Свет, камера, мотор!

«Чародеи», как рождалась Новогодняя сказка


В преддверии Нового года мы любим смотреть хорошо знакомые советские новогодние комедии, которые даже через десятки лет не теряют своего «киношарма». Каждому человеку, даже самому взрослому и не верящему в чудеса, в Новый год просто необходимо чудо, пусть и на экране: в «Чародеях» чудеса не просто случаются, их там творят.

Главным магом и чародеем этого фильма можно назвать режиссера-постановщика Константина Бромберга. Это ему удалось пробить на телевидении (а картина снималась Одесской киностудией по заказу Центрального ТВ) сценарий Стругацких. Тогда у власти был еще Брежнев, а Стругацких, как и «Мастера и Маргариту», читали в самиздате, — говорит Юлия Константинова. — Но Бромберг, который за год до этого снял успешный фильм «Приключения Электроника», все же добился постановки «Чародеев».

История создания этого прекрасного фильма не менее интересна, чем сама кинокартина.

Мюзикл «Чародеи» вышел на экраны страны в конце декабря 1982 года. И хотя после премьеры критики не прочили фильму ничего хорошего – например, в газете «Труд» 1983 года писали, что «чувства большого удовлетворения, глубокого следа в памяти премьера не оставила» – эта картина прочно вошла в наш новогодний “телевизионный набор”.

Написанный по мотивам книги братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», сценарий фильма нам повествует о том, что настоящая любовь может творить чудеса. В институте «НУИНУ» (научный универсальный институт необыкновенных услуг) кипит бурная работа по изготовлению волшебной палочки. Презентация изобретения намечена на 31 декабря, в Новогодний вечер. Но тут в дело вступают противники директора института, преследующие свои цели…  Кстати, внутренние помещения НУИНУ снимали в здании телецентра Останкино.

Вообще большая часть съемок «Чародеев» проходила в останкинском зимнем саду. Изба со скатертью-самобранкой была сооружена в павильоне Киностудии имени Горького, уличные съемки шли в туристическом комплексе в Суздале, а все сказочные действа (проход через стены Абдулова и Виторгана, полет Саши Яковлевой на метле) отсняты на Одесской киностудии.

Режиссер фильма Константин Бромберг однажды заблудился в нем и забрел в часть здания, где обнаружил восьмипролетную мраморную лестницу с мозаикой и смальтой, о которой, как потом выяснил, все забыли.

Банкетный зал, где происходила финальная сцена фильма, — суздальский гостинично-туристический комплекс «Турцентр».

Дом, где жила Алена, снимали в городе Пущино. В фильме есть эпизод — когда Алёна летает на метле, она облетела здание «НУИНУ», и его показали снаружи. Хотя выглядит это здание как гостиница «Союз» с двухскатной крышей, однако в реальности гостиница «Союз» двухскатной крыши не имеет. Были выполнены комбинированные съёмки: взяли здание гостиницы «Союз» и наверх «затащили» здание ГТК «Турцентр». Надо сказать, гибрид получился весьма удачным.

Эффектную сцену проезда тройки лошадей по зимнему лесу решили снять в московском Ботаническом саду, что удачно дополнило легендарный музыкальный эпизод «Три белых коня».

В первые дни картину снимали без главного героя. Во всех сценах, где мчится лихая тройка, персонаж Александра Абдулова играет на трубе, а сестрёнка Вани задорно поёт «Три белых коня», Абдулова заменяет дублёр. Крупные планы Ивана были сняты значительно позже. Проблема была в том, что Абдулова отказывалось утверждать телевизионное начальство, которое ранее также отвергло Михаила Боярского. В конце концов,  Абдулова удалось согласовать, но выяснилось, что помимо работы в театре он снимается в четырёх картинах одновременно. «Чародеи» были пятым фильмом, так что Абдулов поставил всех перед фактом: «Могу сниматься только ночью».

«Я вообще не знаю, когда спал Абдулов, — говорит Юлия Константинова. — При этом, что удивительно, усталость совершенно не отражалась на его лице, он был неутомим. Помню, однажды позвонил мне домой в один из редких выходных дней и говорит: «Юль, ты представляешь, сегодня на всех пяти фильмах нет съемок, я целые сутки свободен. Что мне делать?» У него выпал один свободный день, и он не знал, чем себя занять!»

Сотрудницу института НУИНУ, заведующую лабораторией абсолютных неожиданностей, опытную и соблазнительную чародейку Аленушку сыграла Александра Яковлева. В начале фильма она показана как добрая и отзывчивая девушка, которая позже из-за ревности Шемаханской и интриг Сатанеева была превращена в бессердечную и расчётливую карьеристку. Её книжным прототипом, возможно, является ведьмочка Стелла (Понедельник начинается в субботу). Не смотря на слова режиссера Бромберга, в самом начале съёмок: «Ведьму-то она сыграет, а вот Алёнушку вряд ли» (у актрисы был весьма своеобразный характер), Аленушка в исполнении Яковлевой неотразима и убедительна. И с Абдуловым актриса прекрасно поладила, так что играть симпатию друг к другу им было несложно.

Сестру главного героя, Вани, Нину Пухову сыграла Аня Ашимова (теперь по мужу Гайдаш). «Мои родители к кино никакого отношения не имели, – рассказывала Анна. – Я, как обычно, пришла с подружками в художественную школу во Дворец пионеров, к нам подошла женщина, спросила, хотим ли мы сниматься в кино. Кинопробы мне не удавались. Не хотела говорить текст про то, что я вредная девчонка и плохо учусь, потому что всегда была прилежной ученицей. Но сниматься в кино очень хотелось, и я взяла себя в руки».

Идея белого костюма, в котором щеголял Александр Абдулов (шедевральное «Главное, чтобы костюмчик сидел»), заимствована из фильма «Лихорадка субботнего вечера» (1977). В этом фильме такой же костюм достался главному герою в исполнении Джона Траволты.

Персонаж Шемаханской не имеет книжного прототипа, её образ был создан авторами фильма, как синтез образов средневековых чародеек, и вместе с тем он во многом родствен образу Людмилы Прокофьевны Калугиной (Служебный роман). Фамилия, возможно, взята из пушкинской «Сказки о золотом петушке» («шамаханская царица»).

Заместителя директора института НУИНУ, главного антагониста фильма Аполлона Сатанеева бесподобно сыграл Валентин Гафт. Сатанеев — интриган и конъюктурщик, пытающийся обманом жениться на Алёне и «подсидеть» Шемаханскую перед комиссией в Новогоднюю ночь. Примечательно, что на протяжении всей картины Сатанеев не совершает самостоятельно ни одного магического действия и, возможно, даже ничего не смыслит в магии — он даже не смог пройти сквозь стену вслед за Иванушкой. Зато он стал сатирическим образом ловкого администратора, карьериста и «чиновника от науки», устроившегося не на своём месте и занимающегося своими личными делами в ущерб работе.

На съёмочной площадке отношения у Александры Яковлевой и Валентина Гафта были крайне напряженными: актера раздражал чрезмерно долгий процесса макияжа Яковлевой, иногда она путалась в тексте. Однажды она снова забыла текст и Гафт, не переставая играть Сатанеева, схватил её за шею. Артист так разозлился, что его еле уговорили продолжать съёмки. Но снимался он только отдельно от Яковлевой – потом их сводили при монтаже.

Семен Фарада вспоминает, что его роль задумывалась как эпизодная — гость с юга с четырьмя фразами. Но актёр сам придумал себе роль. Например, выдумал появление следов, когда его герой потерялся в лабиринтах коридора. Прямо в кадре выдал фразу: «Боже, как я похудел». Фразу, ставшую крылатой, «Ну кто так строит?!» предложил Семён Фарада после того, как однажды реально заблудился в телецентре и не мог найти съёмочную группу. СЕМЕН ФАРАДА как-то признался: «Я сыграл 130 ролей, а все помнят только две: «Уно моменто» и «Кто так строит?».

Михаил Светин (товарищ Брыль), Абдулов и Виторган свои песни в фильме поют сами (за исключением «Серенады» «…Ей хватит, одной интонации хватит, чтоб пламя до неба разжечь!..»). А вот за Яковлеву и Ашимову пели, соответственно, Ирина Отиева, Ольга Рождественская и Лариса Долина.

Директора института доктора волшебных наук Шемаханскую хотели сыграть такие «маги» искусства, как Наталья Гундарева, Алиса Фрейндлих, Маргарита Терехова. Гундарева пробовалась в паре с Золотухиным, претендующим на роль помощника Шемаханской, но дуэта у них не сложилось. Фрейндлих была невероятно занята, и это могло сорвать съемки. «Интересная колдунья вышла бы из Тереховой, я вел с ней переговоры, — говорит режиссер. — Но, как только появилась Катя Васильева, я понял: лучше Шемаханской не сыщешь!».

«Для Шемаханской — Васильевой искали зама по науке, этакого вальяжного чародея, супермага Киврина, всесильного и одновременно беззащитного, — вспоминает режиссер Константин Бромберг. — Пробовали Николая Гринько, Олега Басилашвили, Александра Попова, но они «уступили» место зама Валерию Золотухину, немного неуклюжему, очкастому, забавному. Он словно обратил глаза зрачками внутрь и это состояние смог протянуть через всю роль!».

Стать чародейкой в сфере услуг Аленой Саниной режиссер предлагал талантливым актрисам Алферовой, Муравьевой, Прокловой, Цыплаковой, Удовиченко, Вавиловой (Александре из «Москвы слезам не верит»), Белохвостиковой, Кореневой. «Коренева только вернулась в Союз, я очень хотел с ней поработать, но на пробах убедился, что она замечательная актриса, правда, к сожалению, не для нас, — вспоминает Бромберг. — Белохвостикова показалось слишком аристократичной. Муравьева с ее потрясающим темпераментом интересно сыграла бы, но возрастные параметры помешали — оказалась старше героини. Красавица Алферова заставила всех осветителей остолбенеть, оператору приходилось по нескольку раз требовать их поправить свет. Ирина очень лиричная, нежная актриса, но ведьма из нее получалась весьма условная (а по сценарию Алена на три четверти ведьма)! Этакого «ведьманизма», демонизма не увидели и в пробах Цыплаковой и Прокловой. Ведьму смогла изобразить только Александра Яковлева. Утвердив ее, стали подыскивать ей «суженого Иванушку».

Сценаристу Стругацкому Иван мерещился в актере Филозове, но его кандидатура быстро отпала. Олег Янковский не прошел на роль по возрасту. Игорь Старыгин, по словам режиссера, не смотрелся в паре с Яковлевой. Претенденты Еременко, Калныньш тоже не попали в фильм. Проханов в образе Ивана проработал с Яковлевой съемочный день и был обижен, когда худсовет категорически отверг и его. «Руку и сердце» предлагал Алене Игорь Костолевский. По мнению режиссера, он смотрелся в паре с Прокловой. Пробовался и с женой Еленой Романовой из Театра сатиры. Но когда «Чародеи», планируемые как кинофильм, руководство приказало делать телевизионным (поскольку в те годы творчество Стругацких было под надзором) и обязательно новогодним, то и Костолевского забраковали. «Костолевский — герой-любовник, но не экшн, — признается Бромберг. — В нем скорее некая вальяжность, барственность, потому предпочтение отдали динамичному Абдулову, очень понравившемуся Александре Яковлевой; с ним у нее сразу иное действо шло.

Первым на роль Сатанеева режиссеру приглянулся Евгений Евстигнеев, но он не смог играть из-за болезни. Претендент Гафт пришел к режиссеру с готовой ролью. Он говорил, что вся любовь Сатанеева бюрократична, то есть он должен ухаживать за Аленой, думая о собственной карьере, и потрясающе изобразил этого персонажа! Правда, на съемках между Гафтом и Яковлевой возникали трения, но это даже помогало. По сценарию героиня заколдована и ведет женскую игру с раздражающим ее Сатанеевым. Внутренняя робость актрисы в работе с легендарным актером помогала передать конфликт в отношениях их героев.

Помните в фильме смешную парочку Виторгана и Светина в образе Коврова и Брыля? Роль Виторгана в фильме могли исполнить Бурков (но его игра нарушала стилистику картины), Ширвиндт (слишком вальяжный), Андрей Миронов (Ковров по сценарию — человек-трудоголик, у которого не остается личного времени. Кто бы поверил, что у Андрея Миронова нет личной жизни?). Также на роль претендовали Стеблов, Жариков, Ледогоров, Кузнецов, Мартынов, Смехов. — А почему не подошел Вениамин Смехов? — интересовались у режиссера. — У Смехова есть ирония, черты Коврова. Но я даже не могу представить, какой бы получился фильм со Смеховым. Спустя столько лет это уже как бы зацементировалось, что Ковров — Виторган. Действительно есть в нем что-то волшебное, немножко нереальное.

К нему в партнеры (на роль Брыля) обсуждались кандидатуры Никулина, Лебедева, Мишулина, Штиля, Харитонова, Боярского, Потапова, Анофриева (потому что пел хорошо), Трофимова, Носика. Боярский приезжал на пробы, но признался, что это сильнохарактерная роль не для его амплуа, намекал, что взял бы другую.  Штиль — актер интересной фактуры, но на пробах был как бы на равных с Виторганом и не очень взволновал съемочную группу. Приглашать гайдаевского персонажа Никулина ездил я лично. К предложению он отнесся хорошо. Сказал: «Ну что ж, давай попробуем, но я не могу выпадать из моей команды Вицина, Моргунова. Может, найдутся у тебя роли для них?» Но тогда я бы шел по «тропе Гайдая»! А с утверждением Светина получилось так. Светин с Виторганом текст перед пробами повторяли. И вот мы увидели, как они стоят и общаются, как Виторган навис над Светиным, а тот, размахивая руками, поднимает голову, чтобы поймать его взгляд, это было настолько ярко, смешно.  Безусловно, они — классическая пара! Они и создали практически всю атмосферу этого волшебного института.

Георгий Вицин озвучил говорящего кота Василия. Однако в итоговом монтаже цензура вырезала почти всю роль кота, остались всего два слова: «Хам!» и «Ура!». Вицин был ужасно расстроен. Между прочим, на роль говорящего котика пробовались 18 животных. Им давали сметану и следили за мимикой. Чем выразительнее кот фыркал и облизывался, тем больше шансов у него было получить роль.

Сайты: http://dubikvit.livejournal.com/8082.html

http://www.aif.ru/archive/1683834

«Жизнь — Родине, честь — никому!».

Интересные факты о съемке фильма «Гардемарины, вперед!»


Почти двадцать девять лет назад на экраны страны вышел фильм «Гардемарины, вперед!», в одночасье побивший все рекорды зрительской популярности. Этот фильм называют нашим ответом «Трем мушкетерам», но, пожалуй, он даже в чем-то обошел знаменитую историю Дюма, ведь его герои, юные друзья-гардемарины, противостоят не только личным врагам, но врагам Отечества, что, безусловно, мужественнее и благороднее.

Как вспоминает Светлана Дружинина, все началось с телефонного звонка, который раздался в ее квартире первого января 1983 года. Звонила женщина с предложением дать режиссеру свой неопубликованный роман — как материал для сценария приключенческого фильма. Дружинина согласилась встретиться с писательницей и обещала рассмотреть ее предложение, но потом совершенно забыла о рукописи, и та целый год пролежала у нее дома, пока ее случайно не обнаружил муж Светланы Сергеевны, кинооператор Анатолий Мукасей. Роман ему чрезвычайно понравился, историю взахлеб прочитали дети Дружининой, и уже потом, заинтригованная такой популярностью книги в своей семье, с ней ознакомилась сама Светлана Сергеевна. История о друзьях из навигацкой школы оказалась на самом деле весьма интересной и необычной, Дружинина тут же загорелась желанием снять по ней фильм.

Руководство «Мосфильма» одобрило новый проект, и закипела работа над сценарием, в которой участвовали сама Дружинина, автор романа Нина Соротокина и известный писатель Юрий Нагибин. Дружинина планировала сыграть мятежницу Анну Бестужеву, а роль одного из гардемаринов, Никиты Оленева, она писала специально для своего сына. Однако к моменту начала съемок пришлось отказаться от этих замыслов: Дружинина решила, что не сможет совмещать режиссерскую и актерскую работу и отдала свою роль великолепной актрисе Нелли Пшенной. И сын Светланы Сергеевны Анатолий тоже отказался от роли гардемарина, пришлось срочно искать замену.

Сценарий был закончен, начались съемки, и тут, как это часто случается, не обошлось без происшествий: Дружинина поскользнулась, спрыгивая с лошади, и сломала ногу. Работу над фильмом пришлось отложить на целых полгода. Съемки начались в 1986 году, продолжились в 1987 году, а на телеэкраны фильм о гардемаринах впервые вышел первого января 1988 года. И это был грандиозный новогодний подарок зрителям!

С начала съемок актерский состав фильма менялся несколько раз. На роль Алеши Корсака пробовался Юрий Мороз, но ему пришлось отказаться от работы в фильме из-за экзаменов на режиссерских курсах. Вместо него Дружинина пригласила Дмитрия Харатьяна.

«Харатьяна нашли случайно, — вспоминает Светлана Дружинина. — Когда мы готовились к работе над «Гардемаринами», мой муж только вернулся со съемок мексиканского фильма «Надежда». «Знаешь, там такой молодой талантливый мальчишка сыграл, — сказал Анатолий. — Давай его попробуем». Попробовали. Подошел».

Определяющим моментом послужило еще и то, что Дружининой очень понравилось, как Харатьян поет, — и в фильме он единственный из гардемаринов сам исполняет песни, и не только за себя, но и за Сергея Жигунова, сыгравшего Сашу Белова. За Владимира Шевелькова, сыгравшего Никиту Оленева, поет Олег Онофриев; за Татьяну Лютаеву, снимавшуюся в роли Анастасии Ягужинской, поет Елена Камбурова. А сводный хор гардемаринов — это группа «Доктор Ватсон».

После выхода «Гардемаринов» Дмитрий Харатьян стал настоящей кинозвездой и четыре года подряд удерживал звание самого популярного актера страны в рейтингах журнала «Советский экран». «Началось какое-то безумие, — вспоминает актер. — Письма приходили пачками, кто-то писал, что собирается от меня родить, кто-то уже родил, кто-то назвал своего сына Димой, кто-то Алешей, в честь моего персонажа. Одна девушка вообще приехала с Украины с чемоданами на мне «жениться»».

В роли Саши Белова должен был сниматься Олег Меньшиков, но после того, как из фильма ушел Юрий Мороз, предполагаемый актерский ансамбль развалился, и Дружининой пришлось искать нового актера и на эту роль.

Сергей Жигунов в то время только закончил театральное училище, он уже снимался в кино, но не сыграл ни одной заметной роли, и участие в фильме о гардемаринах стало поистине его звездным часом. «Я потом смотрел фильм — нет, с подобной отдачей больше никогда не работал», — вспоминает Сергей Жигунов. Во время съемок актера призвали в армию, и чтобы снова не лишиться одного из исполнителей главных ролей, Жигунова пришлось пристроить в кавалерийский полк, откуда его с легкостью отпускали на съемки. К тому же за время несения службы Сергей научился отлично скакать на лошади, что очень ему пригодилось. А вот армейского обычая быть стриженным «под ноль» актеру избежать не удалось, и в середине съемок Саша Белов лишился шикарной шевелюры — в некоторых сценах его кудри заменяет парик.

Однажды во время съемок с Жигуновым произошел несчастный случай. Сергей предложил Михаилу Боярскому сразиться с ним на шпагах по-настоящему. Боярский долго отказывался, но в конце концов согласился. Во время боя Жигунов, пренебрегая правилами, подбил клинок противника — и шпага повредила ему глаз. Пришлось проходить долгий курс лечения. Дружинина так сожалела, что гардемарина Белова не смог сыграть Олег Меньшиков, что пригласила его озвучивать эту роль, и Меньшиков с удовольствием согласился, подарив возлюбленному прекрасной Анастасии Ягужинской романтичный и волнующий голос.

Владимир Шевельков попал на съемки позже всех, когда стало окончательно известно, что сын Дружининой сниматься в роли Никиты Оленева не будет. Принять предложение Дружининой Шевелькова уговорили Жигунов и Харатьян: «Давай соглашайся. Актеры хорошие подбираются. В самом деле — давай приезжай, а то еще неизвестно, кого нам подсунуть могут».

Шевельков оказался единственным из гардемаринов, кто остался недоволен своим участием в фильме — роль Никиты Оленева он считает своим актерским провалом, несмотря на то, что его персонаж очень полюбился зрителям. «Считаю картину не очень удачной, а свое участие в ней — случайным, — говорит актер. — «Гардемарины» мне лично пользы не принесли и на моей актерской карьере в определенной степени поставили крест: серьезных ролей после подобных работ не предлагают».

Понятно, что и с Дружининой у Шевелькова отношения не сложились, и когда та задумала снимать продолжение фильма, на роль третьего гардемарина она пригласила другого актера. «Изначально я сам не хотел сниматься, — признается Шевельков. — А потом мне позвонил Миша Боярский и стал меня подбадривать — давай, мол, попробуй, как же без тебя! И я, как в бреду, позвонил Светлане Дружининой и спросил: «Почему вы меня не берете?» На что она спокойно ответила: «Ну, не беру и не беру». На этом наш разговор закончился. Сейчас я думаю, ну и слава богу, что не взяла, ну и хорошо…».

Чтобы как-то объяснить зрителям, куда пропал обаятельный Шевельков, была придумана сцена, где выяснялось, что теперь не сам Никита Оленев, а его брат будет участвовать в приключениях гардемаринов. Но зрителям замена явно не понравилась, и возможно, именно тот факт, что великолепная троица распалась, послужил одной из причин того, что фильм «Виват, гардемарины!», вышедший в прокат в 1991 году, уже не имел большого успеха.

Татьяна Лютаева, сыгравшая Анастасию Ягужинскую, как и Жигунов, пришла на съемочную площадку прямо со студенческой скамьи, едва получив диплом ВГИКа. И первая же роль в кино сделала ее знаменитой.

«Светлана Сергеевна пришла на мой дипломный спектакль, — вспоминает Лютаева, — и пригласила на съемки «Гардемаринов». Оказывается, полгода искали актрису на роль Анастасии Ягужинской. Мне повезло».

После выхода фильма на экраны мужчины не уставали признаваться Татьяне в любви — и не только в письмах, но и на улице совершенно не давали прохода. Такое внимание актрисе, безусловно, было приятно, но шансов у поклонников не было. Уже на момент съемок фильма Лютаева ждала ребенка, и в некоторых эпизодах картины она снималась уже будучи на последних месяцах беременности. Правда, благодаря пышным платьям это незаметно.

Играть в «Гардемаринах» Лютаевой было легко — как вспоминает актриса, все были к ней очень внимательны: Дмитрий Харатьян помогал ей советами, с Владимиром Шевельковым они дружили еще со времен учебы во ВГИКе. Более взрослые актеры и вовсе относились к ней как к ребенку, особенно терпеливым наставником был Михаил Боярский.

В книге шевалье де Брильи — довольно несимпатичный и унылый человек, но персонаж, который создал на экране Михаил Боярский, получился настолько ярким и обаятельным, что многие зрители недоумевали, почему Анастасия Ягужинская предпочла ему какого-то гардемарина. Как вспоминает Нина Матвеевна Соротокина, присутствовавшая на съемках, смотреть на игру Боярского было огромным удовольствием — у него всегда было несколько вариантов каждой сцены с участием де Брильи, и любой из них Михаил Сергеевич мог бы сыграть бесподобно.

На съемках с Боярским произошел забавный случай: за актерами даже в глухих лесах постоянно следовала большая группа поклонников, зачастую мешавших работать. Когда снимали знаменитую сцену в бане, откуда де Брильи должен был выскочить голым, зевак постарались разогнать, но это оказалось невозможным — те сумели спрятаться за кустами. Так случилось, что именно на них выскочил голый Боярский, увидел и — с хохотом помчался обратно на съемочную площадку, где, кстати говоря, тоже находились дамы, которым спешно пришлось отвернуться.

Кстати, именно Боярский с самого начала предрекал фильму успех, все остальные актеры относились к «Гардемаринам» как к обычному детскому кино.

Из интервью с Ольгой Машной (Софья Зотова):

— Две серии популярных «Гардемаринов» тебе как актрисе узнаваемости прибавили. А что из съемок запомнилось?

-Многое запомнилось. Вот, например, забавным было наше свидание в лесу с Алешей — Димой Харатьяном. Режиссер Светлана Дружинина и оператор Анатолий Мукасей придумали красивую романтическую сцену — снимали через веточки, листочки. Я бегу навстречу Алеше, бегу-бегу, березки-кустики — и из кадра невольно выбегаю. Дубль за дублем, пленка уходит. Тогда рабочим канатом меня привязали за ногу, камеру поставили в середину, а меня пустили, как пони, по кругу. И вот я с Алешей встретилась, обнимаю так, чтобы всего его ощутить, но не целую, а Харатьян удивляется: «Почему? Давай, как в Голливуде! » А мне хотелось не как в Голливуде, а такую настоящую русскую женщину сыграть, которая «и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет», у которой любовь — это и нежность, и жалость, и страсть. Такой я видела свою Софью. Сняли любовь и как в Голливуде, и как по-русски. В картину вошел мой вариант.

Песни к фильму сочинили композитор Виктор Лебедев и поэт Юрий Ряшенцев. Одна из самых трогательных композиций, без сомнения, — «Голубка». «Она была написана по просьбе Миши Боярского, — вспоминает Ряшенцев. — Ему хотелось сыграть последнюю любовь стареющего д’Артаньяна, спеть прощальную песенку мушкетера, попавшего в русские снега. А знаменитое «ланфрен-ланфра» — это ничего не значащая абракадабра, часто используемая в старинных французских песнях. То же самое, что и «ой-лю-ли» — в русских».

Впрочем, как вспоминает Нина Соротокина, не только Боярский, но и все старшее поколение актеров играло великолепно — сцену казни Анны Бестужевой Нелли Пшенная сыграла так прочувствованно, что на глаза писательницы, придумавшей этот образ, невольно навернулись слезы, которые она никак не могла сдержать.

А Евгений Евстигнеев, сыгравший канцлера Бестужева, уже был очень болен, когда начались съемки. Он входил в кадр без репетиций, совершенно не зная текста, и с ходу под суфлера играл совершенно гениально.

Первоначально Виктору Борцову предложили сыграть роль сторожа Ивана, которую в результате сыграл Алексей Ванин, но Борцов отказался и ушёл сниматься на другую картину. Затем уже Светлана Дружинина пригласила его сыграть роль Гаврилы.

Фильм снимался в Москве, Ленинграде, Таллине и Твери. Дом Ягужинских — это Юсуповский дворец в Москве, монастырь игуменьи Леонидии — музей «Коломенское», дом Пелагеи Дмитриевны — музей «Крутицкое подворье», императорский дворец — музей «Кусково».

Источники:http://www.stranamam.ru/post/4309533/, http://www.spletnik.ru/blogs/pro_kino/114698_gardemariny-vpered ,

«Пора- пора — порадуемся на своём веку», или «Три мушкетёра» за кадром

«Д’Артаньян и три мушкетёра» — советский трёхсерийный музыкальный приключенческий телефильм, снятый в 1978 году на «Одесской киностудии» режиссёром Георгием Юнгвальд-Хилькевичем. Из-за судебной тяжбы Юнгвальд-Хилькевича со сценаристом Марком Розовским и автором песен Юрием Ряшенцевым картина ровно год пролежала на полке. Телепремьера на Центральном телевидении состоялась только в декабре 1979 года.

История этого фильма берет свое начало в октябре 1974 года, когда на сцене московского ТЮЗа был поставлен мюзикл Марка Розовского и Юрия Ряшенцева «Три мушкетера» на музыку Максима Дунаевского.

Спектакль продержался на сцене ТЮЗа несколько лет, после чего был снят. Однако один из работников ЦТ в 1978 году внезапно загорелся желанием экранизировать его средствами телевидения. Правда, мысли повторять путь спектакля, и делать из него двусмысленное произведение не было, а была мысль обратная — создать легкий и веселый мюзикл.

Экранизировать произведение взялась Одесская киностудия. В качестве режиссера был выбран Георгий Юнгвальд-Хилькевич, у которого уже имелся опыт создания музыкальных фильмов. У самого Хилькевича тоже имелась веская причина взяться за «Трех мушкетеров»: это было его любимое произведение. Еще в 14-летнем возрасте, из-за тяжелой болезни, Хилькевич оказался на долгие месяцы прикован к кровати и за это время прочитал уйму всяческой литера туры. Но самое большое предпочтение отдавал романам Александра Дюма-отца. Но сценарий режиссера не устроил и он его практически полностью переписал.

С 1 ноября начался подготовительный период фильма, где самое трудное было — подыскать нужных актеров. Наверное, больше всего хлопот было с четверкой мушкетеров. На роль д’Артаньяна пробовались несколько молодых актеров, но Хилькевичу больше всех нравился Александр Абдулов. Тот тоже спал и видел себя в роли смелого гасконца, и все шансы для этого у него были. Как вдруг дорогу ему перебежал ленинградский актер Михаил Боярский. Тот попал в эту картину случайно. Шел как-то по улице Горького в Москве и внезапно встретил поэта Илью Резника. Тот его и ошарашил: «Миша, ты снимаешься в «Трех мушкетерах?» — «Каких еще «Мушкетерах»?» — удивился Боярский. «Ну ты даешь! У тебя же, Мишель, физиономия как из прошлого века и волосы длинные. Обязательно скажу Хилу». — «Какому Хилу?» — не понял Боярский. «Режиссеру Юнгвальд-Хилькевичу». И действительно, сказал.

Далее рассказывает Георгий Юнгвальд-Хилькевич: «Я приехал в Петербург, Миша пришел в гостиницу. Посмотрел я на него и сказал: — Будем пробовать вас на Рошфора. Но однажды Боярский опаздывал на репетицию. Когда он, запыхавшийся в суматохе и спешке, ворвался на съёмки, перед режиссёром предстала такая эффектная картина, что он сразу же безоговорочно определил кандидатуру на главную роль в фильме. Ввиду того, что на роль Д’Артаньяна был уже утверждён Александр Абдулов, сначала Георгий Юнгвальд-Хилькевич предложил Боярскому на выбор — сыграть Атоса или Арамиса, а уже потом, благодаря ходатайству композитора Максима Дунаевского, доверил роль храброго гасконца, так как Абдулов не справился с музыкальным материалом.  Интересная деталь – в Менге женщину, бросающую тесто в гвардейцев, играет мать Михаила Боярского, Елена Мелентьева.

Игорь Старыгин же попал в картину на роль Арамиса уже по рекомендации самого Боярского, который увидел его в фильме «Доживём до понедельника» и посоветовал режиссёру обратить на Старыгина внимание.

В роли Атоса должен был сниматься Василий Ливанов. Он был единственным кандидатом, но, превосходно сыграв на пробах, в назначенный срок не явился на съёмки. В какой-то момент Ливанов окончательно перевоплотился в Холмса и исчез. Группа была в простое. Когда разгневанный режиссёр в Театре на Таганке увидел Вениамина Смехова в роли Воланда, он, не раздумывая, предложил ему стать Атосом. Смехов согласился. Его часто хвалят за прекрасное исполнение песни «Есть в графском парке чёрный пруд». Но актёр с грустью отмечает, что поёт не он — сам он на записи сильно фальшивил, и перезаписать песню не успел — сроки производства поджимали. Саму песню исполнял Вячеслав Назаров — джазовый тромбонист, пианист и вокалист, чьё исполнительское мастерство признано музыкантами и критиками джаза России и США. «Когда фильм вышел, я регулярно набирал номер телефона Дунаевского и пел ему страшным голосом: «Есть в графском парке черный пру-уд!», вспоминает Смехов. В саундтрек вошла лишь одна сольная партия Смехова — «На волоске судьба твоя…».

На роль кардинала Ришелье планировался Михаил Козаков, а Александр Трофимов должен был играть совсем другую роль. В результате Козаков впоследствии озвучил кардинала, сыгранного Трофимовым, поскольку Трофимов от природы сильно заикался и режиссёр не доверил ему самостоятельно озвучить роль. Кстати, на момент съемок Александру Трофимову, исполнившему роль кардинала Ришелье, было 27 лет, в то время как его герою — более 40.

Когда Георгий Юнгвальд-Хилькевич задумал снимать фильм, он уже точно знал, что в его картине Людовика Тринадцатого будет играть Олег Табаков, Анну Австрийскую — Алиса Фрейндлих, а Портоса — Валентин Смирнитский. По словам режиссёра, кроме этих исполнителей он себе никого не представлял и никого больше не пробовал на эти роли.

На роль Констанции была утверждена Евгения Симонова, но режиссёру пришлось взять Ирину Алферову — только с её участием дозволялось участие Боярского. Сам Юнгвальд-Хилькевич был очень разочарован игрой Ирины.

Госкино выделило бюджет на съёмки фильма довольно маленький, поэтому часть реквизита изготавливалась из подручных материалов. Перед съёмкой сцены Марлезонского балета в Одесском оперном театре режиссёр Георгий Юнгвальд-Хилькевич был вынужден пойти на рынок, накупить бижутерии и всю ночь мастерил «алмазные подвески для королевы» у себя в гостиничном номере. Точно так же Юнгвальд-Хилькевичем был изготовлен «эфес для шпаги д’Артаньяна», который он паял из консервной банки.

Съемки фильма начались в понедельник, 3 апреля, во Львове. Однако за несколько часов до начала работы все едва не застопорилось. Виной всему были… усы Боярского. Он их специально отрастил для роли и очень ими гордился — они даже по-пижонски закручивались на кончиках. Но во время наложения грима случилась беда. Симпатичная гримерша решила подвить кончики усов, а Боярский в порыве страсти ущипнул ее за упругую попку. Девушка взвизгнула и сожгла один ус начисто. Боярский чуть не умер от расстройства. Успокоившись, он попросил девушку сделать хоть что-нибудь, иначе режиссер его просто убьет. И гримерша наклеила ему искусственный ус.

Съемки начались с натурных эпизодов. Снимали эпизод драки д’Артаньяна с Рошфором из начала фильма. Там герой Боярского, спасаясь от людей Рошфора, должен был выпрыгнуть с деревянной балюстрады на уровне пятого этажа и приземлиться на стог сена, под которым были спрятаны картонные коробки. Естественно, за актера этот прыжок должен был осуществить каскадер. Но Боярский внезапно решил прыгнуть сам. Причем настаивал на этом решительно: дескать, мой герой ничего не боялся, значит, и мне негоже прятаться за спину каскадера. Короче, ему разрешили. Далее послушаем рассказ Г. Юнгвальд-Хилькевича: «Смотрю наверх, а Боярский стоит на антресоли бледный. Думаю: не прыгнет. А он разбежался и… Я только успел скомандовать: «Камеры. Мотор!». И,., ба-бах! Боярский уже внизу. Провалился в сено. На площадке воцарилась тишина. Все замерли. Наконец показалась его голова.

Спрашиваю:

— Миша, ты как? Ноги? Руки? Целые? Он:

— Все в порядке. А сколько за трюк платят?

У всех — гора с плеч, отвернулись, разговариваем. Вдруг слышу за спиной: БА-БАХ! Поворачиваюсь, а это, оказывается, Боярский прыгнул второй раз. Без камер, без всего, просто так.

— Миша, ты что? С ума сошел? А он мне:

— Первый раз ничего не понял. Я должен был это почувствовать.

Говорил, что хотел заработать друзьям на ресторан. Но на самом деле себя на прочность пробовал…».

На съёмках Михаил Боярский получил серьёзную травму, когда снимали сцену Марлезонского балета в Одесском оперном театре. Граф Рошфор, которого играл Борис Клюев, был задуман как человек, который никогда не вынимает шпаги из ножен, поэтому его обучением практически не занимались. Но в одной сцене Клюев не выдержал и выхватил клинок. В результате его шпага проткнула нёбо Боярскому и буквально сантиметр не дошла до мозга. К счастью для Боярского, всё обошлось без тяжёлых последствий. Основной постановщик трюков на картине Николай Ващилин в своём интервью выдвинул несколько иную версию, заявив, что травму Боярскому нанёс не Борис Клюев, а сам Владимир Балон, который разрабатывал эту сцену во время отсутствия Ващилина. Сам же Борис Клюев опроверг эту версию, признав в одном из интервью, что он совершенно случайно травмировал Боярского, поскольку тот появился на съёмочной площадке нетрезвым.

Почти все трюки и фехтование в фильме были придуманы, разработаны и поставлены Николаем Ващилиным, с которым Одесская киностудия заключила договор на этот счёт.
Ко времени «Трех мушкетеров» актерам уже запретили рисковать собой во время съемок картин. «Лихачить» разрешили исключительно специалистам. В действие были введены «Правила по технике безопасности и производственной санитарии на киностудиях СССР», согласно которым «исполнение опасных трюковых кадров (полеты в воздухе, прыжки с высоты, прыжки в воду, падения и т. п.), связанные с каким-либо риском для жизни или здоровья исполнителей, должно поручаться лишь актерам, прошедшим специальную подготовку. В противном случае эти действия должны выполняться специалистами-дублерами».

С исполнительницей роли Миледи вышла иная история. В этой роли Хилькевич очень хотел снимать Елену Соловей, и та уже дала свое согласие. Причем когда незадолго до съемок актриса узнала, что беременна, она согласилась сделать аборт, лишь бы сниматься у Хилькевича. А потом внезапно передумала. Сообщила, что решила рожать: «Он уже шевелится, не могу я сделать аборт». А до съемок оставались считаные недели. Хилькевич сел за срочную переделку сценария. В итоге из Миледи он сделал этакого Джеймс Бонда в юбке и пригласил на эту роль актрису соответствующего амплуа — Маргариту Терехову. Но теленачальники эту кандидатуру внезапно не утвердили, спустив режиссеру другую актрису — партнершу Ирины Алферовой по сериалу «Хождение по мукам» Светлану Пенкину. Но Хилькевич хотел снимать только Терехову. Тем более, что он и так ряд актеров взял в картину по протекции сверху. Короче, он уперся: либо Терехова, либо сериала вообще не будет. Видимо, он источал такую решимость, что с ним решили не связываться.

Съёмки фильма проходили на Украине во Львове, Одессе, Свиржском замке и Хотинской крепости. Далее в течение трёх месяцев шёл монтаж трёх серий.

«Дворцовые» эпизоды снимали по ночам во львовском Дворце бракосочетаний. Там впервые на съемочной площадке объявилась Алиса Фрейндлих, игравшая Анну Австрийскую. Хилькевич с нетерпением ждал ее появления и был абсолютно уверен, что такая опытная актриса сыграет все свои эпизоды на одном дыхании. А что вышло? Фрейндлих внезапно заявила, что не знает, как играть ее героиню. В ответ Хилькевич начал рассказывать актрисе чуть ли не всю биографию героини: о том, что она была полуиспанка-полунемка, что она была затравлена, терпела издевательства кардинала, которому она однажды посмела отказать в близости и т. д. и т. п. Но это мало помогло. Выслушав длинный рассказ режиссера, актриса вновь спросила: «Как играть-то?» А время час ночи, надо снять важный эпизод с подвесками (их королеве приносит д’Артаньян), но актриса капризначает, требуя от режиссера показать ей «зерно роли». Что делать? Спасение пришло неожиданно. Фрейндлих внезапно задалась вопросом, почему королева подарила своему любовнику столь заметную вещь, как подвески. Хилькевича вопрос озадачил, и он взял десятиминутный тайм-аут на раздумья. И тут его осенило. «Подвески она подарила потому, что единственное, чем она могла насолить королю, так это отдать его же подарок! Испанское проявление непокорности наряду с австрийской расчетливой холодностью». Так было найдено «зерно роли». С этого момента Фрейндлих стала играть свою героиню именно в этих красках.

Первая львовская гостиница «Колхозная», куда поселили мушкетеров, по комфорту могла соперничать разве только с трактирами времен Людовика XIII: воды в номерах не было. В знак протеста мушкетеры вселились в номер Хилькевича в другой гостинице и устроили там пьяный дебош. Режиссер засуетился. Актеров переселили в обкомовскую гостиницу. Здесь история приобрела политическую окраску: по вечерам актеры развлекались, изображая деятелей марксизма-ленинизма, причем Боярский передразнивал Брежнева. Номера, естественно, были оснащены «жучками», и вскоре Хилькевич убедился в пародийных дарованиях своих актеров в местном отделении КГБ, где ему продемонстрировали запись. Хилькевич заявил, что артисты — «обезьяны», больше такого не повторится. Как ни странно, чекистов это объяснение устроило. «Мы были бесшабашные в тот момент, честно вам скажу. И даже это нас не очень напугало», — вспоминает Смирнитский. Все обошлось, только Лев Дуров за показанный этюд «Ленин с Крупской» упустил звание народного артиста: присуждение отложили на три года.

В книге Хилькевича «За кадром» есть интересный эпизод: «Должен вам сказать, что однажды мушкетеры пропили все, что можно, и суточные в том числе, сидели голодные, а потом пошли в магазин и украли там ящик с копченой рыбой. Неделю только это и ели. Боярский, Смирнитский, Старыгин и Володя Балон. Иногда к ним присоединялся Веня Смехов. Смехов реже был…» В краже сознаются все участники, но сваливают ее на тогдашнего участника массовки, а ныне известного актера Георгия Мартиросяна. «Он отвлекал продавщицу, а мы стащили этот ящик. И меняли эту рыбу потом. Но не украли, а взяли в долг. Потом извинились и отдали деньги», — комментирует Боярский.

Ссылки в сети интернет:

http://dubikvit.livejournal.com/95658.html

http://www.maximonline.ru/longreads/get-smart/_article/three-musketeers/

http://forum.jump-cut.ru/viewtopic.php?f=28&t=276

http://forum.jump-cut.ru/viewtopic.php?f=28&t=276

Книги об актёрах и режиссёрах в фонде библиотеки

  • Бартенева, Е.П. Ирина Алфёрова [Текст] / Е.П. Бартенева .- М.:.Всесоюзное бюро пропаганды киноискусства.- 1985.-32 с.
  • Боярская, Екатерина  Театральная династия Боярских [Текст] / Е. Боярская. — М.: ОЛМА Медиа групп, 2007. — 320 с. — (Наши кумиры).
  • Дуров, Лев  Грешные записки [Текст] /Л. Дуров.- М.: Астер, 2006.- 254 с.
  • Дуров, Лев Константинович  Странные мы люди : Проза. — М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2002. — 320 с. : ил.
  • Захаров, Е.З. Олег Табаков [Текст].- М.: «Искусство», 1966.- 96 с.
  • Калмановский, Е. С. Алиса Фрейндлих.- Л.: Искусство, 1989.- 223 с.

Как снимали фильм  «Собака на сене»


Сколько бы раз не показывали по разным каналам ТВ музыкальную костюмную комедию по пьесе Лопе де Вега «Собака на сене» в постановке Яна Фрида, число поклонников этого прелестного телефильма только увеличивается. «Собака на сене» — произведение, которое хорошо отражает новаторство драматургии Лопе де Вега: в нем смешались черты, присущие драме, и элементы комедии. Для классицизма, в эпоху господства которого жил и творил де Вега, недопустимо было смешение «высоких» и «низких» жанров, и такой «коктейль» был весьма смелым изобретением. Телеверсия произведения известнейшего испанского драматурга и поэта XVI—XVII веков была осуществлена на «Ленфильме» в 1977 году режиссером Яном Фридом, признанным мастером музыкальной комедии («Тартюф», «Дон Сезар де Базан», «Вольный ветер», «Сильва», «Благочестивая Марта», «Летучая мышь», «Двенадцатая ночь» и другие). Звездный состав исполнителей главных ролей, острый юмор, яркие, мастерски выполненные костюмы, запоминающиеся мелодии песен Геннадия Гладкова и, безусловно, великолепная пьеса, по которой снят фильм, сделали «Собаку на сене» настоящим телехитом советской эпохи.

В этой картине так все гармонично и красиво, что кажется, будто и съемки должны были проходить в обстановке галантности и куртуазности. На самом деле был сложнейший производственный процесс, отягощенный постоянными конфликтами между актерами и режиссером. «Кино (мы же снимали на пленке), — это чудо само по себе, — говорит исполнительница роли Дианы Маргарита Терехова. — Если оно происходит, то происходит только потом, когда оно выходит на зрителей. И вообще, профессионалы никогда не могут судить, особенно, сами создающие. А здесь случилось настоящее чудо».

Поскольку с режиссером Яном Фридом и Терехова, и Боярский конфликтовали постоянно, актеры искали режиссера в Лопе де Вега и находили. Они постоянно перечитывали пьесу, пытаясь найти правильное решение роли.

Негласным консультантом картины стала мама режиссера Ильи Авербаха — потомственная княгиня. Нет, она не обучала исполнителей хорошим манерам.

«Мы проверяли на ней, аристократке, какие-то вещи. Просто говорили человеческим языком и т. д.», — вспоминает Терехова. Это было спасение, ибо после первого просмотра отснятого материала Боярский от потрясения просто не мог встать с кресла, и ему срочно искали валидол по всей студии. К тому времени 27-летний актер кого только не играл — разбойников, волков. А тут — такая любовная роль. По задумке режиссера Боярский должен был играть Теодоро смешным, как сделал свой персонаж Караченцов. Но мнение собравшихся было однозначным — плохо. «И тут Ян Борисович смирился, — рассказывает Маргарита Борисовна. — И наши предложения до того уже стали приниматься, что мы даже выстроили мизансцену целой самой решающей сцены, когда она читает, и потом объясняются они».

Одной из самых сложных были съемки сцены, когда Диана бьет Теодоро. Режиссер пытался, в силу своего понимания, давать актерам свободу импровизации на площадке. Изысканный, элегантно одетый в сиреневый костюм, 78-летний патриарх кино сказал актрисе, что бить по лицу по-настоящему не надо. Тут Терехову, по ее признанию, затрясло, и она спросила, как бить. Бедный Ян Борисович попросил сделать это легко, почти не касаясь. Съемочной площадкой служил итальянский дворик дворца, где, конечно, всегда торчали любопытные. Войдя в раж, Терехова устроила народное вече, обратившись к публике с вопросом, как она должна бить Боярского. Народ завопил, что бить надо по-настоящему. И она била, не веером, а прямо руками, до крови. Потом уже выяснилось, что Мишу до тех пор никто не рисковал бить по лицу. Но именно тогда партнеры, между которыми 7 лет разницы, перешли на «ты». До избиения вежливый ленинградец называл свою именитую коллегу по имени-отчеству.

Маргарита Терехова о работе с Яном Фридом: — С «Собакой на сене», я считаю, просто случилось чудо. Она родилась на нашем антагонизме, у нас же была буквально война. Не во всем, не все время, но я вынуждена была обращаться… Мы в Ялте когда снимали, на натуре — это все его заслуга, кстати, в эти сегодняшние времена никогда в жизни бы мы не смогли в Левадийском дворце снимать… И вот там все время зрители собирались разные, иностранцы тоже, и я говорила: «Товарищи, вот если он, то я…» Такие смешные вещи происходили, мы сами не знали, что получится. После материала первого, когда мы слушали, мы просто выпали в осадок. Мише (Боярскому прим.), по-моему, плохо с сердцем стало. Конечно, если бы Миша Боярский не был со мной в борьбе с этой его режиссурой, со своими представлениями о том, как это надо делать, если бы мы не были в паре, то конечно же я бы ничего даже не смогла поменять.

А потом еще Лучко Клара меня очень поддержала, я с ней говорила: «Послушайте, я не знаю, что делать, и так далее и так далее». А она говорит: «Маргарита, да что вы. Янек, ты посиди». Они были одного примерно возраста, одно поколение, Клара, конечно, помладше. «Янек, — говорит, — ты посиди, мы все сами сделаем». И Фрид, увидев материал, представьте себе, перестал возражать. И соглашался. Он молодец, что все это выдержал, что почувствовал, когда пошел материал. Когда пошел хороший материал — это самое главное. Только тупой человек и ужасно заносчивый будет настаивать на своем, когда увидит, что пошло что-то хорошее. И я должна отдать ему должное, он ведь действительно достойно терпел наши возражения. Это смирение. Он хотел, чтобы был фильм, понимаете. Это очень важно, это значит, что человек — режиссер. Таких режиссеров, по-моему, сейчас вообще нет! Это же очень большой комплимент, уверяю вас. Я ставлю это ему в величайшую заслугу. Вот это смирение, с которым он принял наше вмешательство в режиссуру. Там есть сцена, где мы вдвоем просто выстраивали мизансцену, и бедный оператор — его фамилия Шапиро, его теперь тоже нет в живых, изумительнейший оператор, — подумал, что кто-то там интриговать начал. Окружению Фрида ведь не нравилось, что прямо так вот возражаю на площадке… А если я не на площадке скажу, разве он меня послушает? Поэтому так и получалось, что при всех. Есть люди, которым это не нравилось, какие-то кадры это выдают, но потом все встало на место. И все поняли, что идет хороший материал, как нужно. Сценарий к этому фильму, как и ко всем остальным, снятым по пьесам известных драматургов, Ян Фрид написал сам. Он считал либретто многих знаменитых оперетт скучными и громоздкими. «Стоит ли удивляться, — говорил он, —  что они, несмотря на прекрасную музыку, не идут на сцене». Стало быть, надо найти достойное драматургическое решение. И Фриду это удалось: не ломая каркаса пьесы испанца Лопе де Вега, он сумел так удачно выбросить значительную ее часть, что, во-первых, этого никто не заметил, во-вторых, она стала доступна восприятию зрителей. Съемки проходили на Южном берегу Крыма, точнее — в Ливадийском дворце-музее, прилегающем к нему роскошном парке и павильоне студии «Ленфильм». Часто в одном кадре присутствовало и то, и другое: например, стоящая на импровизированном балконе в павильоне студии Маргарита Терехова кричит своей служанке, идущей по дорожке парка: «Марсела, вон поди!» Что ж, при помощи монтажа в кино еще и не то можно сделать. О съемках картины рассказывает заместитель директора по науке Ливадийского дворца-музея Наталья Степановна Лозбень.

В Ливадии снималось много художественных и документальных лент, но съемки «Собаки на сене» оказались самыми продолжительными. Стояла ранняя осень 1978 года. Это был первый год, когда Ливадия стала собственно музеем (до этого она существовала как выставочная структура), поэтому киногруппе требовалось специальное разрешение отдела Фондов. Оно было получено, но с единственным условием — съемочный и экскурсионный процессы должны были мирно сосуществовать. Экскурсии не прекращались ни на минуту, Ливадия работала с восьми утра и до восьми вечера. Было много экскурсионных групп из зарубежных круизов, групп из переполненных в бархатный сезон госдач. В немногочисленную массовку набирали местных жителей. В то время в Ялте работала самодеятельная Народная опера. Правда, голоса в ней были разного достоинства, но в сцене, когда Караченцов поет под балконом «Венец творенья, дивная Диана!», были задействованы актеры именно этого коллектива. Маленький толстенький человечек, вытягивающий за героя недоступные тому ноты, тоже был актером самодеятельного театра. Интересная деталь: несмотря на маленький рост, костюм ему подобрали, а вот обувь так и не смогли найти. Поэтому, если присмотреться, видно, что в кадре он стоит… в женских туфлях на высоченных шпильках. Этот факт вызвал буйное веселье тех, кто наблюдал за съемками. — Группа, снимавшая «Собаку на сене», вела себя очень корректно, — вспоминает Наталья Степановна, — за все время работы умудрились ничего не поломать и не разбить. А вот время кое-что изменило в местах съемок, и картина в какой-то степени сегодня представляет собой историческую ценность — на пленке запечатлено то, чего в действительности уже не существует. Слава Богу, знаменитый Итальянский дворик на месте, изменился только его зеленый декор. А вот парковая зона Дворца-музея претерпела значительные изменения — постепенно разрушается ее южный склон. Исчез фонтан, возле которого герои объяснялись друг другу в любви, и пергола, увитая розами. Очевидно, нашла нового хозяина скамейка, на которой Теодоро сочинял письмо Диане, работники Дворца между собой называли ее «скамейкой Боярского». Не обошлось на съемках «Собаки на сене» без жертв, к счастью они не были смертельными. Сначала Михаил Боярский, не рассчитав шаги, наступил на «хвост» роскошного платья Маргариты Тереховой. Естественно, юбка оторвалась, что привлекло внимание не только съемочной группы, но и многочисленных экскурсантов, в свете чего значение Крымской конференции глав антигитлеровской коалиции, которой посвящена экспозиция в Ливадийском дворце, слегка померкло. Очевидно, в отместку в сцене пощечин Терехова по-настоящему избила Боярского — у него и в самом деле пошла носом кровь.

Пожалуй, в судьбе актеров особой роли картина не сыграла. Исключением является Михаил Боярский — для него Теодоро стал ступенькой к знаменитому Д’Артаньяну. Говорят, увидев актера в «Собаке на сене», Георгий Юнгвальд-Хилькевич решил взять его в свой мюзикл о мушкетерах. Правда, поначалу на роль Рошфора. Судьбу Боярского решил Максим Дунаевский: он услышал свои песни в его исполнении и уговорил Юнгвальд-Хилькевича дать актеру главную роль.

Интересные факты

  • Изначально на роль Теодоро пробовались Олег Янковский и Олег Даль, а Михаил Боярский должен был играть роль маркиза Рикардо, которую в результате сыграл Николай Караченцов.
  • В сцене, где Диана бьёт веером Теодоро так, что у того из носа идёт кровь, кровь — настоящая. Терехова ударила Боярского (который сам попросил сделать сцену понатуральнее) с такой силой, что у него действительно пошла кровь.
  • Натурные съёмки фильма проводились в Крыму в Ливадийском дворце и его парке.
  • В фильме «Собака на сене» Николай Караченцов впервые запел с экрана («Венец творенья, дивная Диана…»).
  • Камзол незадачливого жениха (Николай Караченцов) появляется на Атосе (Вениамин Смехов) в фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра».

По материалам сайтов ynik.info, fakty.ua, goodcinema.ru, vokrug.tv, wikipedia

Книги об актёрах и режиссёрах фильма в фонде библиотеки

  1. Боярская, Екатерина  Театральная династия Боярских [Текст] / Е. Боярская. — М.: ОЛМА Медиа групп, 2007. — 320 с. — (Наши кумиры).
  2. Дубровский, Виктор Яковлевич  Армен Джигарханян : Я одинокий клоун: Диалоги, монологи, реплики [Текст]/ В.Я. Дубровский. — М.: АСТ-ПРЕСС Книга, 2002. — 334 с. : ил.. — (Выдающиеся мастера).
  3. Мархасев, Лев Соломонович   Игорь Дмитриев: Заслуженный артист РСФСР [Текст] /Л.С. Мархасев;  худож. А. Веселов; ред.В. Симоновская.- М.: Всесоюзное бюро пропаганды киноискусства, 1989.-94 с.-:ил.
  4. Проклова, Е. И.   В роли самой себя [Текст] / Е. Проклова. — М.: АСТ, 2008. — 285 с. : ил.. — (Актерская книга).

История создания фильма «Берегись автомобиля»

В начале 60-х прошлого столетия после выхода на киноэкраны фильма “Гусарская баллада” считающийся тогда еще “начинающим” режиссер Эльдар Рязанов не очень представлял себе, что делать дальше, что снимать. Сценарий для новой картины ему никто не предлагал, и режиссер решил искать материал для будущей ленты сам. Однажды на “Мосфильме” встретился с Эмилем Брагинским. Никто тогда и не предполагал, что эта встреча выльется в постоянное и длительное соавторство, которое продолжалось без малого 35 лет. Впрочем, сначала все было не так уж и гладко: фильма “Берегись автомобиля” страна могла никогда не увидеть.

Рассказывает Эльдар Рязанов:

— Поиск сюжета — процесс неуправляемый. Иногда это происходит быстро, а иногда на это уходят годы. Но мы сразу же набрели на бродячую легенду тех лет про человека, который угонял машины у людей, живущих на нетрудовые доходы, продавал их, деньги переводил в детские дома, а себе ничего не брал. Одни говорили, что это было в Одессе, другие — в Ленинграде, третьи — в Ростове, четвертые — в Москве. Примерно как семь городов спорили за право “считаться родиной Гомера”. Нас заинтересовал сам феномен, описанный в истории. И мы с Брагинским решили об этом написать — сюжет-то интересный. Но прежде чем выдумывать что-то, поставили перед собой задачу познакомиться с героем этого замечательного приключения. Чтобы услышать все из первых уст. Мы обращались в различные отделения милиции, в Министерство юстиции, в прочие правоохранительные организации, — продолжает Эльдар Александрович, — пока не поняли, что этого не было. Просто народ выдумал легенду о современном благородном разбойнике — Робине Гуде, в которой выдал желаемое за действительное. Тогда мы решили развивать эту историю самостоятельно. Первым нашим поползновением было сочинить вестерн по-американски. Но поняли, что это не наш жанр, поскольку мы — комедиографы. Сценарий с первоначальным названием “Угнали машину” был написан быстро, месяца за полтора-два. Принципиальный спор возник у нас только один раз, и пришлось кидать жребий. Мама Деточкина должна была крикнуть: “Судью на мыло!” Брагинский утверждал, что это пошло. А я сказал, что мне нравится. Кинули жребий. Выпало в мою пользу. И фраза осталась в сценарии.

Сценарий писали с прицелом на то, что главную роль должен играть Юрий Никулин.

— И все было хорошо, пока не выяснилось, что Юрий Владимирович, основным местом работы которого был цирк, уезжает на гастроли на полгода в Бразилию, — вспоминает Рязанов. — Чтобы освободить Никулина для съемок, я отправился в Госкино, куда только-только из ЦК КПСС пришел новый председатель Алексей Романов. Объяснил Алексею Владимировичу ситуацию, рассказал, что фильм уже практически находится в запуске и что Никулин специально ради съемок научился водить машину. На что Романов, которого я видел впервые, логично пожелал познакомиться со сценарием. Ничего не подозревая, я принес ему наш опус.

Через три дня Алексей Владимирович резюмировал: “Это очень плохой сценарий”. На мой вопрос “Почему?” ответил: “Кино обладает очень большой силой воздействия. После выхода вашего фильма советские граждане начнут угонять друг у друга машины”. Тут я понял, что мы имеем дело с человеком не самого большого ума. Романов продолжал: “Я не буду вам помогать освобождать Никулина от гастролей. Более того, мы вашу картину законсервируем”. Это значило, что съемки картины отложены либо на время, либо навсегда. В нашем случае — навсегда.

Поначалу Брагинский и Рязанов расстроились. Но скоро поняли, что все, что ни делается, — все к лучшему. Эльдару Александровичу было жаль лишаться хорошего сюжета, и они с соавтором решили сделать из сценария повесть.

— За это время я успел снять по заказу чиновников из Госкино сатирический кинофельетон “Дайте жалобную книгу”. Сценарий был не очень интересный. Но мне пообещали, что если я этот фильм сниму, то потом мне дадут запуститься с “Берегись автомобиля”. И я на это пошел. Пока я снимал “Дайте жалобную книгу”, наша с Брагинским повесть была опубликована в журнале “Молодая гвардия”, а потом еще и была напечатана отдельной книжкой.

Мы отнесли напечатанную повесть и благожелательные рецензии в ЦК. Я не знаю, что там читали — нашу повесть или рецензии на нее, но нам дали “добро” на съемки картины. Тут выяснилось, что Никулин опять уезжает на гастроли, на сей раз в Японию. Кроме того, он сказал: “У меня ощущение, что я это уже сыграл”. Начались поиски другого актера на роль Деточкина.

Кандидатура Смоктуновского возникала еще в первый раз. Но он тогда играл “Гамлета” у Козинцева. Ведь главное качество нашего героя — легкий сдвиг в сознании, он, как бы, не совсем нормален. Ведь в советское время рисковать своей свободой во имя справедливости мог только чудак. От этого и возникала трудность в поиске актера. Надо было найти исполнителя со странностями, чтобы зритель безоговорочно поверил в него.

— К моменту второго запуска “Берегись автомобиля” Смоктуновский снимался в роли Ленина в фильмах “На одной планете” и “Первый посетитель” и приехать на пробы не мог. Тогда мы с группой поехали к нему в Ленинград. У него был сложный пятичасовой ленинский грим, потом девятичасовая смена. А уж потом мы сделали пробу очень усталого Смоктуновского. Проба получилась не очень хорошая. Но в ней было главное — я верил странностям этого человека. Однако радовался я рано. Иннокентий Михайлович сильно заболел. И прислал телеграмму: “Сниматься не могу. Сохраните желание работать со мной до следующего раза”. Стали делать пробы других замечательных актеров на роль Деточкина. Пробовались Леня Быков, Леонид Куравлев. Но они не были странными, проявлялась их социальная суть.

Пробовали мы и Олега Ефремова, который устал играть следователей, комиссаров, комсоргов и прочих молодежных вожаков и очень хотел сыграть Деточкина. Олег очень старался. Но, по словам увидевшего его пробу нашего художника Бориса Немечека, получился “волк в овечьей шкуре”. Просвечивал за мягкостью Ефремова глава театра “Современник” и будущий вождь МХАТа. В итоге Олег согласился на роль Подберезовикова. А я понял, что отступать некуда и надо снова ехать в Ленинград и любыми способами уговаривать Смоктуновского.

Была жуткая погода, шел дождь. Когда я отыскал загородный дом Смоктуновского, с моего модного болоньевого плаща текло. Как вспоминал позже разбуженный мной Иннокентий Михайлович, то, что он увидел, напоминало продолжение кошмарного сна. Супруга Смоктуновского — Суламифь — бросала на мужа презрительные взгляды, намекая этим, чтобы Кеша в своем больном состоянии не соглашался на мои уговоры. Но она совершила непростительную ошибку. Она меня покормила омлетом. А единственное, что в тот момент могло меня выгнать из дома Смоктуновских, — это чувство голода.

Чего я только ему не обещал. И нянек для детей, и медицинское обслуживание, и прочие блага. Лишь бы он согласился. Кеша изнемог в этой борьбе и пообещал приехать через месяц, когда поправится. Но я был тертый калач. “Кеша, — сказал я ему, — твоя телеграмма с отказом от съемок — это документ. Я должен привезти другой документ с твоим согласием. Пиши расписку, что будешь сниматься!” И покорный Кеша под мою диктовку написал расписку. Это было, конечно, неслыханно: чтобы режиссер брал расписку с артиста…

То, что я тогда так насел на больного человека, можно расценивать двояко. С одной стороны, это можно приветствовать как режиссерскую напористость. С другой — это была человеческая черствость.  Ведь после “Берегись автомобиля” Смоктуновский два года не снимался, у него начался туберкулез глаз. Это началось раньше, но, если бы он тогда лечился, а не снимался…

Выбор Смоктуновского на роль Деточкина означал не только выбор другого актера, но и выбор другого жанра, утверждает режиссер. Поэтому и от Юрия Яковлева, который должен был играть Подберезовикова в паре с Никулиным, пришлось отказаться. Если бы картина с Никулиным и Яковлевым была бы чистой воды эксцентрической комедией, то с появлением Смоктуновского запахло трагикомедией. Ни он, ни Ефремов совершенно не умели комиковать на экране. Они — абсолютные реалисты, проживающие каждую ситуацию серьезно по системе Станиславского.

Другой популярный потом дуэт — Андрей Миронов и Анатолий Папанов — впервые появился в “Берегись автомобиля”. Но это был совсем не тот дуэт, который позже использовал Гайдай. Что касается Папанова, то уже когда картина сложилась, мне показалось, что Анатолий Дмитриевич играет чересчур ярко. Признаюсь, я хотел все его сцены переснять. Я уже был рабом жанра трагикомедии. Мне хотелось, чтобы в фильме все было не только очень смешно, но и очень серьезно.

Сейчас понимаю: хорошо, что у меня на пересъемку сцен с Папановым просто не хватило времени. А ставшие знаменитыми реплики вроде “Положь птичку” Анатолий Дмитриевич придумал прямо на площадке. Да и фразу “Тебя посодят, а ты не воруй” сумел сказать так, что она стала еще одним афоризмом.

Специально для съемок Смоктуновский по настоянию режиссера сдал на водительские права. И с тех пор всем другим маркам предпочитал “Волгу”, считая ее самой надежной. А саму машину Юрия Деточкина потом перекрашивали не раз. Из фильма “Берегись автомобиля” она перекочевала в “Три тополя на Плющихе”, но уже как такси. И это же такси заказывали на Дубровку в “Бриллиантовой руке”.

Один из операторов фильма Владимир Нахабцев вспоминал, как, “опасаясь холодов в Москве, группа отправилась в Одессу. И надо же такому случиться — там ударили заморозки. Снимали летние проходы по улице. Пар валил изо рта актеров. Рязанов командовал во время съемки: “Олег! Кеша! Не дышите, не дышите!”

Ольга Аросева была утверждена на роль Любы еще тогда, когда снимать предполагалось Никулина и Яковлева.

— Рязанов поставил мне жесткое условие — чтобы сыграть подругу главного героя, я должна окончить курсы и получить профессиональный диплом водителя троллейбуса, — рассказывала Ольга Александровна. — И я сделала это.

Многие были удивлены, когда Эльдар Александрович утвердил Смоктуновского на роль Деточкина. Тогда были в фаворе другие комедийные персонажи — управдомы-идиоты, недалекие начальники всех мастей. А здесь новый тип лирического героя. Плюс актер с причудами, до того сыгравший Ленина и Гамлета. Но работать с Иннокентием Михайловичем было удовольствием.

Смоктуновский вспоминал: “На съемках финальной сцены оператор снимал крупный план Любы, сидящей за рулем троллейбуса, затем переводил камеру на Деточкина. В этот момент Ольга Аросева уползала из водительского кресла, а на ее место в кадре усаживался сам Эльдар Александрович. Знаменитую фразу “Здравствуй, Люба, я вернулся” я произносил, обращаясь к режиссеру. Долго у меня эта сцена не получалась. Пока я не заявил Рязанову: “Эльдар, мы никогда не закончим, если я буду все время на твою физиономию смотреть…”

Фильм “Берегись автомобиля” вышел на экраны в июле 1966 года.

— Его посмотрело малое количество зрителей, — рассказывает Эльдар Александрович— Рекламы не было. Летом в кино ходили мало. Но заработало “сарафанное радио”. Фильм регулярно стали показывать по телевидению. И сейчас, наверное, трудно найти в нашей стране человека, который не видел бы этот фильм.

(По статье Ярослава Щедрова, «Московский комсомолец», 27 марта 2008).

Книги об актёрах фильма в фонде библиотеки

  1. Анатолий Папанов [Текст] : Снимайте шляпу, вытирайте ноги / [сост. Ю. Крылов]. — СПб.: ПИТЕР, 2012. — 208 с. : ил.
  2. Андрей Миронов [Текст] : сборник воспоминаний / [ред. – сост. Б.М. Покровский]. – М. : Центрополиграф, 1998. – 351 с. : ил.
  3. Аросева, Ольга  Александровна  Без грима / О.Аросьева, В.Максимова. — М.: Центрполиграф, 2003. — 382 с. — (Кумиры).
  4. Аросева, Ольга Александровна   Без грима на бис [Текст] / О. А. Аросева. — М.: АСТ, 2008. — 48- с. : ил.. — (Актерская книга).
  5. Громов Евгений Сергеевич  Комедии и не только комедии: Кинорежиссёр Эльдар Рязанов [Текст] /Е. С. Громов, худож. А.А. Семенов.- М. : Союз кинематографистов СССР. Всесоюзное творческо – производственное объединение «Киноцентр», 1989.- 144 с. : ил.
  6. Жженов, Георгий Степанович  Прожитое. — М.: Вагриус, 2005. — 236 с. : ил.. — (Мой 20 век).
  7. Линецкая, М.Я.   Анатолий Папанов  [Текст] / М.Я. Линецкая. – М.: «Искусство», 1972.
  8. Раззаков, Федор  Андрей Миронов : баловень судьбы. — М.: ЭКСМО, 2005. — 576 с. — (Самая полная биография великого актера).
  9. Рязанов, Э.А. НЕподведенные итоги [Текст]/ Э. А. Рязанов .-3-изд.,доп. – М.: Вагриус, 1997. – 576 с. – (Мой 20 век).

10.  Смоктуновский, Иннокентий Михайлович   Быть!:Автобиографическая проза [Текст] / И.М. Смоктуновский. – М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2000. – 416 с.

11.  Шляхов, Андрей  Андрей Миронов и его женщины…И мама [Текст] / А. Шляхов.- М.: АСТ, 2012.- 352 с. : ил. – (Кумиры. Истории Великой Любви).

Съёмки художественных фильмов в Истринском районе

Все мы хорошо знаем и помним многие советские фильмы, однако далеко не все знают, что некоторые из них были сняты на территории нашего района.  О самых известных съёмках вы узнаете из этой статьи.

Один из самых известных советских фильмов — короткометражная комедия «Пёс Барбос и необычный кросс», был снят в 1961 году по стихотворному фельетону украинского поэта-юмориста Степана Олейника на киностудии «Мосфильм» режиссёром Леонидом Гайдаем.

Фильм снимался в окрестностях поселка Снегири в Истринском районе Подмосковья, на живописном берегу реки Истры, ныне застроенном коттеджными поселками. Сцена с взрывом динамита и горящим деревом — рядом с дачей Ивана Козловского, расположенной в соседнем дачном товариществе «Мастера искусств» в деревне Жевнево.

Съёмки ещё одной знаменитой кинокомедии Гайдая «Бриллиантовая рука» проходили в нескольких советских городах, в том числе, и в Сочи, и в павильоне Мосфильма, в Туапсе. Некоторые сцены снимались и в Истринском районе Московской области — в Павловской слободе.

Совсем недавно в Истринском районе проходили съёмки художественного фильма «Двое в степи».  На повороте в деревню Красновидово Ивановского поселения, недалеко от дороги простирается широкое поле, за которым — лес. Здесь и развернулась съёмочная площадка, где в лучах закатного солнца снимали недостающие крупные планы для нового кинопроекта. «Двое в степи» принадлежит перу известного писателя, поэта и переводчика, лауреата двух Сталинских премий Эммануила Казакевича, автора знаменитой и экранизированной ранее повести «Звезда».

— Мы выбрали для экранизации замечательную книгу — очень правдивую и интересную. Это литературное произведение даёт нам возможность — не снимая масштабных баталий – сделать действительно хорошее кино, в центре которого – взаимоотношения двух людей: осуждённого и его конвоира, — рассказывает режиссёр Сергей Попов.

По сюжету фильма, молодой человек, оказавшись на фронте, совершает поступок, за который его приговаривают к расстрелу. Задача конвоира, который родом из Казахстана, доставить осуждённого в штаб армии на расстрел: идти приходится по болотам и степи, переживать постоянную опасность.

За пейзажами Южного фронта – пролесками, реками, а главное степью, – съемочная группа сначала хотела отправиться в Тульскую область. Но потом планы изменились, и весь съемочный процесс прошёл в Подмосковье. В течение месяца съёмки велись на военном полигоне в Алабино, в Истре и Рузе.

Режиссёр Сергей Попов известен работой над такими сериалами, как «Богиня прайм-тайма» (2005), «Фурцева. Легенда о Екатерине» (2011), «Мент в законе» (2008). К его заслугам относятся и фильмы: «Настоящая любовь» (2012), «Желание» (2009), «Холодное солнце» (2008), «Свой-чужой» (ТВ, 2006).

На территории базы отдыха «Электрон», расположенной на территории истринского водохранилища, был снят известный художественный фильм «Портрет жены художника».

Несмотря на жесткие цензурные установки, политический консерватизм и общую несвободу, в Советском Союзе умели снимать камерное, душевное кино. Сюжеты о человеке и для человека.

Вот такой простой человеческой историей стал фильм «Портрет жены художника», снятый режиссером Александром Панкратовым («Прощай, шпана замоскворецкая!») по мотивам рассказа «Берендеев лес».

Художник Павел Алексеевич (Сергей Шакуров) вместе с женой Ниной (Валентина Теличкина) приезжают отдыхать в небольшой загородный пансионат, с обычным времяпрепровождением отдыхающих.

Павел одержим работой, он нашел свое призвание в гравюре, отдых его тяготит, художнику хочется посвятить себя работе. Нина считает, что ее мужу нужен отдых и усиленно приобщает Павла к нехитрым загородным развлечениям.

В мерную и спокойную супружескую жизнь вклинивается блестящий самоуверенный Борис (Никита Михалков). Он оценивает неброский шарм Нины, ее скромное достоинство и начинает добиваться женщины, что не может нравиться ее мужу.

Два совершенно разных мужчины: сосредоточенный, глубокий Павел и яркий, чувственный Борис. Они даже бреются по-разному. Один механически водит по щекам электробритвой, размышляя о своем, другой – наслаждается процессом, делая из него верх эстетического совершенства.

Что предпочтет Нина – жизнь с глубоким, талантливым, чуждым внешнего лоска, человеком, или прельстится праздником, который никогда не длится долго?

Фильм получил приз МКФ в Карловых Варах-82 в категории дебютов; приз за лучшую работу художника (Виктор Юшин) и приз за лучшее исполнение женской роли (Валентина Теличкина) на кинофестивале молодых кинематографистов киностудии «Мосфильм-82».

На этой же базе отдыха («Электрон») были сняты эпизоды из фильма  «Бригада-2: Наследник» (август-октябрь 2010 года), продолжение нашумевшего телесериала «Бригада». Это фильм о современной России, о том, что у всех на устах: политике, коррупции, цинизме крупного бизнеса и спецслужб. «Бригада. Наследник» о новом поколении, которое, узнав правду о грязном бизнесе родителей, не идет по их стопам, а выбирает другой путь. Для них дороги понятия чести, любви и Родины.  В центре сюжета фильма «Бригада. Наследник» – Иван Белов, сын Саши Белова, и дети главных героев сериала 90-х. История начинается в Нью-Йорке, где молодые герои фильма разрабатывают аферу, целью которой является участие в спекуляциях на фондовом рынке США. Однако по стечению обстоятельств, а также в силу романтического знакомства Ивана Белова с Лерой, дочерью генерала КГБ Введенского, их планам не суждено осуществиться. Иван пускается в авантюру, отправляясь в Россию, чтобы вступить в наследственные права своего погибшего отца, чей бизнес оценивается в миллионы долларов. В Москве Иван попадает в круговерть событий, вступает в схватку с преступным миром и спецслужбами. Он создает новую «бригаду», которой «предстоит решать новые задачи в изменившейся России». Связующим звеном фильма «Бригада. Наследник» с первой частью «Бригады» стал персонаж Ольги Беловой в исполнении Екатерины Гусевой.

В финале «Бригады» она с сыном скрылась от преследования за границей. Фильм «Бригада. Наследник» насыщен трюками, погонями, взрывами, драками… Съемочный период фильма «Бригада. Наследник» – август-октябрь 2010 года. Съемки проходили в России, Черногории и в Нью-Йорке.

На объектах деревянного зодчества музея «Новый Иерусалим» проходили съемки многих художественных фильмов и сериалов. Среди них такие как  «Дело о мёртвых душах», «Адмирал», «Маэстро – вор».

В числе многих на территории Ново-Иерусалимского монастыря проходили съемки художественного фильма под рабочим названием «Исаев» о замечательном советском разведчике Всеволоде Владимирове (Максиме Максимовиче Исаеве), более известном в народе как Макс Отто фон Штирлиц. Картина снималась по рассказу «Нежность» и романам «Бриллианты для диктатуры пролетариата» и «Пароль не нужен» Юлиана Семенова. Режиссёр Сергей Урсуляк взялся за экранизацию романов о легендарном полковнике Исаеве для телеканала «Россия». 16-серийная лента «Исаев», рассказывает о молодых годах легендарного разведчика Штирлица.

В новом сериале роль Исаева — Штирлица играет молодой, но очень популярный актер Даниил Страхов, известный по фильмам «Бедная Настя», «Дети Арбата», «Перегон». Даниил Страхов лауреат Гран-при фестиваля «Чайка» в номинации «Роковой мужчина». В картине также снялись Владимир Машков, Алексей Серебряков, Андрей Смоляков и другие.

Мало кто знает, что «штандартенфюрер СС Штирлиц» был арестован в 1947 году. Был отправлен в тюрьму, из которой вышел после смерти Иосифа Сталина. Бывший шпион какое-то время преподавал историю в одном из московских институтов и носил звание «профессор». Умер великий разведчик в 1978 году. Он похоронен в Москве, но место его захоронения неизвестно.

В Истре прошли съёмки полнометражного художественного фильма «Дорога» (режиссер А. Ягубец). Фильм снимался на территории нашего города и Истринского района. Приятно отметить, что вместе со столичными артистами в фильме снимались актеры Истринского драматического театра: Нина Щеглова, Андрей Соколов, Андрей Вечтомов, Виктор Чулков, Александр Симонов, Игорь Сергеев, Анна Орлова, Павел Анисимов.

«СОБАКЕ БАСКЕРВИЛЕЙ» — 35 ЛЕТ!

Одной из самых известных и захватывающих историй  советской киноэпопеи про приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона — фильму «Собака Баскервилей»  в январе 2016 года исполнилось 35 лет! О съёмках этой легендарной картины этот рассказ.

Главной изюминкой фильма «Собака Баскервилей» стала та самая загадочная псина, наводящая ужас на героев ленты и зрителей. Снять хвостатого артиста оказалось самой сложной задачей.

— В подборе на эту роль нельзя было ошибиться — только появлением настоящего монстра в кадре получилось бы объяснить страх и ужас обитателей Баскервиль-холла, — рассказал Виктор Оковитый, художник комбинированных съемок. — Четвероногих претендентов отсмотрели нескольких. Методом проб и ошибок искали типаж — никто же не знал, как именно должна выглядеть собака в конечном итоге. Перепробовали псов разных пород, предлагали даже ПЕКИНЕСА с выцарапанным кошкой глазом, второй глаз при этом смотрелся очень безумно. Мы отсняли с ним несколько дублей, но результатом остались не удовлетворены. Придумали снимать в роли собаки Баскервилей ТЕЛЕНКА, но быстро отказались и от этой затеи. Потом был вариант с ДОГОМ. Его облепили светоотражающей лентой, которую клеят на дорожные знаки. Наклеили скелет собаки на животное и стали снимать на черном бархате. Посмотрели отснятые куски и расхохотались — получился просто «бегающий скелет».

На роль собаки пробовался телёнок

После просмотра ролика режиссер Масленников сказал, что выход один — делать собаке маску.

— Сначала мы думали покрасить всего пса фосфором, как написано у Конан Дойла. Сказали об этом кинологам, а те схватились за голову, дескать, это же испортит собаке нюх, ни один хозяин не разрешит красить свое животное химией, — вспоминает режиссер.

— Она же немедленно весь этот фосфор с себя слижет…

— А поскольку идея со светоотражающей лентой была моя, то мне и поручили делать намордник псу, — говорит художник Оковитый. — На черный бархат я наклеил лайт-скотч. С этим на голове и бежала собака в кадре. А вместо фосфора мы приготовили специальную вспененную смесь из стирального порошка и светоотражающего покрытия, соскобленного со скотча. Эту смесь я наносил на маску для собаки.

Со съемками мы намучились изрядно. Надев на дога светоотражающую маску, нужно было ее одновременно и снимать, и направлять на нее свет. Сзади камер поставили специальные прожекторы. Приготовились к записи. Но мы не учли одного: собака никогда не побежит на яркий свет. Животные вообще не бегут на огонь — это закон природы. Съемку опять отменили. Этот кадр мы снимали шесть раз!

Из дружелюбного дога сделали жуткую собаку Баскервилей…
Я, и предположить не мог, что с животными так сложно работать на съемочной площадке. Казалось бы, простой эпизод — пуля попадает в собаку. Но ведь псу надо, как артисту, «отыграть» попадание пули, выпущенной из револьвера Лестрейда. Требовалось показать агрессивную реакцию собаки, а она по природе оказалась очень миролюбивой. Масленников предложил: мол, давайте сделаем из оловянной проволоки пульку и в собаку выстрелим, чтоб она встрепенулась. Ассистентка по актерам Наташа Яшпан, интеллигентная женщина, пристыдила режиссера, мол, вы петербуржец, как вы можете причинить собаке боль?!

Масленников, чтобы доказать, что пульки только немного взволнуют животное и не более, предложил стрельнуть ему в ногу. Пиротехник выстрелил и попал Масленникову в… чуть повыше бедра… ну вы понимаете… Мы слышим крик режиссера! Игорь Федорович схватился за мягкое место, громко вопя! В общем, реакция была та еще, и все поняли, что стрелять в собаку нельзя!!! Придумали тогда такой ход: подкладывали под пса фанеру и резко выдергивали ее, чтоб дог споткнулся. Но он оказался хитрющим — почуяв подвох, подбегая к фанере, через нее… перепрыгивал! Нам пришлось отснять более семи дублей, пока измаявшийся дог, устав прыгать, начал-таки спотыкаться.

Кстати, в последней сцене актер Никита Михалков побоялся сниматься рядом с догом, поэтому собаку и Михалкова снимали отдельно, а потом кадры совмещали…

В группе вспоминают, что собаке на съемках досталось по полной, но она мужественно все выдержала и стала любимицей группы. По словам актера Василия Ливанова, собака оказалась удивительной сладкоежкой — торт, привезенный на день рождения Соломина, она слопала вместе с коробкой, не оставив ни крошки.

— Долго колдовали над голосом собаки Баскервилей, — рассказывает звукорежиссер картины Ася Зверева. — Трудно сегодня восстановить «рецептуру». Использовали голоса льва, медведя, собаки, все это растягивали. Работа оказалась настолько сложной, что ее пришлось делать в Москве — в Ленинграде тогда не было хорошей аппаратуры.

Михалков прибыл не один

По признанию режиссера, на роль Никиты Михалкова — сэра Генри — сначала пробовали актера Николая Губенко. Долго уговаривал его, но он в последний момент отказался.

Михалков же в это время заканчивал фильм «Родня», в котором снималась Светлана Крючкова, занятая в картине «Собака Баскервилей». У нее и ее мужа (оператор фильма Юрий Векслер) и родилась идея пригласить Михалкова на роль сэра Генри.
Михалков, к всеобщему удивлению, прибыл на студию «Ленфильма» не один, а со своим другом — сценаристом, художником, актером и режиссером Александром Адабашьяном, причем за 12 дней до начала самих съемок. Все 12 дней друзья расхаживали по «Ленфильму», посмеивались, что-то обсуждали. Съемки начались, а артисты с иронией поглядывали на режиссера. Дошло до того, что Михалков начал командовать на съемочной площадке.

Чтобы «нейтрализовать» эту «гоп-компанию», необходимо было найти Адабашьяну занятие. И тут режиссеру пришла в голову мысль: «Пусть играет Бэрримора!» Эта роль оставалась вакантной. Так Адабашьян стал на площадке подчиненным режиссеру человеком, и ему уже некогда было обсуждать с Михалковым, правильно ли режиссер снимает.

Супругов Бэрримор сыграли Александр Адабашьян и Светлана Крючкова

В итоге меланхоличный Адабашьян в фильме стал своеобразным амортизатором, противовесом темпераментному Михалкову. Их парочка органично вписалась во всю историю. Александр Адабашьян, сыгравший Бэрримора, с чувством раскладывающего овсянку в фильме, признался, что в жизни сам каждое утро ест эту замечательную кашу, а роль в фильме считает звездной. Знаменитая фраза «Овсянка, сэр!» стала его визитной карточкой.

— Никому еще об этом не рассказывал: вышло так, что на пробы в этот фильм я пришел с… громадным фингалом под глазом. Подрался! С кем — не скажу. Но вид у меня был классический… Конечно, в группе подивились, посмотрели на меня со значением, но взяли. Во время съемок я уже не дрался, а был полностью погружен в работу. По сюжету нам необходимо было создать контраст между старой Англией и новой дикой Америкой. Сэр Генри (Никита Михалков) приезжает из Америки и попадает в совершенно другую среду обитания. Чтобы это показать, придумали ему прикид — волчью шубу, на столе мясо и вино и как противопоставление — традиционная английская овсянка. Получилось довольно забавно…

Каша, которую специально для фильма варила ассистентка по реквизиту, была такой вкусной, что по окончании съемок в павильон приносили еще одну кастрюльку для съемочной группы. При этом, в перерывах между съемками, к кастрюльке с кашей приставляли охрану, чтобы ее не съели раньше времени!

Чтобы веселее было играть, мы, актеры, придумывали по ходу разные приемчики. Например, я играл в паре с Соломиным и предложил ему добавить во взаимоотношения наших героев перчика: как бы между Бэрримором и Ватсоном есть такой внутренний конфликт — доктор подозревает дворецкого, а тот в отместку не докладывает ему овсянки. Такого «противостояния» героев не было в сценарии, это полностью наша придумка.


— Говорят, вы, и ваши партнеры сильно выпивали на съемках?

— Пили не во время съемок, а после. В кадре все были трезвыми. Вот когда возвращались со съемок, в поезде загудели так, что пассажиры в ту ночь явно не спали.
— Никита Михалков, Адабашьян, Вася Ливанов, бывало, закладывали, чем выводили из себя режиссера, — признался художник комбинированных съемок Оковитый. — Но в целом съемки шли в очень веселой семейной атмосфере. Оттого и фильм получился.

Режиссеру докладывали, что Михалков за смену якобы «уговаривает» бутылку коньяка и ничего не ест. А во время съемок он был просто неуемен. Однажды загнал лошадь до такой степени, что у той случился обморок: лежала с закрытыми глазами, не дышала… Кто-то решил, что все, не жилец. Но Никита смог привести ее в чувство.

Не жалел себя и исполнитель роли доктора Ватсона Виталий Соломин, работающий в буквальном смысле не смыкая глаз. В Малом драматическом театре в Москве, где он играл, в то время готовился спектакль к очередному партийному съезду. Репетиции проходили ежедневно и при железной явке. В «Собаке» съемки тоже были каждый день. Неделю Соломин провел в поезде, катаясь из Москвы в Ленинград и обратно. Ни разу за неделю нормально не поспал. Подбадривая себя, каждое утро становился перед зеркалом и говорил: «Просыпайся, талантище!!!»

Где снимали

Графство Девоншир, в котором разворачиваются события романа «Собака Баскервилей», в фильме Масленникова заменили эстонские пейзажи. Болото Куйстлемма отлично сыграло роль знаменитых торфяных топей Дартмура. Баскервиль-холл снимали в Таллине, причем натурой служили два здания. В том эпизоде, где доктор Мортимер в исполнении Евгения Стеблова рассказывает легенду рода Баскервилей, фигурирует замок Глена. Именно здесь пленница Хьюго Баскервиля спускалась по плющу из окна башни замка. Баскервиль-холл XIX века играл замок графа А.В. Орлова-Давыдова. Сейчас в нем располагается Музей истории Эстонии.

— Мы просто ехали мимо, где-то там на горушке какой-то домишко стоял, — вспоминает Аркадий Тигай, второй режиссер. — Вдруг Масленников как заорет: «Стоп, стоп! Вот он!» Проехали наверх — стоит английский дом настоящий. Вокруг лужайки. Это было идеальное попадание.

О гонорарах

Заслуженные артисты (Соломин, Ливанов, Михалков, Янковский) получали 50 руб. за смену (около 15 000 руб. в переводе на сегодняшние деньги). Для сравнения: сейчас гонорар у топовых актеров — около 600 000 руб. в день.

Остальные артисты получали 30-40 руб. в день (около 9000 — 12 000 руб. на наши деньги). Массовка — 3 руб. в день (около 900 руб. на наши деньги).

Истории со съемок

Актриса Светлана Крючкова, играющая миссис Бэрримор, во время съемок была беременна. Как она сама утверждала, прочитав сценарий, пришла в ужас:

— Я прочитала свою роль и поняла, что останусь без ребенка. Моя героиня постоянно рыдает! И текст у нее такой страшный — про каторжника, про брата. Нужно было быстро что-то менять. И я пошла парадоксальным путем. Я стала, говоря этот текст, улыбаться. И получилось решение образа. «Значит, убийца Селден — ваш брат?» Я говорю: «Да, сэр!» — и улыбаюсь. И начинаю рассказывать историю, часть которой придумал Адабашьян: «Это был настоящий ангел, он просто попал в дурную компанию…» — это было все дописано и сымпровизировано. А также та история про мальчика Генри, который очень любит овсянку…

Однажды Михалков и Крючкова подкололи Соломина

— Виталий Соломин очень ревностно относился к тому, что кого-то другого снимают крупным планом, а не его, — рассказывала Крючкова. — Снимали сцену в башне, когда Бэрримор подает знак моему брату, и я врываюсь, чтобы его защитить. Шандал со свечами был в руках у Соломина, и он меня все время поворачивал спиной к оператору. Михалков подошел и мне на ушко говорит: «Ты на репетиции не спорь с Соломиным, подчиняйся, а будет съемка, так ты войди и возьми у него из рук этот шандал». Я так и сделала. Соломин растерялся, спросил: «Значит, убийца Селден — ваш брат?» Я повернулась на Соломина, то есть спиной к оператору, а потом вдруг развернулась к Михалкову, который хозяин, ответила: «Да, сэр» —  и сыграла свой монолог на крупном плане.

Стеблова забыли


Евгению Стеблову вечером одного дня надо было успеть на поезд. Все спешили и работали с криками: «Скорее, Стеблов опаздывает!» Отсняв сцену рокового побега кокер-спаниеля Снуппи, группа свернула аппаратуру, погрузилась в машину… и уехала. Лишь озадаченный и перепачканный Стеблов остался на месте — его-то и забыли!

Книги об актёрах фильма в фонде библиотеки:

  1. Гербер, Алла Ефремовна  Василий Ливанов [Текст] / А.Е. Гербер. — М. : Всесоюзн. Бюро пропаганды киноискусства, 1985.-64 с.
  2. Гореславская, Нелли Борисовна  Михалковы и Кончаловские : гнездо элиты [Текст] / Н. Б. Гореславская. — М.: Алгоритм, 208. — 240 с. — (Ироническая политология)
  3. Ливанов, Василий Борисович  Помни о белой вороне. Записки Шерлока Холмса [Текст] / В. Б. Ливанов. — М.: ЭКСМО, 2004. — 320 с.
  4. Михалков, Н. С.  Территория моей любви [Текст] / Н. С. Михалков. – М.: Эксмо, 2015. – 416 с.
  5. Олег Янковский глазами друзей [Текст] / [сост. Е. З. Амирханова, Б. М. Поюровский]. — М.: Время, 2013. — 256 с. : ил. — (Диалог).
  6. Раззаков, Федор Ибатович   Никита Михалков : чужой среди своих [Текст] / Ф. И. Раззаков. — М.: Эксмо, 2005. — 576 с. : ил..
  7. Сиркес, Павел Семёнович  Режиссёры – собеседники: Л. Трауберг, С. Герасимов, С. Бондарчук, Н. Михалков, В. Абдарашитов [Текст] / П. С. Сиркес. – М. : Всесоюз. Творч. – произ. Об-ние «Киноцентр», 1989.-109.с. : ил.
  8. Скороходов, Глеб Анатольевич  Мои королевы : Раневская, Зелёная, Пельтцер [Текст] [16+] / Г. А. Скороходов. — М.: Алгоритм, 2014. — 256 с. : ил. — (Женщина, покорившая мир).
  9. Стеблов, Евгений Юрьевич   Против кого дружите? [Текст] / Стеблов Е. Ю. — М.: Алгоритм, 2010. — 304 с. — (Актерские истории).
  10. Янковский, Олег Иванович  Улыбайтесь, господа! [Текст] / О. И. Янковский. -М.: АСТ, 2010. — 189 с.

Любопытные истории о съемках известных советских фильмов

Эти картины вошли в золотой фонд отечественной киноклассики. Кажется, мы знаем о них все. Но, посмотрев на эти  редкие кадры со съемок, вы еще раз убедитесь: кино – как волшебный горшочек, всегда готовый угостить всех желающих новой порцией любопытных историй.

Супруге Шурика запрещали надевать каблуки

Здесь запечатлен рабочий момент съемок фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Герой Александра Демьяненко – изобретатель Шурик Тимофеев выясняет, что его жена Зина (актриса Наталья Селезнева) вовсе не уехала с подлым режиссером Якиным, а только что пришла с работы. Кинодива-стервочка ему просто приснилась…

— Сцену снимали без повторных дублей, – рассказывала Наталья Селезнева. – Гайдай очень не любил, когда актеры перед съемками начинали прорабатывать образы. «Вы должны приходить подготовленными, ваша Зиночка – у вас уже в душе и голове, зачем тратить время на репетиции?» – повторял мне Леонид Иович. Лишь когда встал вопрос, как будет выглядеть реальная Зиночка, я и Гайдай довольно долго над этим думали. В итоге он доверился моему замыслу: я верная жена, скромная, а не карьеристка в модном костюме. А с каким интересом – человеческим, а не профессиональным – он смотрит на нашу пару! Знаете почему? Жена Гайдая Нина Гребешкова рассказывала, что изобретатель Тимофеев был похож именно на ее знаменитого мужа. Таким режиссер и был – нескладным, наивным, застенчивым и очень порядочным.
К слову, в облике Шурика-ученого кардинально менять ничего не пришлось. В «Операции «Ы» Демьяненко перекрашивали из брюнета в блондина. Гайдай говорил: мол, раз он положительный герой, пусть будет светлым до кончиков волос. А в фильме про Иоанна Грозного у Шурика природный цвет волос, темный. А вот героине Селезневой надели парик – как дань моде тех лет. Парик этот сшили для Любови Орловой, когда она снималась в фильме «Русский сувенир», но он ей не подошел.
И еще любопытный нюанс: Демьяненко был маленького роста, а рост Селезневой модельный – 175 см. Чтобы они выглядели гармонично, Гайдай шел на разные ухищрения: Демьяненко ставили на табуреточку, а Селезневой не разрешали надевать каблуки.

Боялись, что «бесприданница» простудится

На этой фотографии – съемки финальных эпизодов картины «Жестокий романс». Бесприданница Лариса Огудалова (актриса Лариса Гузеева) умирает от выстрела нелюбимого жениха Карандышева.

— Мы снимали в общем-то в жестких погодных условиях. Октябрь, который выдался по-осеннему промозглым, открытая палуба настоящего парохода, – поделился воспоминаниями ассистент режиссера фильма Евгений Цымбал. – Гузеева мерзла, лежа на холодном настиле, и нашей главной задачей было ее не застудить. Ей, конечно, подкладывали под спину какое-то покрывало, но тепло оно давало минимальное. Камеру держит знаменитый оператор Вадим Алисов, фокус поправляет второй оператор Владимир Шмыга, брат певицы Татьяны Шмыги. Натурой выбрали Кострому и специально для фильма пригнали старинный колесный пароход «Спартак», который сыграл «Ласточку». Он пережил две войны и одну революцию, но сохранился в приличном состоянии. Главному режиссеру ленты Эльдару Рязанову так стал дорог «Спартак», что он захотел его сделать музейным экспонатом «Мосфильма». Но идею никто не поддержал, и в начале 90-х годов пароход разрезали на металлолом.

В перерывах между съемками Крамаров искал себе невесту

И снова «Иван Васильевич…» – только обсуждение сцены появления лжецаря перед его слугой дьяком Феофаном, которого сыграл Савелий Крамаров.

— Для Крамарова эта роль стала в чем-то знаковой. Наконец-то он нашел свое амплуа – играть выразительной мимикой, присущей, пожалуй, только ему одному из актерской плеяды тех лет, – рассказал «КП» близкий друг артиста писатель Владлен Стронгин. – Гайдай так и учил Крамарова: «Савелий, ты, главное, «громко» хлопай глазами и лицом «свисти», когда его вытягиваешь. Остальное – дело техники». Крамаров так и делал – вспомните, какими неожиданными звуковыми эффектами сопровождаются его ужимки. Крамарова после выхода фильма стали массово узнавать: Гайдай открыл его звезду на советском кинонебосклоне.

— Но, несмотря на внешнюю разухабистость, Савелий вне съемочной площадки вел себя скромно, – продолжает Стронгин. – И в перерывах между командами «Мотор! Начали!» занимал себя исключительно полезным делом – искал невесту. Общался с ассистентками режиссера, гримершами, даже ходил несколько раз на экскурсии в Ростовский кремль (там снимали «царские палаты»), чтобы познакомиться с хорошенькой посетительницей, но как-то ему все не везло…

Кстати, о том, чтобы снимать столицу периода правления Ивана Грозного в Московском Кремле, не могло быть и речи. Кремль был капитально перестроен во времена Годунова. Поэтому «иоанновскую Москву» снимали в кремле в городе Ростове. Он в отличие от Московского глобальным переделкам не подвергался.

После «Вия» – черная полоса

Панночка Наталья Варлей из фильма «Вий» ждет своей очереди гримироваться. Ей накладывали тусклый грим и подсвечивали глаза, чтобы они светились изнутри сатанинским огнем. По этому кадру видно, что Варлей чувствует себя в ведьминском гробу вполне комфортно. Молодая актриса, не желавшая терять напрасно время, пока на площадке устанавливали свет, лежа в гробу, читала конспекты и учебники. Но потом Варлей призналась, что после «Вия» у нее в жизни наступила черная полоса. И даже не связывая это с лентой, она решила креститься.

— Мы были с театром на гастролях в Херсоне, я пришла в храм, – вспоминает Наталья Владимировна. – Было тайное крещение, потому что я занимала должность секретаря комсомольской организации. И уже позже я поняла, что нечистая сила в храме – большой грех.

Басилашвили стеснялся целоваться с Гурченко

Эльдар Рязанов снимает фильм «Вокзал для двоих». В этой сцене между главными героями – пианистом Платоном Рябининым (Олег Басилашвили) и привокзальной официанткой Верой (Людмила Гурченко) происходит сближение, ранее казавшееся невозможным. Слишком они разные: образование, уклад жизни…

Мы снимали эпизод на Рижском вокзале в Москве. Вокзал маленький, но в его помещениях был музей Министерства путей сообщения, – рассказывает Евгений Цымбал, который, как и в фильме «Жестокий романс», работал ассистентом режиссера. – «Мосфильм» договорился с дирекцией вокзала, что на время съемок экспозицию свернут и там разместят «ресторан». Врезался в память забавный случай. Когда Людмила Марковна прочитала сценарий и появилась на съемочной площадке, она сказала Рязанову: «Элик, мне все понравилось, но зачем в картине так много баб?» Эльдар Александрович рассмеялся: «Люся, а где ты видела ресторан с одной официанткой?»

Если Гурченко уже была знаменитой актрисой, то слава Басилашвили только набирала обороты. И, как признался позже актер, он ужасно ее стеснялся:

— Особенно нелегко мне далась сцена поцелуя с Гурченко. Нужно было целоваться – ужасное слово – взасос, и мне пришлось набраться храбрости, чтобы естественно сыграть нашу интимную сцену.


Тарковский готов был лично мыть ноги Бориске

Съемочная группа «Андрея Рублева» готовится к последнему эпизоду фильма.

— Мы заканчиваем самую мощную новеллу картины – «Колокол», – рассказал «КП» актер Николай Бурляев, снявшийся в роли колокольного литейщика Бориски. – До окончания съемок буквально пара часов, и я, такой уставший и одновременно расслабленный, обмяк на руках Андрея Тарковского. Потому что для меня на «Рублеве» не обошлось без физически мучительных сцен. Например, немало времени пришлось провести в холодной и слякотной топи. По сюжету Бориска понуро идет вдоль обрыва, поддевает камень. Вместе с камнем с обрыва падает и его лапоть. Бориска хочет его достать, но срывается вниз. Прямо в дубле своей шкурой я пересчитал все бугорки, корни, пни. Но пока Тарковский не крикнет «Стоп!», надо барахтаться в грязи и радостно кричать: «Глина! Нашел!» Впрочем, ради Тарковского можно было и пострадать. Однажды после таких дублей актер Анатолий Солоницын насчитал на моем теле около 20 ран. И после особенно трудной съемки Тарковский лично готов был мне мыть ноги и обтирать спиртом…

Книги об актёрах и режиссёрах  в фонде библиотеки:

  • Аросева, Ольга Александровна  Без грима на бис [Текст] / О. А. Аросева. — М.: АСТ, 2008. — 48- с. : ил.. — (Актерская книга).
  • Гордон, Александр Витальевич  Не утоливший жажды : об Андрее Тарковском / А. Гордон. — М.: Вагриус, 2007. — 384 с.
  • Гореславская, Нелли Борисовна   Михалковы и Кончаловские : гнездо элиты [Текст] / Н. Б. Гореславская. — М.: Алгоритм, 208. — 240 с. — (Ироническая политология).
  • Громов Евгений Сергеевич  Комедии и не только комедии: Кинорежиссёр Эльдар Рязанов [Текст] /Е. С. Громов, худож. А.А. Семенов.- М. : Союз кинематографистов СССР. Всесоюзное творческо – производственное объединение «Киноцентр», 1989.- 144 с. : ил.
  • Гурченко, Людмила Марковна  Люся, стоп! [Текст] /Л. М. Гурченко,  худож. И. А. Озеров. — М.: Центрполиграф, 2002. — 415 с. : ил.
  • Касьянова, Людмила Ивановна  Юрий Яковлев / Л. И. Касьянова, ред. : Э.П. Болгарина, М.А. Рюрикова; худож. В.П. Алексеев.- М.: Всесоюзное творческо – производственное объединение «Киноцентр», 1988. – 56 с.: ил.
  • Михалков, Н. С.  Территория моей любви [Текст] / Н. С. Михалков. – М.: Эксмо, 2015. – 416 с.
  • Ностальгия по Тарковскому [Текст] / сост. Я. Ярополков. — М.: Алгоритм, 2007. — 304 с. : ил.. — (Юбилеи).
  • Раззаков, Федор Ибатович  Никита Михалков : чужой среди своих [Текст]  / Ф. И. Раззаков. — М.: Эксмо, 2005. — 576 с. : ил..
  • Рыбак, Лев Аронович  Леонид Куравлёв и его режиссёры [Текст] / Л. А. Рыбак. – М. : Искусство, 1989(1990).- 287 с. :  ил.
  • Рязанов, Э.А. НЕподведенные итоги [Текст]/ Э. А. Рязанов .-3-изд.,доп. — М.: Вагриус, 1997. — 576 с. — (Мой 20 век).
  • Смоктуновский, Иннокентий Михайлович   Быть!:Автобиографическая проза [Текст] / И.М. Смоктуновский. — М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2000. — 416 с.
  • Стронгин , Варлен Львович  Савелий Крамаров : Судьба странника [Текст] / В. Л. Стронгин. — М.: Центрополиграф, 2003. — 364 с. : ил.. — (Кумиры).
  • Тарковский, Андрей Арсеньевич   Ностальгия [Текст] / А. А. Тарковский ; сост. Паола Волкова. — М.: АСТ, 2008. — 494 с. : ил.  (Актерская книга).
  • Фролов, Иван Дмитриевич   В лучах эксцентрики: О кинорежиссёре Л. Гайдае [Текст]  / И. Д. Фролов. —М.: Искусство, 1991. – 192 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *