свои очки, обнаружите, что счастье было все время у вас на носу.
  • Тот, кто умеет – делает, кто не умеет — учит других.
  • Стареть – скучно, но это единственный способ жить долго.
  • Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков.
  • Если у вас есть яблоко и у меня есть яблоко, и мы обмениваемся этими яблоками, то у вас и у меня остается по одному яблоку. А если у вас есть идея и у меня есть идея, и мы обмениваемся ими, то у каждого из нас будет по две идеи.
  • Человек — как кирпич: обжигаясь, твердеет.
  • Теперь, когда мы научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: научиться жить на земле, как люди.
  • Единственный, кто поступал разумно, был мой портной. Он снимал с меня мерку заново каждый раз, когда видел меня, в то время как все остальные подходили ко мне со старыми мерками, ожидая, что я им буду соответствовать.
  • Жизнь состоит не в том, чтобы найти себя. Жизнь состоит в том, что создать себя.
  • Научился говорить — значит вырос, научился молчать — значит поумнел.
  • Постарайтесь получить то, что любите, иначе придется полюбить то, что получили.

При подготовке материала использованы источники:

1. Хьюз, Э. Бернард Шоу [Текст]: пер с англ. / Э. Хьюз; пер. с англ. Б. Носик .- М.: Молодая гвардия, 1966 .- 287 с., [10] л. ил .- (Жизнь замечательных людей: ЖЗЛ: сер. биогр.: осн. в 1933 г. М. Горьким; вып.9(424)

2. Князева, Елена Бернард Шоу // Человек без границ: философия, психология, история, наука, искусство [Электронный ресурс] .- Режим доступа: http://www.manwb.ru/articles/arte/literature/Shaw/ .- (Дата обращения:13.07.2015 г.)

3. Хьюз Эмрис Бернард Шоу // Информационный портал unotices.com [Электронный ресурс] .- Режим доступа: http://unotices.com/book.php?id=125986&page=1 .- (Дата обращения:13.07.2015 г.)

Вероника Каморная

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *