Писатели-фронтовики юбиляры победного года. М.В. Исаковский

Обзор жизни и творчества М.В. Исаковского к 115-летию со дня рождения писателя и 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

М.В. Исаковский родился 19 января 1900 года в деревне Глотовка Ельнинского уезда. «В деревнях и селах этого района издавна жили люди, наделенные богатыми голосовыми данными, — писал Твардовский в статье, посвященной своему старшему другу. — … Песенное мастерство передавалось из поколения в поколение. Здесь, в одном из глухих и отдаленных углов нашей области, эти поколения сохранили и пронесли через десятилетия слова и мелодии старинных народных песен…». Это высказывание имеет особый смысл в свете событий жизни и творчества Исаковского, о которых пойдёт речь ниже.

Родители Исаковского были бедняками. Из 13 их детей выжило только пятеро и Михаил был предпоследним ребенком. Семья не сводила концы с концами. Хлеба не хватало до нового урожая, часто нечем было кормить семью. Воспоминания Исаковского о безрадостном голодном детстве: «Горькое, горькое детство в краю, где «земля скупа на урожай, да и земли-то этой самой нету», в местности, где экономили даже лучинку и «по вечерам нигде не зажигают огней». К тому же в детстве у Исаковского была обнаружена неизлечимая болезнь глаз.

Большую роль в становлении Михаила сыграл его отец Василий Назарович – предприимчивый и хозяйственный человек. Василий Назарович думал о будущем сына, стремился дать ему образование, раскрыть для него окружающий мир. Благодаря газетам и журналам, которые привозил с почты отец, Миша самоучкой приобщился к грамоте, научился читать и писать. Михаил Исаковский сделался, по его словам, чуть ли не единственным грамотеем на всю округу. Из окрестных деревень приходили к нему крестьяне с просьбой написать для них письма своим родным и близким. Это были первые «литературные произведения» десятилетнего мальчика. Не случайно своеобразный жанр «лирического письма» занял впоследствии большое место в поэзии Исаковского: «Письмо из деревни», «Письмо», «Письмо сельскому Совету», «Первое письмо», «Письмо землякам» и другим произведениям.

Уже в школе у Михаила стала обнаруживаться литературная одаренность. Летом 1912 года он стал писать стихи, и два из и них – «Святой» и «М.В.Ломоносов», были им прочтены по просьбам учителей на выпускном экзамене. Успех был полный. Босоногий, плохо одетый мальчик, которого раньше никто не замечал, стал предметом внимания.

Осенью 1915 года Исаковский поступил в четвертый класс частной гимназии Воронина в Смоленске. Жил он очень бедно. По его собственным словам: «занимал маленькую комнатушку, питался как попало и чем попало». В гимназии Исаковский продолжал свои поэтические опыты. Однако выучиться до конца ему не пришлось: семья терпела большую нужду и надо было браться за работу. Он оставил гимназию, уйдя из шестого класса. На этом его образование прервалось навсегда. Впоследствии он всю жизнь занимался самообразованием, так как не мог продолжать систематическую учебу из-за болезни глаз.

Осенью 1918 года начался длительный период журналистской газетной работы Исаковского, одновременно шло его становление как поэта.

В начале 1919 года Исаковский был послан в Ельню, где работал редактором уездной газеты. Проработал он там два года, причем работал буквально один. Весь материал, от первой до последней строки, приходилось самому переписывать от руки: не было ни машинки, ни машинистки. Он писал статьи и фельетоны, корректировал, участвовал в верстке. Газета печаталась вручную. Усталость на работе повлияла на то, что у Исаковского прогрессировала болезнь глаз.

В 1921 году Исаковский был переведен на работу в смоленскую губернскую газету «Рабочий путь». На различных должностях он работал там в течение десяти лет. В том же 1921 году в Смоленске вышли первые сборники стихов Исаковского: «По ступеням времени», «Взлеты» — агитационная поэма «Четыреста миллионов» и книга лозунгов «Борьба с голодом», «Боевые лозунги дня», созданная по заданию губкома партии. Кроме того, он опубликовал ряд стихотворений в совместном сборнике: «М.Исаковский. На новом пути». Были коллективные сборники: «Тройка», «Паяльник», «Лихолетье», «Мизинец».

В 1921 году Исаковский переехал в Смоленск, работал там редактором отдела областной газеты «Рабочий путь». «Доберусь в Смоленск, — записывал в дневнике в октябре 1927 года Твардовский. — Вот приеду… Редакция «Рабочего пути»… Низкие и темные комнаты ее мне как-то нравятся. Там висит особый «редакторский» запах, запах чернил, бумаги, трескотня печатных машинок. И самое главное, добрые, улыбающиеся сквозь очки глаза Исаковского…»

В 1926-1927 годах, когда на базе литературной группы при смоленской комсомольской газете «Юный товарищ» возникло смоленское отделение Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), Исаковский был избран секретарем правления этой организации. Все чаще в смоленских газетах печатались его стихи.

В 1927 году вышла в Москве книга стихов Исаковского «Провода в соломе». «Михаил Исаковский, — написал М. Горький, — … тот новый человек, который знает, что город и деревня — две силы, которые отдельно одна от другой существовать не могут, и знает, что для них пришла пора слиться в одну необоримую творческую силу...».

В 1930 году был издан сборник стихов «Провинция», в 1931 году — «Мастера земли». Получившего известность поэта перевели в Москву на должность редактора журнала «Колхозник». Сборник «Вдоль да по дороге, вдоль да по Казанке», вышедший в Смоленске в 1934 году, поэт сопроводил специальным пояснением «Эта книга сложилась в результате повседневного участия в работе газеты политотдела Московско-Казанской железной дороги «Железнодорожный пролетарий», на страницах которой и печатались собранные здесь стихи…».

Московская жизнь на первых порах была не легкой и мало чем радовала поэта. Настоящая известность, а с нею относительное материальное благополучие пришли к поэту, когда по всей стране запели его песни «Дан приказ ему — на запад, ей — в другую сторону», «Провожание», «И кто его знает», а также знаменитую «Катюшу».

Годы Отечественной войны Исаковский провел в эвакуации в Чистополе. В этом небольшом городке он написал знаменитые песни «В прифронтовом лесу», «Ой, туманы мои, растуманы», «Огонек», «Где ж вы, где ж вы, очи карие», «Лучше нету того цвету», которые в 1943 году были удостоены Сталинской премии.

«Вообще поэтом-песенником, как меня теперь называют, я сделался случайно, — рассказывал позже поэт студентам Литературного института. — Дело было так. Кажется, в 1935 году я пошел в кино в Москве. Киножурнал был посвящен художественной самодеятельности колхозов. Вышел хор, и я услышал, что поют на знакомые мне слова. Я узнал свое стихотворение «Вдоль деревни». Оказалось, что Хор имени Пятницкого взял это стихотворение из школьной хрестоматии и положил на музыку. Затем песня пришла в деревню, где ее запели. Позже я встретился с руководителем хора. Он меня попросил дать ему еще что-нибудь. Я предложил ему стихотворение, которое стало потом песней, — «Дайте в руки мне гармонь, золотые планки». А вскоре появилась моя песня «И кто его знает». Так началась, если можно так выразиться, моя песенная карьера...».

С берез, неслышен, невесом, слетает желтый лист,

Старинный вальс «Осений сон» играет гармонист…

Вздыхают, жалуясь, басы, и, словно в забытьи,

Сидят и слушают бойцы — товарищи мои…

Песни Исаковского пели все.

«Исаковский писал очень немного — всего лишь несколько песенных стихотворений в год, — вспоминал Евгений Долматовский. — Он не изводил кипы бумаги, не сжигал черновики, не заламывал руки (так любят изображать творческий процесс на экране). Сложная болезнь глаз отягощала часы, проводимые им за письменным столом. Может быть, поэтому он обтачивал каждую строчку и все стихотворение устно, а точнее — в уме, решал сначала стихотворение, как сложную задачу. Известно, что решенную задачу записать совсем нетрудно, важно решить. Вынашивая стихи, Исаковский никогда не заставлял себя и не понукал, не ставил себе сроков и не любил, когда его ограничивали во времени.»

В послевоенные годы Исаковский занялся переводом стихотворений с белорусского, украинского языков. «Жизнь его не была безоблачной, несмотря на большое общественное признание, Сталинские премии и все прочее,» — писал его давний друг А. Македонов. Из-за прогрессирующей болезни глаз писать ему становилось всё труднее. Композитор Новиков привез из ГДР специально изготовленные для Исаковского большие, тяжелые очки, больше напоминавшие бинокль. Пользоваться ими было нелегко (во всех смыслах), но Исаковский только разводил руками: «А что ещё придумаешь, если у меня такие глаза».

«Свои стихи, — писал Исаковский, — особенно те, которые нравятся мне самому (а таких не столь уж много), я условно разделяю на три категории — по способу их написания. Первая категория — это стихи, которые написаны сразу. Ну, не буквально сразу, а в более или менее короткое время. Скажем, захотелось написать стихи на такую-то тему, выразить в них такую-то мысль. Я начинаю писать, и замысел, возникший в голове, как бы сам собой начинает обрастать нужными словами, образами, метафорами, сравнениями и всем, что включает в себя всякое хорошее стихотворение. И хотя в подобных случаях приходится неоднократно переделывать «зазвучавшие» в голове строки, заменять одни слова другими и тому подобное, работа идет все же быстро, поскольку все элементы стихотворения уже есть, надо лишь умело разместить их, поставив каждый из них на свое место. А где это «свое место» — поэт должен чувствовать присущим ему внутренним чутьем… Вторая категория — это когда в моем сознании возник лишь сюжет (или, может быть, вернее — костяк) будущего стихотворения; иногда этот сюжет (костяк) чем-то очень меня привлекает и тогда я почти ощущаю, какими словами следует заполнить «территорию» будущего стихотворения, хотя прямо назвать эти слова еще не могу; я чувствую, какими они должны быть по своему характеру, но конкретно их еще не знаю. Такие слова мне предстоит найти, выбрав самые лучшие из тех, что кажутся подходящими. В этом и заключается писание стихотворения, и писание это может занять относительно долгое время — во всяком случае, не день и не два, а значительно больше… Третья категория — это стихи, «выросшие» из одной или нескольких строк, которые вдруг, как бы ни с того ни с сего, пришли в голову. Это тоже обычно бывают такие строчки, которые чем-то очень нравятся. Их непременно хочется видеть в стихотворении, хотя само стихотворение не только еще не написано, но и не начато, и еще неизвестно, где будут стоять эти внезапно «зазвеневшие» строки — в начале стихотворения, в конце его или в середине. И ощущение бывает такое, что они — эти строки — будут играть в стихотворении значительную роль, а часто ими определяется и весь характер стихотворения его поэтический смысл, его тон, его словарь, его композиция…».

Часть денег от полученной в 1943 году Государственной премии он направил на строительство клуба в родных местах, разорённых войной.

Ограниченный в своей творческой активности давней и тяжелой болезнью глаз и вообще не отличающийся крепким здоровьем, поэт в последние годы редко выступал с новыми стихами, но делу поэзии он продолжал служить с большой пользой и своими статьями, письмами по вопросам поэтического мастерства. Была издана книга, в которой многолетний опыт мастера реализовался в добрых советах и критике молодых поэтов. Он выступал как вдумчивый и взыскательный наставник по праву не только возраста, но и творческого авторитета.

В последние годы Михаил Васильевич занимался депутатской деятельностью — он был депутатом Верховного совета РСФСР четырех созывов. В конце 1950-х и начале 1960-х годов он неоднократно бывал за границей. Дважды был в Италии, много раз в Чехословакии, один раз во Франции. Видел Вену и Варшаву. Много ездил в Латвию, Украину и Белоруссию, вел деловой, активный образ жизни.

Но в 1964 году началось обострение болезни Исаковского, у него случился инфаркт, было тяжелое воспаление легких.

Новый 1970 год Исаковский встретил в санатории имени Герцена под Москвой. В январе Центральное телевидение готовило программу к 70-летию Исаковского. Всё это время Исаковский продолжал писать книгу «На Ельнинской земле», над которой начал работать в 1967 году. Круг его личных интересов был обширным и разнообразным.

Скончался Михаил Исаковский 20 июля 1973 года в Москве и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Память о поэте бережно сохраняется потомками. На улице Исаковского в Смоленске и на Смоленском Доме Книги установлены памятные доски. Мемориальная доска есть и на здании районной газеты «Знамя» в Ельне, где Исаковский был первым редактором.

В 1979 году его именем названа улица в московском районе Строгино. Имя Исаковского носит Институт искусств и улица в Смоленске. Также в честь поэта назван переулок в Донецке (Украина).

В 2000 году в Иркутске широко отмечалось столетие со дня рождения поэта: проводились памятные вечера, был выпущен сборник стихов «Одинокая бродит гармонь… Стихи, ставшие песнями».

В нашей библиотеке вы можете познакомиться с жизнью и творчеством Михаила Васильевича Исаковского, прочитав о нём в следующих изданиях:

1. Исаковский, М. Собрание сочинений [Текст]: в 5-ти томах / М. Исаковский .- М., Художественная литература, 1981-1982

Т.1: Стихотворения. Песни. Поэмы .- 431 с.

Т.2: Стихотворения. Песни. Переводы .- 590 с.

Т.3: На Ельнинской земле. Автобиографические страницы .- 567 с.

Т.4: Статьи о литературе .- 399 с.

Т.5: Письма 1913-1972 .- 334 с.

2. Исаковский, М. На Ельнинской земле. Автобиографические страницы [Текст] / М. Исаковский .- М., Детская литература, 1971 .- 224 с.

3. Исаковский, М. О поэтическом мастерстве [Текст] / М. Исаковский .- М., Советский писатель, 1953 .- 116 с.

4. Исаковский, М. Письма о литературе [Текст] / М. Исаковский .- М., Советский писатель, 1990 .- 240 с.

5. Воспоминания о М. Исаковском [Текст] : сборник / М. Исаковский .- М., Советский писатель, 1986 .- 350 с.

6. Поликанов, М. Михаил Исаковский. Книга для учащихся старших классов [Текст] / М. Поликанов .- М.: Просвещение, 198 .- 159 с.

При подготовке обзора использованы материалы сайтов:

http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=168

https://ru.wikipedia.org/wiki/Исаковский,_Михаил_Васильевич