«В поисках Бронте», к 200-летию со дня рождения Шарлотты Бронте

«Жизнь наша такова, что благоприятные возможности

будто собраны в заветный, недосягаемый круг,

восседая в котором Фортуна милостиво раздает их

по своему усмотрению.»

(Ш. Бронте «Учитель»)

Шарлотта, Эмили и Энн Бронте долгое время с оттенком презрения называли своё увлечение писательством «писаниноманией». Но пришла пора, когда талант дочерей мрачного йоркширского захолустья вынужден был признать чопорный, отрицающий сам факт существования писателей-женщин, Лондон; и, довольно закрытые от внешнего мира, болезненные девушки, стали звездами литературного Олимпа.

Впрочем, это не принесло им счастья, они лишь познали бремя таланта. А родной отец, разделивший вместе с дочерьми их триумф, стал свидетелем их смерти.

О чем же мечтали сестры Бронте? Что было источником их вдохновения? Что в их романах было плодом воображения, а что — воспоминаниями?

Хо́уорт (Haworth), начало 19 века.

Сестры Бронте родились в местечке Торнтон в Западном Йоркшире — Шарлотта 21 апреля 1816, Эмили 30 июля 1818 и Энн 17 января 1820 — в семье сельского священника ирландца Патрика Бронте. Вскоре семья переехала в Хоуорт, где и обосновалась окончательно.

Во времена семьи Бронте, этот городок был густонаселенным, причем ни системы канализации, ни водоснабжения тогда не существовало, что неизбежно порождало высокую смертность.

В течение 10-ти лет — с 1840 по 1850 года, на церковных кладбищах было похоронено 1344 человека. Средняя длительность жизни тогда составляла 25 лет; 41 % детей не доживали до своего 6-го дня рождения. Бедное хозяйство в несколько акров, зачастую захватывающее торфяники, в сочетании с обработкой овечьей шерсти вручную — такая кустарная промышленность и создавала основную занятость города.

Сегодня Хоуорт — красивая деревенька, и излюбленное место туристов, ассоциирующееся с жизнью и творчеством сестёр Бронте, которые большинство своих произведений написали здесь. Хоуорт располагается выше местечка Worth Valley среди Пеннинских торфяников. Каждый год деревня устраивает специальный праздник, посвященный сороковым годам 20 века, и проводит костюмированные мероприятия. Существует множество крутых тропинок для быстрого спуска из деревни, однако самые известные дороги ведут к: Водопаду Бронте, Мосту Бронте и Камню Бронте, на котором сестры любили передохнуть и придумывали свои истории.

Патрик и Мария Бронте.

Патрик Бронте, отец будущих писательниц, был англиканским священником, учителем и писателем. Родился в большой семье в Ирландии в Графстве Даун, 17 марта 1777 года и был старшим из 10 своих братьев и сестёр. Патрик прожил долгую жизнь, умерев в возрасте 84 лет. У него было шестеро детей, и он пережил их всех.

Следуя зову амбиций, Патрик покинул родные края, чтобы поступить в Колледж Святого Джона при Кембридже, и сменил свою настоящую фамилию «Brunty» (Бранти) на более звучную — «Brontë» (Бро́нте).

Серьезное упорство и труд позволили Патрику получить место в Кембридже. Он прошел через несколько санов священника. Все это происходило на севере Англии, пока он не переехал в Хоуорт. К этому времени Патрик уже стал издаваемым автором стихотворений и беллетристики, его дети с детства были окружены множеством книг, которыми были заставлены полки их дома в Хоуорте.

Всех 6-рых детей родила Патрику любимая жена Мария Бренуэлл. Мария, родившаяся 15 апреля 1783, была 8-м ребенком из 11-ти детей Томаса Бренуэлла и Анны Карни из города Пензанс в графстве Корнуолл, семьи зажиточного купца, который владел недвижимостью в городе.

Смерть родителей в 1811 году заставила Марию заняться поиском работы и отправиться помогать тетушке Джейн в школе её мужа Джона Феннелла в графстве Йоркшир.

Джон Феннелл, в свою очередь, пригласил своего коллегу Патрика Бронте в новую школу поработать в качестве учителя. В ходе визита Патрик Бронте был представлен новоприбывшей Марии Бренуэлл, и после непродолжительного, но стремительного периода ухаживаний (Патрик проходил пешком почти 40 километров в день, чтобы побыть с Марией), пара поженилась в ближайшей церкви Гайсли 29 декабря 1812 года.

Мария была женщиной невысокого роста и хрупкого телосложения, религиозная, начитанная и остроумная. Она легко заводила знакомства, и те друзья, которыми новобрачные Бронте обзавелись в Торнтоне, остались верными друзьями семьи, и в том числе, их детей, на всю жизнь.

У Марии был ежегодный доход в 50 фунтов стерлингов — хорошее дополнение к скромному жалованью Патрика Бронте.

Первым жилищем новобрачных стал дом в селении Хайтаун, и первые две дочери, Мария и Элизабет, родились там. В 1815 году чета Бронте переехала в Торнтон, где, в доме на Маркет Стрит, родились еще четыре ребенка — Шарлотта (1816), Патрик Бренуэлл (1817), Эмили Джейн (1818) и Энн (1820).

В 1820 году семья переехала в Хоуорт.

Семья приходского священника Патрика Бронте поселилась в доме при церкви, построенной еще в XV веке. Из всех детей этот дом особенно любила Эмили Бронте. Дом всегда содержался в чистоте. Биограф Шарлотты Бронте Элизабет Гаскелл писала о нём: «Ни разу там я не увидела и пятнышка грязи! Все так уютно в этом доме и находится в прелестнейшей гармонии, хотя это всего лишь деревенское жилище, чьи хозяева — люди с довольно скромным заработком».

Дом приходского священника, в котором сегодня устроен музей семьи Бронте, прекрасно сохранился, в нём представлено множество артефактов, подлинных вещей семьи, он и сегодня стоит среди вересковых пустошей, как будто над ним неподвластно время.

В Хоуорте была своя главная улица, здание банка, были две гостиницы с питейными заведениями — «Черный бык» и «Белый лев». В церковном дворе и вблизи дома священника находилось кладбище. А вокруг Хоуорта простирались луга, вересковые пустоши, холмы с пологими склонами, покрытыми бархатным мхом и цветущими травами.

В том же 1820-м году проявилась болезнь Марии — предположительно, это был рак матки. После мучительных 7,5 месяцев болезни, она умерла 15 сентября 1821 года. После смерти жены, с которой они жили душа в душу, Патрик Бронте, или как называла его жена «мой дорогой весёлый Пэт», любивший напевать по вечерам красивые духовные песни, стал замкнутым и утратил свою весёлость.

После смерти Марии к зятю переехала её незамужняя сестра Элизабет Бренуэлл, которая занималась воспитанием детей, заменив им мать. Помимо материнской заботы и любви тётя не отказывала детям сестры и в материальной помощи, в том числе поддерживая и издательские проекты сестёр.

Все дети Патрика Бронте пробовали писать. У сестёр Бронте был свой необычный ритуал — ходить вокруг стола в столовой до 11 часов вечера, читать и обсуждать свои литературные планы и проекты.

В школе Кован-Бридж.

Когда Шарлотте было восемь лет, а Эмили шесть, отец отдал их и ещё двоих старших дочерей в школу-пансион.

Эта школа, «Clergy Daughter», была открыта в 1823 году в деревне Кован-Бридж (графство Ланкашир), в нескольких милях от Хоуорта. Она была специально предназначена для обучения дочерей бедных священников, плата за обучение составляла всего 14 фунтов в год. Старших, Марию и Элизабет, перевели туда в июле 1824 года. Шарлотта присоединилась к ним шесть недель спустя, а Эмили приехала осенью.

По современным меркам условия в школе были очень суровыми, но в ту эпоху все пансионаты были подобны. Однако позже выяснилось, что даже еда там готовилась в антисанитарных условиях, и многие ученицы заболели. В феврале 1825 года, у Марии диагностировали туберкулёз, и вернули домой. Вскоре после этого, у Элизабет также обнаружили это заболевание, и она тоже вернулась домой. Несколько дней спустя, Шарлотту и Эмили забрали из школы.

Мария и Элизабет вскоре скончались от болезни.

Мария Бронте, первый ребенок четы, была названа в честь своей матери, и, по словам отца, «обладала невероятным интеллектуальным потенциалом». Когда миссис Бронте умерла в 1821 году, Марии-младшей было 7 лет, а Энн, самой младшей из шести детей, едва исполнилось два года. Несколько лет после смерти матери, Мария, старшая из всех детей, заменяла своим сестрам и брату мать. И спустя годы после смерти Марии, Бренуэлл продолжал писать меланхоличные стихи о своей умершей сестре.

Вторая дочь – Элизабет – о ней мало что известно. Отец говорил о ней, как о девочке «обладающей здравым смыслом», она не блистала особыми талантами, ей была уготована судьба простой домохозяйки. Об этом говорит хотя бы то факт, что отец не оплачивал ей дополнительные уроки французского, музыки и рисования, что делал для трёх других дочерей. В память об Элизабет осталась её законченная вышивка, которая находится в музее Бронте в Хоуорте.

Шарлотта, после того как её и сестёр забрали из школы «Clergy Daughter», училась в платном пансионе, а Эмили и Энн получали домашнее образование. Одной только Энн из всех сестёр не пришлось столкнуться с обучением в злосчастном пансионате и у неё не осталось тех страшных воспоминаний, которые остались в памяти Шарлотты и Эмили навсегда: позже Шарлотта воссоздала школу из своего детства в романе «Джен Эйр». В этом же романе она увековечила память стоической и верующей души своей сестры Марии в характере героини по имени Хелен Бёрнс.

Четверо детей Бронте жили довольно замкнуто, не общаясь с другими детьми Хоуорта, у них был свой мирок. Всю жизнь они поддерживали друг друга и понимали как никто другой, посторонний их маленькому «кружку». Все они пробовали писать, а Бренуэлл и Шарлотта увлекались ещё и рисованием. Кстати, перу брата принадлежит знаменитый портрет сестёр Бронте.

Сёстры Бронте.

Итак, Шарлотта. Пожалуй, самая известная из сестёр Бронте, безусловно, в первую очередь благодаря всемирной известности романа «Джен Эйр». Шарлотта была великолепным художником, рукодельницей, и, конечно, писательницей.

Она была третьей из шести детей. Когда Шарлотте было восемь лет, две её старшие сестры, Мария и Элизабет умерли от чахотки. Это событие сделало Шарлотту старшей, а значит ответственной за семью, что укрепило её личность и дух.

Шарлотта Бронте была невысокого роста, хрупкого телосложения, она носила очки, чтобы исправить близорукость, и считала себя дурнушкой. Она была строга, умна и честолюбива; обладала высокими моральными принципами, и, несмотря на её скромное поведение в обществе, всегда была готова отстаивать свою точку зрения.

После злосчастной школы в Кован-Бридж, ставшей прототипом школы Ловуд в романе «Джен Эйр», в течение двух лет Шарлотта была ученицей в школе «Roe Head» в городе Дьюсбери (Западный Йоркшир), и потом ещё три года работала в качестве учительницы там же.

Все дети Бронте были вынуждены зарабатывать на жизнь, хотя у всех это получалось по-разному. Пыталась Шарлотта трудоустроить и Эмили, получившую домашнее образование и не имевшую диплома учительницы. Но Эмили, всегда испытывавшая страх перед расставанием с родным домом, очень тяжело переносила разлуку и тяжело заболевала, а вернувшись домой тут же поправлялась. Замкнутая Эмили в отличие от общительной Шарлотты была страстной натурой, любительницей природы, диких просторов, не знающая страха в родной стихии, но совершенно не готовая к жизни вне её.

В 1842-1843 годах образование Шарлотты и Эмили продолжилось в пансионате господ Эже в Брюсселе, о котором они узнали из рассказов одной уважаемой дамы.  Сестры, приехавшие в пансионат Эже весной 1842 года, успешно изучали французский и немецкий языки, литературу и рисование. Эмили, кроме того, весьма успешно обучалась музыке. В конце концов сёстрам, при поступлении в пансионат едва говорившим по-французски, предложили стать преподавательницами: Шарлотте – английского, а Эмили – музыки в качестве оплаты за пансион. Это было немаловажно для сестёр, т.к. финансовый вопрос для них всегда стоял достаточно остро.

«Различие в стране происхождения и религии проводит серьёзную границу между нами и всеми остальными. Мы здесь живём в совершенной изоляции,» — писала в своём письме Шарлотта.

Обе девушки были чрезвычайно застенчивы и нелюдимы, хотя в большей степени это относилось к Эмили. С другими людьми Бронте говорили только по необходимости. Сестры держались вместе и сторонились весёлых, шумных бельгийских девушек, которые в свою очередь считали англичанок дикарками, а их манеру одеваться – старомодной. Месье Эже по таланту ставил Эмили выше Шарлотты, что последняя и сама признавала. Эмили имела способности к логическому мышлению и аргументированному спор, необычные и у мужчин и совсем редкие у женщин. «Ей следовало родиться мужчиной, из неё получился бы великий мореплаватель, – говорил о ней месье Эже. – Её мощный интеллект угадал бы, где нужно искать новые области, … а её сильная несгибаемая воля никогда не спасовала бы перед трудностями, только смерть смогла бы остановить её

Более того, воображение Эмили было таково, что если она сочиняла некую историю, то описание сцен и персонажей оказывалось настолько живым, убедительным и логичным, что рассказ захватывал читателя и склонял на свою сторону независимо от того, каковы были прежде его убеждения и его понимание истины.

Известие о серьёзной болезни, а потом и смерти тётушки Бренуэлл заставило сестёр Бронте вернуться домой раньше срока. И если Шарлотта впоследствии сделала ещё одну попытку вернуться в пансионат Эже, то Эмили — нет. Она навсегда осталась в родном Хоуорте, взяв на себя домашние хлопоты и совершая свои долгие одинокие прогулки на вересковые пустоши.

Шарлотта мечтала открыть школу-пансион для девочек в родном доме (собственно для повышения уровня образования, особенно в области иностранных языков и была затеяна поездка в Брюссель), где они с Энн (получившей образование в школе мисс Вулер) занимались бы обучением воспитанниц, а Эмили вела бы хозяйство. Но этой мечте, увы, не суждено было сбыться. Никто не хотел ехать в бедное захолустье.

Писательницы.

Ещё в 1837 г. Шарлотта послала свои стихи известному поэту Роберту Саути и получила от него ответ, что стихи понравились, но занятие литературой – не женское дело и скорее всего никогда им не станет (как он ошибался!) И женщине лучше всего не увлекаться этим, дабы не забыть о своих основных обязанностях.

Вернувшись из Брюсселя Шарлотта собрала стихи, написанные ею и сёстрами и в 1846 году издала сборник под именем братьев Белл, где Шарлотта была под именем Каррера, Эмили – Эллиса, а Энн – Эктона.

Жизнь (Шарлотта Бронте)

Поверь, что жизнь — не снов игра,

Не сказок темный лес.

Как часто мелкий дождь с утра

Сулит нам день чудес !

Пускай у неба хмурый вид —

Промчатся облака;

А ливень розы оживит,

Увядшие слегка.

Шальные, невозвратные,

Уходят жизни дни;

Веселые, приятные,

Покинут нас они.

Ну что с того, что смерть всегда

Идет за жизнью вслед ?

Ведь страшной кажется беда,

Когда надежды нет.

Надежда трудностям назло

Нас держит каждый миг;

Она — спокойствия крыло

И свежих сил родник.

Пусть многие и трудные

Преграды встретим тут,

Но славные и чудные

Нас годы жизни ждут !

Сочувствие (Эмили Бронте)

Надежды не теряй, пока

Видны в ночи зарницы,

Румянит вечер облака

И утро золотится.

Надежды не теряй — и пусть

Рекою льются слезы:

Уйдет из сердца злая грусть

И вырвутся занозы.

От боли стонет человек —

Так ветер стонет тоже,

Осенний дождь и зимний снег

На плач людей похожи.

Но лишь придет на землю май —

Все оживет, как прежде.

Беда с тобой ? Не унывай

И верь своей надежде !

Строки, сложенные в лесу в ветреный день (Энн Бронте)

Душа встрепенулась, как птица живая,

И в небо взлетела, на крыльях паря;

Свистит вольный ветер, меня обдувая,

Проносятся мимо леса и моря.

Желтеют под солнцем высокие травы,

И ветви деревьев трепещут слегка,

И ветер с листвою заводит забавы,

И быстро по небу бегут облака.

Я видеть желаю, как вихрями пены

Морскую волну растрепал ураган;

Я слышать могу, как бросаясь на стены

Прибрежных утесов, ревёт океан!

Энн и Бренуэлл.

Несколько слов об Энн Бронте. Энн – самая младшая в семье, она всегда как бы в тени своих более известных сестёр, «третья Бронте». Её жизненный опыт, как самой младшей в семье, отличался от опыта сестёр. Когда умерла мать, девочка была ещё совсем малюткой. До 15 лет она  воспитывалась и обучалась дома. Когда Энн исполнилось пятнадцать лет, она начала посещать школу мисс Вулер. Это продолжалось три года (1835-1838). Завершение курса было отмечено наградой за хорошее поведение. Самостоятельная жизнь началась для Энн с поступления на место гувернантки в дом некой миссис Ингхэм. Однако жизнь в чужом доме среди незнакомых и глубоко чуждых Энн Бронте людей оказалась для неё, отличавшейся к тому же крайней застенчивостью, невыносимой.

В 22 года Энн впервые побывала в другом городе, впервые увидела море. Она совершила непривычно далекое для неё путешествие в Йорк, который находился всего в тридцати пяти милях от Хоуорта, а затем к восточному побережью Англии. Это событие значило для неё очень многое. Впечатления были сильными, навсегда врезались в память во всех деталях… Некоторое время Энн вновь была гувернанткой. На этот раз её хозяйка миссис Робинсон относилась к ней вполне хорошо, и её доброе расположение позволило Энн просить за своего брата. Из-за него же ей пришлось оставить это место. Влюбившийся в хозяйку Бренуэлл сделал невозможным их дальнейшее пребывание в доме Робинсонов.

Единственный сын Патрика Бронте принес немало огорчений и горя всей семье. Бренуэлл был одарен от природы не в меньшей степени, чем его сестры. У него был талант художника и писателя, но задатки, которыми он располагал, не получили развития. В детстве он с увлечением читал, рисовал, увлекался поэзией.

Попытка Бренуэлла получить художественное образование не увенчалась успехом; неудача постигла его и с открытием студии в Бредфорде. Несчастная любовь к миссис Робинсон вывела болезненно-нервную натуру из равновесия. Какое-то время он работал клерком на железнодорожной станции, но это не могло принести ему никакого удовлетворения.

Бренуэлл начал пить и принимать наркотики, и эта склонность, перерастая в потребность, окончательно разрушила его и без того недостаточно крепкое здоровье. Силы Бренуэлла убывали, ночами его преследовали кошмары, граничившие с безумием, и никакие старания сестёр помочь ему не приводили ни к чему. Приходилось скрывать от него публикации их произведений, чтобы не усиливать боль от его собственных неудач. А ведь Брэнуэлл пытался и сам писать:

«Безмятежная кончина и счастливая жизнь»
Зачем скорбеть об умерших благих?
Они мертвы, им сладок смерти тлен:
Несчастий и нужды окончен плен,
Ведь никогда в земной постели их
Столь мирен, счастлив не был сон у них
В неведомой стране, средь хладных стен,
На коих Ночи знак запечатлен.
Ты отвернись от «умерших» таких,
Оплачь тех заживо почивших дух,
Кто умер прежде, чем кончина наступила,
Кому небесный свет во тьме потух,
Кто с мглой бороться не имеет силы, —
Увы, лишь ТОТ, кто ведал сей недуг,
Познал ВСЮ смерти тьму, ВЕСЬ мрак могилы.
(перевод © М.Тарасов)

После него осталось несколько картин, наброски и незавершённая рукопись. Осенью 1848 года Брэнуэлл скончался в возрасте тридцати лет. В судьбе своего единственного брата сёстры Бронте принимали большое участие. Они делали всё возможное, чтобы помочь ему, вели борьбу за его достоинство, здоровье, за его жизнь.

***

Итак, сборник стихов, изданный на собственные средства сестёр, большой известности им не принёс и продавался плохо. И Бронте взялись за прозу, написав каждая по роману.

В 1847 году издателям Смиту и Элдеру в Лондон были присланы три романа: «Учитель», принадлежавший перу Шарлотты, «Грозовой перевал» Эмилии и «Агнес Грей» Анны. Роман «Учитель» был отвергнут, но всё же отмечен, как подающий надежды, а «Грозовой перевал» и «Агнес Грей» — приняты к печати.

Тогда Шарлотта садится за другую историю и в 1847 году из-под её пера выходит роман, который полюбят читатели разных стран и континентов и которому суждено стать классикой английской литературы – «Джен Эйр». Сочинение, написанное с искренностью и страстью, покорило читателей и принесло автору шумный успех. Роман был восторженно оценён передовой печатью. Успех «Джейн Эйр» подвиг издателей к публикации романов сестер Бронте «Грозовой перевал» и «Агнес Грей». «Грозовой перевал» Эмили Бронте также ожидал успех, впрочем, не такой шумный, роман же Энн раскупался плохо, его достоинства были оценены позже.

Вступление сестёр Бронте в литературу было мгновенным, таким же внезапным оказался и их уход. Эмили написала всего один роман (зато какой!), Энн – два (второй — «Незнакомка из Уайлдфелл-Холла»). Дольше всех сияла на литературном небосклоне Шарлотта Бронте. Её романами: «Учитель», «Джен Эйр», «Шерли», «Городок» и «Эмма» (неоконченный) зачитывались многие поколения.

После публикации романов сестры Бронте получили материальную независимость и славу, они могли оставить труд гувернанток и заняться любимым делом. Хоуорт стал местом паломничества любопытных, желающих взглянуть на знаменитых сестер, которые избегали встреч с публикой. Публикация романов принесла сёстрам Бронте известность, но не принесла счастья.

Тем временем их брат Бренуэлл, погибал от алкоголизма и фамильного недуга — туберкулеза. Он умер в 31 год 24 сентября 1848 года. На похоронах Бренуэлла сильно  простудилась Эмили. Отказавшись от медицинской помощи, она не смогла самостоятельно справиться с недугом и скончалась 19 декабря 1848 года от чахотки в возрасте 30 лет.

Энн умерла в возрасте 29 лет 28 мая 1849 года. Заболев перед Рождеством гриппом, она угасала в течение нескольких месяцев тихо и смиренно. Перед смертью, видя отчаяние Шарлотты, которая к тому моменту уже похоронила и Эмилию, и Бренуэлла, Энн прошептала сестре: «Мужайся…»

Шарлотта. В одиночестве.

Оставшись с почти слепым отцом одна, без сестёр с которыми привыкла делиться своими мыслями и планами, Шарлотта продолжала писать. После смерти Эмили и Энн, Шарлотта, совершая ежевечернее движение вокруг стола, бродила здесь в одиночестве, не привыкшая ложиться спать без этого причудливого, но такого неизбежного ритуала. Марта Браун, прислуга в доме пастора, так вспоминала эти дни: «Моё сердце обливалось кровью, когда я слышала, как мисс Бронте ходит в одиночестве».

В 1854 году в Хоуорте появился молодой помощник священника Артур Белл Николлс, с которым Шарлотте было суждено разделить пусть и не долгое, но семейное счастье.

Уже в марте следующего, 1855 года, Шарлотта умерла на позднем сроке беременности, в возрасте 39 лет (как и её мать). Все члены семьи похоронены в фамильном склепе на Хоуортском кладбище, кроме Энн, скончавшейся в Скарборо и похороненом на местном кладбище при церкви Святой Марии.

***

Романы сестер Бронте и в 21 веке остаются одними из наиболее востребованных классических произведений. В них отчетливо звучат и темы женской эмансипации, ставшие знаменем феминистского движения, развившегося в 20 веке. Отстаивая чувство собственного достоинства, сознание своей эмоциональной и нравственной значимости, героини Бронте способны принимать самостоятельные решения, достигать поставленных целей, а также в полной мере нести ответственность за свои ошибки, не возлагая вину на других. Шарлотта Бронте первая показала обществу страдания женщины, которая видит закрытыми все пути жизни, кроме единственного, указанного ей природой, но и на этом пути её ждут беды и разочарования. Устами своих героинь писательницы призывали общество взглянуть на неприглядную участь женщин, на отсутствие возможностей для их развития как полноценных членов общества.

При подготовке использованы материалы сайтов:

1. http://brontesisters.ru/

2.http://www.morganaswelt.ru/library/articles/biograhpies/1297-mikhalskaja-a-bronte.html

3. http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=568

4. http://www.haworth-village.org.uk/brontes/bronte.asp

5. http://www.beautifulenglandphotos.uk/haworth-yorkshire/

Вероника Каморная

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *